Опубликовано: 21 Май, 2018 в 17:52

Восстание князей Орбели и его последствия

Очерки истории Сюника - IX-XV ввПосле падения царства Багратидов (в 1045 г.) политическая обстановка в Армении еще больше усложнилась. Раздробленная на мелкие политические единицы страна не в состоянии была организовать самооборону против надвигающихся из среднеазиатских степей кочевых племен-сельджуков-турок Армия султана Тугрил-бека под командованием военачальника Ибрагима Яннала, разрушая все на своем пути, приближалась к воротам столицы Ани.

Создавшееся критическое положение должно было стать стимулом воссоединения последних усилий против вторжения восточных завоевателей. Византийская дипломатия, ставшая главной причиной падения царства Багратидов, была не в силах посредством переговоров приостановить натиск поклонников ислама: Армения и Грузия находились па грани гибели.

Необходимо было немедленно организовать объединенное войско закавказских народов против грозного врага. Византийские полководцы Агарон Булгар и Катакалон Кекавмен обратились за помощью князьям Григору Магистру (Магистросу) и Липариту, обещая им щедрые вознаграждения. По сообщению Степаноса Орбеляна, командующим союзными войсками был избран грузинский князь Липарит, прибывший со своим войском в составе 700 азатов и 16 тысячами воинов.

Битва двух армий состоялась 18 сентября 1048 г. в Карсской долине, у Басенской крепости Канутру. В момент жаркого боя в рядах объединенных армий начались паника и раскол. Как свидетельствует Аристакэс Ластивертци, еще до битвы в командовании союзников начались разногласия, ибо каждый из военачальников действовал по своему усмотрению.

Первыми покинули поле сражения воины правителя Ани Агарона Булгара, деморализовались силы защитников. Князь Липарит был взят в плен, что и решило исход битвы —объединенное войско обратилось в бегство. Спарапета Липарита, пишет Аристакэс Ластивертии, доставили к халифу, который отпустил его позднее с щедрыми наградами.

Подобного же содержания и сообщение Вардана Вардапета; первоисточником, вероятно, послужило «Повествование вардапета Аристакэса Ластивертци». Иначе излагает об упомянутых событиях Степанос Орбелян, по трактовке которого Липарит на поле боя был убит заговорщиками. Тело князя Липарита, сообщает он, увезли в Карс, а потом перевезли в Грузию и похоронили в родовой усыпальнице монастыря Бетания.

Венецианские издатели «Истории Вардана вардапета», пользуясь неизвестным нам источником, отмечают, что спарапет Липарит происходил «из рода Урпелянов». Такого же мнения придерживается Я. Манандян, по словам которого «сородичем фамилии Орбелянов был спарапет грузинского войска известный Липарит, участвовавший в великой Басенской битве». С. Т. Еремян оспаривает эту версию, утверждая, что этот Липарит «не имеет никакой этнической связи с Орбелами».

Аристакэс Ластивертци сообщает подробные сведения о сыне Липарита—Иванэ, который, овладев областью Аштенк (Аштеанк), организовал военные походы против сельджукских эмиратов. Мужество и талант полководца вскоре принесли ему заслуженную славу и приблизили его царю Давиду Строителю—сыну Георгия II. Армии под командованием Иванэ в 1121 — 1123 гг. один за другим освободили Тпхис, Гаг, Терунакан, Лори и столицу Армении— Ани. За преданную службу царь Давид предоставил князю Иванэ Орбели крепость Лорэ со многими поселениями, в том числе—Самшвилде и Агарак.

Род Орбели своим военно-политическим положением стал все более возвышаться и несметными богатствами конкурировать с царским доменом, что вызвало зависть других дидебулов и азнауров. По всей вероятности, князья Орбели продолжали носить и титул венцевозлагателя, о чем свидетельствует Степанос Орбелян.

