Опубликовано: 30 Ноябрь, 2017 в 13:06

Армянские истоки ряда фрагментов Ветхого Завета

Армянские истоки ряда фрагментов Ветхого ЗаветаОдно из самых выдающихся произведений религиозной литературы времени Аменхотепа IV (Эхнатона) — гимн Атону, созданный, безусловно, по приказу фараона, хотя его полный текст известен в том виде, как он сохранился в гробнице Хайя, приближенного фараона Аменхотепа IV, преемника Тутанхамона.

Удивительное сходство отдельных отрывков гимна Атону с Псалмом царя Давида о сотворении мира давно привлекало внимание ученых.

В частности, это было отмечено М.А.Коростовцевым (М.А.Коростовцев. Религия Древнего Египта. С-Пб, 2000, с. 275 — 276., далее РДЕ) в контексте общих египетских фразеологизмов, нашедших отражение в Священном Писании.

Попытки объяснения сводились к реформаторскому монотеизму Аменхотепа IV, Однако, последний, по мнению ряда исследователей, не смог пустить твердых корней в древнеегипетском обществе, и был уже очень скоро негативно оценен потомками.

Споры о характере реформы и личности ее создателя Эхнатона не утихают и сегодня. Великий реформатор, еретик, или мятежник, а может быть просто неординарный властитель, которых знала история многих народов.

Как бы ни оценивали Эхнатона потомки, его имя навсегда останется связанным с ярчайшим явлением его эпохи — универсальным культом животворящего солнца Атона, которое было провозглашено нарицательным эквивалентом понятия «бог». Впоследствии эта идея прозвучала у неоплатоников, но куда уходят ее корни?

Вначале сопоставим два текста. Следующие ключевые темы можно выделить при сравнении Гимна Атону (см. ИДВ, с.117-118) и библейского текста Псалтиря.

Творения дня и ночи. Лев и лесные звери

Гимн Атону

Ты сияешь прекрасно на небосклоне неба,
Живой солнечный диск, положивший начало жизни
Ты восходишь н восточном небосклоне
И ты наполняешь всю землю своей красотой!
Ты заходишь на западном небосклоне
И земля во мраке, наподобие мертвого
Спят они в помещениях, и головы их закутаны,
И не видит один глаз другого
Тащат их все вещи, что под их головами
И не знают они [об этом
Каждый лев выходит из своего логова.
Все пресмыкающиеся жалят во мраке,
…земля молчит так как тот. кто создал их
зашел на небосклоне своем.

Псалом Давида (Псалтирь 104 (103)

 Ты простираешь тьму и бывает ночь,
во время нее бродят все лесные звери;
львы рыкают о добыче
и просят у Бога пищу себе.

Водные пространства и рыбы

Гимн Атону

Плывут корабли на север, а
также и на юг. И все пути открыты, когда ты сияешь.
Рыбы в реке резвятся перед ликом твоим.
Лучи твои проникают внутрь моря.

Псалом Давида (Псалтирь 104 (103)

Это море — великое и пространное
там пресмыкающиеся, которым нет числа,
животные малые с большими.
Там плавают корабли.

Многочисленность творений

Гимн Атону

О, как многочисленно то, что ты делаешь
И то, что (является) тайным
Единственный бог, (кроме) которого нет другого!
Ты образовал землю
По своему желанию

Псалом Давида (Псалтирь 104 (103)

Как многочисленны дела твои Господи!
Все соделал Ты премудро;
земля полна произведений Твоих.

Вообще, тема библейских заимствований из многотысячелетней культуры Египта хорошо проработана и не нуждается в дополнительных доказательствах. Другое дело, а откуда берутся сами религиозные идеи Египта?

В предыдущей статье мы показали, что солнцепоклонничество было присуще мировоззрению гайксосов, которых мы идентифицировали как хайков (армян). Как известно, гайксосы правили в Египте с 1750 г. до н.э. до 1580 г. до н.э., более того, даже после их изгнания какая-то часть их осталась, и даже 18-я династия, к которой принадлежал Эхнатон, также была из них.

Далее, именно гайксосы основали Иерусалим и были первыми его царями. Было установлено и гайксоское происхождение царя Давида. Часть гайксосов, принявших учение Моисея, далее именуются иудеями.

Несмотря на то, что, гайксосы оставили Египет за полтора столетия до Эхнатона, истоки его религиозных идей коренятся в культуре гайксосов. О солнцепоклонничестве гайксосов пишут наиболее авторитетные специалисты по Древнему Египту Коростовцев и Перепелкин. Мы хотим обратить внимание на еще один аспект появления этой религии и на определенный канал влияния на Эхнатона.

Помимо наследия гайксосов Эхнатон испытывал и сильнейшее влияние своих сородичей из соседнего хуррито-армянского государства Митанни (Страны Наири-Междуречья). Как гайксосы, так и правители Митанни и Хеттского царства (в определенные периоды) были хурриты-армяне – обитатели Армянского Нагорья, расселившиеся во 2-ом тысячелетии по всей Месопотамии и Палестине. Как известно, армянский язык является родственным, либо дальнейшим развитием хурритско-урартского языка, а армяне – иное название хурри.

