Опубликовано: 16 Июнь, 2018 в 0:03

Переселение Орбелянов в Грузию — Политическая программа Рустама Орбеляна

Переселение Орбелянов в ГрузиюПервые десятилетия XV века оказались трагическими для сюникцев и их господ— Орбелянов. Армения, в том числе и Сюникское нагорье, стали ареной частых военных столкновений между тюркменскими племенами и тимуридами.

У местных хозяев были отобраны феодальные владения и распределены среди обосновавшихся в Армении вождей военачальников кочевых племен Кара-коюнлу и Ак-коюнлу. Вождь племени Ак-коюнлу Хасан бек, овладев страной, повелел безжалостно грабить и разрушать многочисленные области, держать в страхе покоренный народ, взимая налоги самым жесточайшим образом.

Автор памятной записи XV века сообщает:

По злобной воле падишаха
Хасан-Бека Ак-коюнлу,
Явились сборщики налога,
Не почитающие бога.
Пришли, чтоб с каждой взять души
Сколь можно серебра иль злата,
с тех из нас, что небогаты,
Содрать хоть медные гроши.

Далее очевидец событий, тот же писец, описывает разрушительные походы Хасана бека в Грузию:

…Мучитель наш султан Хасан
Горазд в деяньях беззаконных,
Собрал, повел на Гуржистан
Сто тысяч пеших войск и конных.
Тепхис в руины превратил,
Разрушил все, что было свято,
Изгнал правителя Баграта
И кровь обильную пролил.
И пали каменные стены,
Всех бед не описать,
И никому не сосчитать
Замученных и убиенных.

Значительная часть обездоленных сюникцев и жителей других областей вынуждена была покинуть родные края.

Часть сюникских семей, пользуясь родственными связями своих господ Орбелянов с грузинскими правителями, сочла целесообразным обосноваться в Грузии, попросив покровительства царя Константина51. Об этом сообщает писец Мелкиседек в памятной записи «Шаракноца» (Сборника армянских церковных песнопений), написанной в 1412 г. «в горьком странствии», «в стране грузин, в годы царствования Костандила (Константина), в поселке Афлисцихе, в княжении господина Смбата и сына его Бешкена, которые под воздействием зла были изгнаны из свoих вотчин».

Известно, что после смерти Тимура в 1405 г. вождь племени Кара-коюнлу Кара-Юсуф овладел Арменией, Азербайджаном и другими странами, входившими в состав некогда могучего государства Хулагуидов53. В 1408 г. Кара-Юсуф осадил Тебриз, однако не смог овладеть городом. В результате беспрерывных столкновений воинствующих племен многие города и деревни были превращены в руины, христианские храмы и учебные центры закавказских народов подверглись разрушению и уничтожению. В 1416 г. вновь пришла «смерть безвременная», поскольку «незаконный тиран, названный Кара-Юсуфом, злобно напал на Ахалциху, повелел убить мужчин и женщин, а детей угнал в плен»54. Ахалциха переходила из рук в руки. По сведению Товма Мецопеци, войска Тимура из Ахалцихи взяли в плен более 600 человек.

Кара-Юсуфе и его нашествиях сохранились достоверные сведения в памятных записях рукописей. В Хизанской рукописи говорится:

Злобное имя их56 главаря—
Туркестанского грозного хана—
Черным написано—Кара-Юсуф,
Что чернит нас и наш народ….

Несмотря на тяжелое положение широчайших народных масс, некоторые писцы с похвалой отзываются об этом восточном деспоте, назвав его «благодетелем, покровителем армянской нации». «Хотя Кара-Юсуф и иноплеменный,—с боязнью сообщает очевидец,—однако благожелателен в отношении христиан, священников и церкви». Аналогичная характеристика дана и Кара-Искандару—сыну Кара-Юсуфа.

Источники сообщают, что после неудачной битвы против Шахруха в 1420 г. скоропостижно скончался Кара-Юсуф и вождем стал его сын Кара-Искандар (1421 — 1437). Желая отомстить за своего отца, в 1421 г. Кара-Искандар дал битву, однако и на сей раз судьба не улыбнулась кара-коюнидам60. Затем, в течение последующих 10 лет (1427— 1437), Искандар сражался то с Шахрухом, то с племенами ак-коюнлу.