Межфеодальные отношения в Грузии обострились во второй половине XII столетия. После смерти Деметре I (1125—.1156) царем был провозглашен сын его Давид (Давид V), которого Степанос Орбелян характеризует «мужем могучим и мудрым». Однако ему не суждено было долго править страной. Прикованный к постели, он завещал объявить царем Грузии своего сына младенца Демна (Деметре), а до его совершеннолетия страной должен был править брат Георгий. Опекуном царевича и регентом государства был назначен Иванэ Орбели, занимавший в это время высокую должность амирспасалара.

Таким образом, главой государства стал брат умершего царя Георгий III Багратуниани (1156—1184), который отличался твердым характером, смелостью и полководческим дарованием. Новому царю удалось в короткий срок обуздать непокорных феодалов, упорядочить взаимоотношения духовенства и дворянства, создать предпосылки для усиления своего государства. При активном содействии амирспасалара Иванэ Орбели и князя Саргиса Закаряна Георгий готовился к походам против окружающих сельджукских эмиратов.

После смерти атабека Атропатены Елткуза между его сыновьями разразилась ожесточенная борьба за власть. Пользуясь благоприятной обстановкой, армяно-грузинские войска в 1174 г. осадили и без больших потерь заняли город Ани. В освобождении столицы Армении особенно заинтересован был амирспасалар Иванэ, который стремился стать патроном города. Степанос Орбелян по этому поводу пишет: «В 623 (1174) году Георгий вновь занял Ани и пожаловал ею Иванэ». Однако, как свидетельствуют первоисточники, Иванэ правил Ани вместе с Саргисом Закаряном Долгоруким.

Грузинский автор XIII столетия Аноним в работе «История и восхваление венценосцев» отмечает, что после взятия Ани у Шедадянов «Георгий оставил там Ивана Орбели, протомандатора и военного министра, дав ему в помощники Саргиса Мхаргрдзели и великих азнауров разных областей…».

Представители фамилии Орбели свое стремление овладеть Ани мотивировали также и наследственными правами. «Будучи со стороны матери Багратидами,—замечает академик Я. А. Манандян,—Орбелы, естественно, могли считать своей собственностью не только Лори и Дзорагет, но и город Ани и Ширак».

В одной из памятных записей, изложенной в Ахбате в 1172— 3173 гг., Ани назван «собственным городом Иванэ и Русудан». По-видимому, Саргис Закарян Долгорукий (ум. в 1187 г., похоронен в Санаинском монастыре) в указанное время был помощником амирспасалара Иванэ Орбели. В действительности же, после освобождения Ани, Георгий III назначил патроном города одного из видных государственных деятелей своего времени—князя Садуна Арцруни, которому, ввиду сложившихся обстоятельств, не пришлось долго управлять столицей Армении. Следовательно, Иванэ Орбели стал патроном Ани не сразу после освобождения города, а вслед за Садуном Арцруни, вместе с Саргисом Закаряном.

Георгий был в восторге от блестящей победы своего полководца, однако его терзала мысль о провозглашении царем Грузии племянника Демна. Естественно, трудно было смириться с тем, что настала пора отречения от престола. Хотя Демна считался законным преемником грузинского трона, однако он никогда не испытывал радость побед и горечь поражения.

Царь Георгий находился в затруднительном положении. Ему предстояло либо передать трон ставшему совершеннолетним царевичу Демна, либо, пренебрегая веками сложившимися традициями и священными законами, оставить престол за собой. Георгий предчувствовал, что в пользу царевича готовится тайный заговор князей, который вскоре мог перейти в открытое восстание. Большая часть консервативно настроенных вельмож,

том числе и царевич Демна, предлагали разрешить вопрос престола внезапным арестом Георгия, без кровопролития. Такого мнения был и амирспасалар Иванэ—опекун царевича, его брат князь Липарит и другие, которые, хотя и высоко ценили прославленного Георгия, однако не могли стать клятвопреступниками в отношении завещания царя Давида.

Так повествует Степанос Орбелян.

Другого мнения придерживается ряд историков, в том числе Давид Кобайреци и Вардан Вардапет. По сообщению последнего, совместно с князьями Орбели против венценосца Грузии действовал и Георгий, следовательно, на них ложится вина за убийство царя Давида. 1177 г. вспыхнуло восстание во главе с амирспасаларом Иванэ Орбели. Об этом сообщает очевидец событий, представитель Ахбатской школы книжников Давид Кобайреци (XII в.).

В написанной им памятной записи говорится, что «злодеяния» князей Орбели против грузинского царя свершились в 627 году «армянского хроникона» (т. е. в 1178 г.). Восстание началось в результате политических брожений в Грузии и «раздвоения царства». Оно было заранее обстоятельно подготовлено. С целью претворения в жизнь своего давнишнего «злоумышления», князья Урбелы (Орбели)—спасалар Иванэ и брат его Липарит привлекли на свою сторону племянника Георгия—царевича Деметре (Демна), привели его в замок Агарак и объявили царем Грузии.

Союзниками Орбели, по сведению Давида Кобайреци, стали шакинские, херетские и кахетские князья. Восставшие намеревались выслать Георгия за пределы Грузии, в противном же случае арестовать и наказать «клятвопреступного венценосца». Однако успех сопутствовал Георгию, поскольку государственная казна находилась в его распоряжении, а сторонникам своим он обещал щедрые вознаграждения. «Спарапет Иванэ с сыновьями и супругой, всеми сородичами укрепился» «в неприступном Лорэ», брат же Липарит с иными союзниками и царевичем отправился в крепость Каян, но защитники ее перешли на сторону царя».

По сообщению Давида Кобайреци, князья Орбели потребовали у царя добрую «половину царства» для царевича Демна. Георгий, как и ожидалось, отказался от такого предложения. Наоборот, он целеустремленно готовился к подавлению восстания. В течение 2,5 месяцев он в осаде держал замок Агарак и повелел «машинами» разрушить крепостные сооружения, перекрыл пути к питьевой воде и вынудил защитников крепости сдаться. Далее царь осадил крепость Лорэ.

Через своих посланников он потребовал выдать своего племянника—Демна. Давид Кобайреци отмечает, что до прихода Георгия в Лорэ, амирспасалар Иванэ отправил своего брата Липарита «с тремя его сыновьями и младшим своим сыном» к персидскому (т. е. сельджукскому) военачальнику Хзилу за военной помощью.

Давида Кобайреци есть интересное сведение о том, что во время восстания многие сородичи Орбели перешли на сторону царя. Степанос Орбелян не согласен с такой версией, поскольку Георгий приказал истребить, без исключения, весь род Орбели.

Сопоставляя данные двух знаменитых авторов—Давида Кобайреци и Степаноса Орбеляна—следует заключить, что оба писателя исторические события описывали с разных позиций: Давид Кобайреци оправдывал деяния Георгия III. а Степанос Орбелян— своих сородичей.

В деталях их описания совпадают (тайное бегство Демна и т. д.).

Детальную картину восстания 1177—1178 гг. описывает Степанос Орбелян в 65-й главе своей книги «История области Сисакан». Узнав о намерениях восставших князей, Георгий, находившийся в это время в Сатахе, со своими приближенными немедленно возвратился в Тифлис. Он был осведомлен, что в распоряжении амирспасалара Иванэ в боевой готовности находится 30-тысячная армия.

Положение царя было критическим, и он искал выхода из сложившейся ситуации. Обещая щедрые вознаграждения одному из военачальников кипчахов—Хупасару, Георгий просил его о военной помощи. Вскоре под царскими знаменами собралось 5000 воинов, однако, венценосец Грузии счел разумным не давать бой в открытую, а через верных ему людей деморализовать и раздробить силы противника, изолировать и уничтожить амирспасалара Иванэ.