В битвах Кара-Искандар обычно опирался на мощь своих кочевых племен и содействие ряда армянских князей (так, например, в Салмастской битве в его армии сражались многие армяне). Стремясь завоевать симпатии коренного населения, Кара-Искандар провозгласил себя «Шах-е-Арман» (царем Армении), отчего некоторые писцы, наивно этимологизируя название «туркман» с понятием «Торгомян», приписывали ему армянское происхождение.

Естественно, патриотически настроенные деятели опровергали эту ложную версию, предупреждая народ, что «злой тиран» «из проклятой нации лучников», «амирза Скандар—владыка Тебриза—турок по национальности» и нельзя верить его обещаниям. Товма Мецопеци, хотя по понятным причинам иногда и называет Кара-Искандара «христолюбивым, милосердным к армянскому народу» человеком, однако он предупреждает людей, что этот восточный правитель в сущности является «безжалостным драконом и кровожадным зверем»64. С ненавистью упоминают Кара-Искандара и другие писцы, в особенности те, кто жил и творил в южной Армении.

годы правления Кара-Искандара в сравнительно лучшем состоянии находилась Буртеляновская ветвь фамилии Орбелянов. Это подтверждается сведением Мовсеса Ангехакотци, завершившим свою работу «в славной деревне Ангехакут, при ханстве Скандара и правлении Бешкена…». В 1429 г. правитель Цхука Бешкен Орбелян лично участвовал в одном судебном процессе, организованном по случаю кражи священной книги. Ниже следует отрывок из протокола этого судебного разбирательства: «Я, Бешкен, сын великого князя Смбата… увидел евангелие, купленное Авагом Танциканц. Священник Сюникского монастыря Тума говорил, что Аваг ограбил и покаялся… Я, Бешкен, сын господина Смбата, отдал (евангелие) в память о наших предках и на долгую жизнь…
Сюникскому монастырю».

Совершенно прав А. Д. Папазян, на основании имеющихся фактов считающий, что в составе войск Кара-Искандара, наряду с другими князьями, воевали также Орбеляны. Крупным военачальником Кара-Искандара был сын Бешкена Орбеляна— Рустам, получивший от тюркменского вождя за свою службу многочисленные владения, часть которых он поспешил продать, точнее пожертвовать Эчмиадзинскому престолу и Татевскому монастырю в лице настоятеля Шмавона. Такая спешка обусловилась тем, что полководец Рустам предугадывал предстоящие, перемены после неудачных походов Кара-Искандара. Понимая это, сюникский князь вынужден был уйти с политической арены еще до поражения ослабевшего владыки и заранее специальными купчими оформил продажу своих владений духовным вождям Армении.

Товма Мецопеци сообщает, что отец Рустама—Бешкен Орбелян, избегая преследований Шахруха, во главе многочисленных сюникцев отправился в Грузию, попросив убежище у зятя своего—грузинского царя Александра Великого (1412—1443). Ему было предоставлено Лори, где временно и обосновались в Санаинском монастыре члены Татевской конгрегации.

Войска Шахруха, преследуя переселенцев, окружив их в долине Агстева, безжалостно расправились с ними: «…Караванами отправились мы в Грузию,—рассказывает очевидец инок Саргис,—дошли до Агстева, встретили множество конников-джагатийцев, которые ограбили нас и всех христиан…».

Массовое переселение сюникцев в Грузию подробно описывается настоятелем Татевского монастыря Шмавоном. В памятной записи «Шаракноца», изложенной им в 1437 г. в Санаине, читаем: «…У гробницы смелого ритора вардапета Григора—сына Абаса, в году армянского летосчисления 886 (1437) и в царствование грузинского царя Александра Благочестивого и в княжении князя князей господина Бешкена—отпрыска Орбелянов, и сына его господина Рустама, который и мой духовный сын.

Дабы Господь Бог сохранил до глубокой старости». ABтор записи с горечью рассказывает о небывалых трудностях в дни переселения из родных краев, описывает тяжелое экономическое положение страны вследствие беспрерывных кровавых столкновений между Шахрухом и Кара-Искандаром. Большая часть битв происходила на территории Армении и народ испытал все ужасы войны.

«…Бедствие, плач, вопли, разновидную скорбь и горечь времени, кто же это может описать…»,—пишет Шмавон. Он знакомит читателя с некоторыми подробностями бегства членов Татевского монастыря: «Ввиду разрушения (чужеземцами) храма Святых Апостолов и превращения его в развалины (руины), поскольку все дома были сожжены и все накопленное ограблено, наша братия оставила и рассеялась в стране грузинской вместе с божественным нашим князем, достойным благословения господином господ Бешкеном, с азатами и народом.