Царь добился своей цели. Первым ряды восставших покинул князь Саргис Закарян, хотя Степанос Орбелян об этом не говорит. Его примеру последовали Камрагел, известные вельможи Григор Апиратян, владетель крепости Махканаберд князь Курд Арцруни, Хасан Каенеци и другие, занимавшие высокие должности в государственном управлении. События развивались в пользу Георгия, который не только помиловал ушедших от Иванэ князей, но и обещал разделить между ними обширные владения фамилии Орбели.

Над амирспасаларом и его сторонниками нависла смертельная опасность. Учитывая это, Иванэ срочно отправил своего брата Липарита за военной помощью к гандзакскому эмиру, сам же, поместив фамильные сокровища в крепости Самшвилде, укрепился в Лори вместе с союзниками39. Войска Георгия взяли Самшвилде и осадили крепость Лори. По поводу указанных событии в грузинских источниках читаем:

«Царь (Георгий) без замедления обложил Лори. Оттуда бежали Зристав Картлийский Липарит—сын Смбата, шталмейстер Кавтар—сын Иванэ, в свое время получившие эти должности от Георгия, а также Анания Двинели (Двинеци.—Г. Г.) одни к сыновьям Шах-Армена, другие—Елдигуза». Грузинский автор XIV века Аноним подтверждает, что «вследствие начатого царем (Георгием) преследования (истребления) Орбелов, в Нахичеван (Нахчаван) сбежал так называемый Липарит». Вардан Вардапет ошибочно полагает, что «в сторону Персии с двумя сыновьями» отправился сам Иванэ. В действительности же за военной помощью к сыну атабека Елткуза—Мухаммеду Пахлавану был отправлен младший брат амирспасалара Иванэ—Липарит с сыновьями Эликумом и Иванэ.

Арабский автор Ибн ал-Асир (Изз ал-дин Абу-л-Хасан Али ибн Мухаммед ал-Асир, 1160—1233), описывая войну между Грузией и магометанами, сообщает что «один из грузин представился к Илдигизу, принял магометанство и сказал: «Дай мне войско, поведу я… и грузины потерпели поражение». Однако это случилось в 1161 — 1162 гг., т. е. за 15 лет до восстания князей Орбели, и трудно сказать, что этим грузином мог быть упомянутый Липарит. Во избежание кровопролития грузинские дидебулы предложили Иванэ покончить с бессмысленным сопротивлением, сдаться царю и просить о помиловании. Об этом сохранилось стихотворное письмо, текст которого с грузинского был переведен Степаносом Орбеляном.

Иванэ отверг предложение грузинских вельмож о сдаче крепости. Вскоре произошло событие, ставшее роковым в дальнейшей судьбе не только самого главаря восстания но и для всего рода Орбели: амирспасалара Иванэ неожиданно известили о том, что «яблоко раздора»—царевич Демна, ночью пробрался к своему дяде Георгию. Победа последнего была полностью обеспечена, хотя Иванэ не примирился со своим поражением и усердно ждал военной помощи. Осажденный князь, однако, потерял надежду и предложил посланникам Георгия условия прекращения сопротивления и сдачи крепости. Они вкратце заключались в следующем:

Царь обещает сохранить жизнь Иванэ и всех участников восстания. Оставляет за ним владения фамилии Орбелянов. Георгий согласился выполнить просьбу князя, хотя его терзала мысль о мести. Впоследствии он свершил свое чудовищное преступление: велел внезапно арестовать Иванэ и немедленно ослепить вместе с сыном Смбатом, приказал убить его брата Кавтара—царского конюшего и племянника Ину. Георгий жестоко расправился и с остальными членами фамилии Орбели, приказав уничтожить без исключения «весь их род—младенцев, женщин… некоторых удушил, некоторых утопил, некоторых сбросил с горы». Царь также приказал «изъять упоминания об Орбелянах» во всех книгах и источниках.