Вот по какой причине обосновалисв мы в святой конгрегации Санаина». Нужда принудила предводителя «нашей измученной нации господина господ и князя князей, прекрасного и совершенного… Бешкена» найти выход из создавшегося положения. Рискуя своей жизнью, он представился Шахруху «с просьбой освободить всех пленных», угнанных его войсками.

Эту интересную запись вардапет Шмавон сделал «при предводительстве архиепископа владыки Закарии, в период царствования в Грузии Александра и княжения здесь в губернии Лори славного и боголюбивого князя князей господина Бешкена из рода Орбелянов, внука великого господина Буртела, в году Гайказианского (армянского) летосчисления 887 (1438)»76. Из другого источника выясняется, что в Грузию переселилось до 6000 семей.

Здесь же упоминаются некоторые подробности отравления Бешкена Орбеляна. Очевидец пишет: «Взяв всех жителей Сюникского края и сопредельных Сюнику областей, более чем 6000 христианских семей (домов), освободив от Шахруха, доставил их в Грузию. А царь (Александр I)… удостоив его почестей, отдал ему замок Лори». Вскоре у Бешкена собралось множество людей, которых он кормил и одевал.

«А безжалостный (царь),—продолжает летописец,—боясь его… напрасным подозрением, что армяне соберутся у него и будет разрушение грузинскому краю», решил тайком отравить с помощью «Амадина—из нашей нации, обещав ему высокие почести. Амадин же во время обеда дал Бешкену смертоносный яд». Когда Бешкен начал просить помощи «никто не помог, и отдал свою душу в руки ангелов». Тело Бешкена было отправлено в Татевскую лавру, где и похоронено рядом с отцом Смбатом и братом— епископом Степаносом.

Источники свидетельствуют, что у Бешкена Орбеляна было два брата—Степанос, ставший епископом Татева, и Шах80, стремившийся взять в свои руки владения своих предков, но так ничего и не добившийся. Упоминается также один из отпрысков Орбелянов, которому было 11 лет.

Со смертью Бешкена в 1438 г. фактически прекратило свое существование княжество Орбелянов81. В первоисточниках сохранились ценные сведения о сыне князя Бешкена Рустаме Орбеляне, крупном политическом деятеле первой половины XV века.

* * *

1431 г. вождь племени кара-коюнлу Искандар убил своего брата Абу-Саида— ставленника Шахруха и овладел Тебризом. За преданную службу при захвате власти он выдвинул Рустама Орбеляна на высокую должность придворного советника. Как высокопоставленное лицо Рустам получил от Искандара обширные «союргалы» в родном Сюнике, а также в областях Арагацотн, Ниг и Котайк Айраратской области, что нашло подробное отражение в купчей, составленной 21 декабря 1431 года рукой кази (судьи) Заманеддина по поводу продажи эмиром Рустамом ряда деревень Григору Маквеци— настоятелю Эчмиадзинского монастыря.

Переводы указанной купчей были- изданы в Эчмиадзине и спустя 66 лет—в Ереване83.
Главный недостаток этих переводов заключается в неверной дешифровке имени Бешкен.

В одном случае оно представлено как Амир Мишкин, а в «Джамбре» патриарха Симеона Ереванци—Амир Шикан. Все эти разночтения умело исправлены А. Д. Папазяном при исследовании им персидских оригиналов, хранящихся в Матенадаране им. Месропа Маштоца. Как выяснил А. Д. Папазян, подобные погрешности допущены прежними издателями в результате неправильных дешифровок персидского текста. Как в журнале «Арарат», так и в «Джамбре» Рустам назван как «некий муж тачик». «Что упомянутый в этой купчей Рустам и есть тот же самый Рустам Орбелян—сын Бешкена,—пишет А. Д. Папазян,— явствует упоминание имени отца Бешкена—Смбата Орбеляна»87. В купчей 1431 года князь Рустам представлен громогласной титулатурой, эпитетами восточных красноречий:

«высокородным амиром и господином», «достохвальным», «именитым», «удостоенный высокой должности высокопочтенным везиром», «советником величайших султанов», «благонадежным», «доблестным амиром власти и религии» и т. д. За купленные семь деревень (Вагаршапат, Аштарак, Бадриндж, Норагавит, Агунатун, Тегенис-Кираджлу, Мугни) Григор Маквеци выплатил Рустаму Орбеляну 540 000 динаров. А. Д. Папазян справедливо полагает, что эта купля-продажа фактически имела фиктивный характер.