Об этих событиях сохранились достоверные сведения в грамоте Георгия III, датированной 1178 годом. Здесь, в частности, говорится: «В год царствования нашего, 21-й, когда по наущению и решению дьявола сговорились некоторые дидебулы и азнауры царственности нашей на двурушие нам и отложили (от нас) сына брата нашего, и много горя (и ис) пытаний создали (нам).

Но многомилосердие (и) незабвенность сотворенного им (Спасителем) сделали тщетными решение и заговор их и развеяли все их силы и рассеяли всех—некоторых смертью и изгнанием… некоторых в нашем царстве повергли к ногам нашим». Приведенный документ привлекает внимание в двух аспектах: во-первых, является достоверным первоисточником; во-вторых, уточняется дата указанного восстания: «В год царствования нашего. 21-й». Следовательно, выступления против царя Георгия III начались не з 1176-м53, а в 1177 году, что подтверждается сведениями армянских источников.

грамоте не указывается имя царевича Демна, однако мы знаем, что Георгий жестоко наказал и своего племянника—приказал ослепить и кастрировать его. Об этом сообщает Вардан Вардапет, источником для которого, вероятно, послужило сообщение правоведа Мхитара Гоша, обвинявшего в смерти царя Давида грузинских князей и, в первую очередь, род Орбели: «Ядом отравили и убили царя Давида князья грузинские и, в особенности, Орбеляны».

Возвращаясь к восстанию 1177—1178 гг., Степанос Орбелян выражает сомнение по поводу сообщений современников. Он полагает, что сведения, представленные историками и хронистами, не соответствуют истине, так как изложены под диктовку царя Георгия.

Будучи представителем рода Орбели, сюникский историк стремится доказать, что его предки свято несли свою службу во славу грузинского трона, а «вероломный» царь Георгий, невзирая на прошлое, начал эту кровавую резню. Пустословят, продолжает он, будто Орбелы хотели овладеть властью. Возникшие ссоры между Георгием и Орбелами,

утверждает историк, произошли из-за нарушения клятвы, данной Георгием своему брату. подавлении восстания князей Орбели принимали участие некоторые армянские князья. Значительную роль сыграли Саргис Закарян Долгорукий, Григор Апиратян, владетель крепости Махканаберд Курд Арцрунн и другие, которые, как было отмечено, покинув восставших феодалов, перешли на сторону царя Георгия.

В дальнейшей судьбе ослепленного амирспасалара Иванэ подробных сведений не сохранилось. Однако из дарственной надписи Санаинского монастыря, высеченной в 1183 г. над входом церкви Аменапркич (Всеспасителя), можно прийти к заключению, что спустя пять лет после упомянутого восстания его организатор Иванэ был помилован.

Интересующая нас надпись, впервые дешифрованная С. Джалалянцем, имела следующее содержание (приводится в дословном переводе): «В царствование Георгия я, спасалар Иванэ Орбелян, внук великого спасалара Иванэ и сын спасалара Смбата, по обычаю предков прибыл в святую Богородицу Санаинского монастыря, предводителем которого был епископ Григор—сын Тутэ (т. е. Григор Тутэорди.—Г. Г.), увидел деяния предков; все наши области—и город и деревни, своими азатами и шинаканами были пожертвованы блаженными царями святой Богородице и закреплены анафемой. Мы также, следуя предкам нашим, все наши области—с городом, деревнями, азатами и шинаканами—вновь пожаловали святой Богородице.

Кто осмелится (отобрать) жертвоприношения наши—будь то цари или католикосы или епископы, азаты или шинаканы—да будут прокляты 318-ю отцами, примут на себя кару Иуды и Каина, гнев святой Богородицы, пусть будут прокляты от змеи до Антихриста (Нера), на суде Христа останутся нам должниками и опозоренными. Кто сотрет нашу памятную запись, да будет стерт из книги жизни. Аминь, да свершится». В надписи заслуживают внимания следующие факты:

Иванэ Орбелян называет себя «внуком Великого спасалара Иванэ и сыном спасалара Смбата». В 1183 г. он был жив и носил титул «спасалара». Датировка надписи подтверждается упоминанием в ней имени известного армянского епископа Григора Тутэорди. Сведения о пожертвованиях князя Иванэ означают, что в это время он и его сородичи были восстановлены в своих правах, иначе лишенный имущества феодал не пожаловал бы монастырю определенные доходы и право взимания податей с населения.