Указанные деревни по существу были пожертвованы Эчмиадзинскому кафедральному собору с правом на собственность. Почему же Рустам Орбелян не сразу преподнес их Эчмиадзинскому монастырю? Суть вопроса заключается в том,—полагает А. Д. Папазян,—что по законам шариата он мог обращаться с деревнями по своему усмотрению лишь в том случае, если бы они юридически были его наследственной собственностью или куплены у другого собственника, т. е. принадлежали к категории «гандзагин» («ксакагин») или «айреник» (вотчина).

Следовательно, они относились к так называемым «союргальским» владениям. Целью указанных пожертвований Рустама, как замечает А. Д. Папазян, были не столько религиозные соображения, сколько стремление обеспечить духовный центр Армении стабильными доходами. Кроме того, он мог лишиться их с такой же легкостью, с какой они были приобретены.

Пользуясь покровительством Кара-Искандара, Рустам Орбелян, вероятно, стремился основать в Айрарате и Сюнике армянское княжество во главе с Орбелянами. Как известно, в 1435 г., овладев Тебризом, Шахрух назначил правителем государства Кара-коюнлу Джаханшаха—младшего брата Кара-Искандара. Будучи советником и везиром Кара-Искандара, Рустам не поехал вместе с отцом в Лори. Он появился  там через два года, в 1437 г., когда во время битвы под Софьяном тюркменские воины, изменив Кара-Искандару, перешли на сторону его брата Джаханшаха. Кара-Искандар спасся бегством и, укрепившись в крепости Ернджак, был убит там рукой своего сына Шахкубада.

Армении стрела Шахруха была нацелена не на Бешкена, а на сына его—эмира Рустама Орбеляна. Это подтверждается тем сведением, что князь Бешкен лично представился Шахруху и освободил многих армянских пленников. Подчеркнем, что ярым врагом Шахруха был именно сын армянского князя—соратник Кара-Искандара везир Рустам Орбелян. В этом заключается главная причина того, что Рустам Орбелян, лишенный всех почестей и должностей, избегая преследований Шахруха и Джаханшаха, отошел от всяких государственных дел и обосновался в Лори90, с надеждой на перемены в политической жизни страны.

А. Д. Папазян полагает, что Рустам Орбелян служил у Кара-Искандара с 1429—1430-го по 1436—1437 гг., т. е. до его поражения и смерти. Эмир Рустам вновь появился в Сюнике в 1450 г. На сей раз 50 октября того же года он передает настоятелю Татевского монастыря вардапету Шмавону Ангехакотци несколько деревень. Но в купчей он уже не представлен былыми громогласными титулами.

Исследователь критического текста купчей А. Д. Папазян замечает следующее интересное обстоятельство: Татевскому монастырю князь продает ряд деревень не полностью, а частично, как, например, деревни Ташу и Аганц, проданные лишь тремя дангами. «Исходя из того факта,—пишет А. Д. Папазян,—можно предположить, что ему принадлежала только часть … деревни или же он захотел столько продать … это свидетельствует о его не очень-то больших поместных состояниях»94.Что же касается деревень Свари (Сваранц) и Тандзатап, то они были «проданы» полностью, т. е. шестью дангами.

Настоятель Татевского монастыря вардапет Шмавон Ангехакотци за купленные деревни выделил князю Рустаму следующую сумму в динарах:

Свари (Сваранц) 8000
Ташу 3000
Ага (Аганц) 5000
Тандзатап 3000
Коцмакот96 2000
Сад в Уруте 4000
Итого 25 000 динаров

В купчей поименно указываются границы вакуфных земель и их бывшие владельцы. Будучи достоверным историческим документом социально-экономического характера, купчая 1450 года привлекает внимание и в историко-географическом аспекте; на основании упомянутых в ней сведений можно без особых усилий составить схематическую карту монастырских владений Татевской лавры в XV веке. Например, мы узнаем, что вокруг деревни Сваранц находились земельные участки, названные Карут (Каменистая), Еркар (Длинная), усадьбы Куканенц и Осепа, а также Хасумарг, Шакарамарг и др. Границы деревни Аганц97 были: Тандзут, Шив, Каладжук, Мост сатаны, сад Хадр-Мелика, угодья Костана и Хаденека, Севавер98, Чарекдар, Шлорахох и др. У татевского монастыря находился и исторический Коцмакот, который окружали Кирхач, Мурахор, Курданшахский мост99, Алурнадзор. Вблизи деревни Урут (ныне Воротн) упоминается Джермадзор (дословно: теплое ущелье), где и по сей день находятся минеральные источники целебных вод.

Сравнительное изучение приведенных документов дает основание заключить, что в XV веке в результате нестабильной обстановки в стране Орбеляны-Буртеляны постепенно сдали свои политические позиции ведущих феодалов и с целью сохранения оставшейся части земельных владений щедро их пожертвовали духовному центру Сюника— Татевскому монастырю, надеясь на лучшие времена. Однако история шла по иному пути, где Орбелянам не было места для действия.

* * *

Взяв власть в свои руки, Джаханшах (1437—1467) в 1440 г. отправился в поход на Грузию. Его 20000-я армия разгромила и сожгла Тифлис и другие города Грузии. Шахским войскам оказали сопротивление жители города Самшвилде, отражавшие в течение сорока дней натиск врага. Защитники осажденной крепости вынуждены были прекратить сопротивление лишь после того, как иссяк весь запас воды и пищи. Овладев крепостью, орды Джаханшаха начали безжалостную резню.

По сведениям очевидцев, в Грузии было перерезано более 10 000 человек. Оставшихся же в живых заставляли принять мусульманство. По другим сообщениям, Джаханшах «истребил более трех тысяч взял в плен более девяти тысяч… причинив тем самым большую скорбь христианам… поскольку многие отреклись от христианства». Далее говорится: «И повелел злой тиран угнать в плен всех женщин и детей, численностью 10 000 душ, рассеяв их по всему Тачкастану—в Мысыр и Хорасан». памятной записи «Четьи-миней» писец Ованнес представляет трагические события Самшвилде как житие мучеников.

При нашествии Джаханшаха пострадала также крепость Лори, где после переселения Бешкена Орбеляна скопилось множество армян104. Писец Карапет представляет трагическую картину резни жителей города Ахалциха, взятого войсками Джаханшаха в 1445 г. годы правления Джаханшаха значительно пострадала и область Сюник, где, за исключением гавара Цхук, фактически не оставалось знатных армянских князей. Более всего пострадал Гехаркуник, Автор изложенной в селе Кацик-Кац (по М. Смбатянцу и Е. Лалаяну—бывший Астхадзор) памятной записи жалуется, что народ живет в «горькое время», под игом и насилием беззаконных, дважды в год собирающих налоги с населения.

Джаханшах недоброжелательно относился к деяниям армянских светских феодалов, хотя целью привлечения на свою сторону духовенства согласился содействовать перенесению католикосского престола в Эчмиадзин. Он распорядился также освободить от государственных налогов мал (земельная рента), авар из (налоговое обязательство в отношении государства) и других повинностей Татевский и Вагадинский монастыри Сюника, сыгравших значительную роль по сравнению с другими религиозными очагами указанного времени.

Отрывок из книги: «Очерки истории Сюника»

Читать также: Восстание князей Орбели и его последствияСюник XII век — Вторжение турок-сельджуковОбоснование Орбелянов в СюникеСюник — Период монгольского господстваВосстановление Сюника при Прощянах и ОрбелянахСоциально экономическое положение СюникаУчебные очаги Сюника — Гладзорский УниверситетУчебные очаги Сюника — Татевский УниверситетГермонская примонастырская школаСпитакавор Аствацацин — Учебные очаги СюникаНораванкСтепанос Орбелян крупнейший деятель средневековой АрменииОванес Орбел (1303—1324)Степанос Тарсаич (1324—1331)Учебно-просветительные очаги СюникаБорьба сюникцев против униторовСюник — Период нашествия тюркских племен


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Один комментарий

  1. Известно, что после смерти Тимура в 1405 г. вождь племени Кара-коюнлу Кара-Юсуф овладел Арменией, Азербайджаном и другими странами, входившими в состав некогда могучего государства Хулагуидов53. =Где взяли такие сведения об Азербайджане?Стыдно должно быть такую муру толкать.

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.