санаинской надписи поименно не указываются «блаженные цари», хотя нетрудно предполагать, что ими были Багратиды. Известно, что этот крупный культовый очаг был построен в 60-х годах X века Ашотом Милостивым Багратуни (953—977) и царицей Хосровануйш. Из рода «блаженных царей» были и Кюрикяны, с которыми князья Орбели находились в родственных связях. Таким образом, в последней четверти XII столетия с политической арены сошли знаменитые представители рода Орбели, уступив свое место усилившимся Закарянам.

1184 г. умер Георгий III. Преемницей престола стала его единственная дочь Тамара, которая еще при жизни отца была провозглашена повелительницей Грузии (1184—1213). За преданную и верную службу рода Закарянов в 1186 г. должность военного министра—амирспасалара она пожаловала сыну Саргиса Мхаргрдзела (Долгорукого)—Закаре, а его брат Иванэ стал министром двора—«атабеком Армении и Грузии».

Как же сложилась дальнейшая судьба отпрысков Орбелянов, покинувших Грузию? Услышав о резне сородичей, князь Липарит с 60-тысячной сельджукской армией вторгся в Грузию, однако с большим опозданием. Избегая бессмысленных кровопролитий, он вернулся к сельджукскому владыке, где его ожидали сыновья Эликум и Иванэ.

целью ослабления военного потенциала турок-сельджуков и претворения в жизнь намеченной программы освободительных войн грузинский двор всячески старался завоевать симпатию отстраненных Георгием III князей, разрешив им вернуться в Грузию. Царица Тамара обещала предоставить им бывшие их владения. На родину вернулся сын Липарита—Иванэ, старший же— Эликум остался непоколебимым. Нелегко было Иванэ Орбели вновь заполучить владения своих предков, поскольку они были разделены между отдельными феодальными домами.

результате значительных усилий ему была возвращена лишь крепость Орбети70. Как явствует из источников, в тот период она находилась в руках известного князя Вардана Дадиани71 и была возвращена бывшему владельцу по приказу царицы. Решение Тамары о возвращении Иванэ Орбели крепости Орбети было встречено Дадианами с возмущением.

В особенности чувствовал себя оскорбленным сын Вардана Дадиани—Иванэ, в руках которого находилась и крепость Гаг. Таким образом, от Иванэ продолжилась ветвь грузинских Орбели, а от Эликума— армянские Орбеляны. Обобщая вышеизложенное, следует заключить: Организаторами восстания 1177—1178 гг. были князья Орбели, которых оправдывает Степанос Орбелян. После подавления восстания должность амирспасалара была вверена Саргису Закаряну Долгорукому, сыгравшему значительную роль в нейтрализации рода Орбели.

Санаинская надпись 1183 г. дает основание предполагать, что со временем восставшие князья были помилованы и им была возвращена часть феодальных владений и крепостей. Во второй половине XII столетия, в период царствования Георгия III и его дочери Тамары, значительно усилился военно-политический потенциал Грузии, союзником которой являлся армянский народ. Продолжаются победоносные походы за освобождение северо-восточных областей Армении. С сына восставшего князя Липарита Орбели—Эликума начался род армянских Орбелянов, а возвратившийся на родину Иванэ продолжил ветвь грузинских Орбели (Орбелиани).

Отрывок из книги: «Очерки истории Сюника»

Читать также: Сюник XII век — Вторжение турок-сельджуков


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


18 комментариев

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.