 Каковы подлинные мотивы солнцепоклоннического переворота?

Фараон Аменофис II (1450-1425), дед Эхнатона, заключает мир с Митанни, женит своего сына, будущего фараона Тутмоса IV (1425-1408) на принцессе Митанни, дочери митанийского царя Артатама» (Roebuck С. The World in Ancient Times. N-Y, 1966, с.10).

Сын Тутмоса IV, уже хуррит-армянин по матери (в Древнем Египте род и наследование определялись по материнской линии), Аменофис III (1408-1372) поддерживает мир с соседними государствами, женившись на их принцессах — Тийу (Туйя), дочери митаннийского царя Сутарна, и на дочери вавилонского царя Калимасина.

«Тийу оказывает сильнейшее влияние на фараона» (там же, с.11). «При Аменофисе III Египет достигает пика своего могущества и процветания. Особенно сердечными были отношения Аменофиса III с Тушраттой, царем Митанни»(см. ИДВ, с.116).

Сын Аменофиса и Тийу, «этой неукротимой главной жены фараона», хуррит-армянин на 3/4, Аменофис IV (1372-1354), вошедший в историю под именем фараона-революционера, «фараона-еретика» Эхнатона, также берет в жены митаннийскую принцессу.

После непродолжительного брака (4 года) и смерти принцессы он женится на ее сестре Нефертити, «прекраснейшей из женщин». Нефертити оказывает исключительное воздействие на религиозную жизнь египтян: она воздвигает нового Бога Атона, символизировавшего солнечный диск.

Эхнатон меняет не только свое имя, но и заменяет традиционную египетскую религию Амона на митаннийскую, монотеистическую и глубоко мистическую религию Атона, согласно которой, все люди равны в любви к единому Богу, пророком которого является фараон.

Новый Бог был лишен зооморфических и антропоморфических черт, присущих египетским богам. Новым было также подчеркивание роли Атона как творца и благодетеля вселенной. Помимо Атона из богов существовал только Эхнатон.

Фараон разделял божественность Атона и говорил о себе как о сыне Атона и соправителе. В центре Египта он создает новую столицу – город Ахетатон, «горизонт Атона», куда перемещает и религиозную власть из Фив. Ныне это место известно под названием Эль-Амарны (Эль-Арманы) (с.327, ИДЕ).

Если учесть, что обычно переезд принцессы сопровождался пышной процессией, состоящей из сотен (одних только прислужниц принцессы было 327), а то и тысяч царедворцев, слуг, жрецов, воинов, толмачей, то влияние митаннийской культуры на Египет продолжалось почти сто лет. Однако, понятия, связанные с богом Атоном, были слишком абстрактны, сложны  и непонятны для восприятия обычных египтян, которые предпочли вернуться к своим привычным богам.

В действительности, по-видимому, служение Атону началось еще ранее, в гайксосский период и опиралось на глубокие корни, связывавшие эти культуры в общем поклонении Богу–Солнцу hАра, в честь которого в Египте был построен город Гелиополис. Эхнатон умирает в 1354 г.до н.э.

Кто же стоял за этой религиозной реформой?

 «Когда умер Амен-хотеп III, престол перешел его юному и неопытному сыну от царицы Тийу (Келухебе), Аменхотепу IV (Эхнатону). Царь Месопотамии (Митанни) Тушратта, прося нового фараона о продлении дружбы между обоими дворами, советовал ему справляться о международных делах у матери и сам просил вдовствующую царицу, свою родную сестру, влиять в благоприятном смысле на сына».( Ю.Я.Перепелкин. Ист.др.Египта, С-Пб, 2001, с.320; Ист.Др.Вост., с.361).

Для дальнейшего укрепления династических связей с Египтом Тушратта выдает замуж свою дочь за Эхнатона. Как уже упоминалось, в Египте родовое происхождение ребенка определялось по матери.

Замысел Тушратты был вполне типичным для взаимоотношений государств: пользуясь родственными связями, оттеснить главную опору Египта – жрецов и осуществить ползучий переворот в Египте, поставив его под собственный контроль.

Конечно, до цветных революций внешнеполитическая мысль еще не доходила, но вполне в духе этой логики были предпринятые позже Эхнатоном шаги по формированию новой элиты, которых называли «сиротами», поскольку они были из простонародья и нередко из беднейших слоев.

Замечая разительное сходство между политическими технологиями древности и современной эпохой, можно назвать замысел Тушратты попыткой «демократизации» Египта, по старанию привить «равенство» и поднять бедные слои общества. Новая бюрократия и новое жречество набирались в основном из безродных и беднейших слоев.

Само собой разумеется, чтобы колонизация Египта прошла успешно, новое жречество должно было поддерживать ту же самую религию, что и в Митанни, т.е. солнцепоклонничество.

Однако, исход этой попытки был неудачным. Во-первых, скоро Тушратта был смещен в результате династических смут и начавшейся войны с хеттами. Поддержать «демократов» в Египте было некому. Во-вторых, как это обязательно бывает при подобных технологиях, резко ухудшилось внешнеполитическое состояние самого Египта.

Вместо поддержки соседних государств Эхнатон самозабвенно отдался строительству и украшению собственных дворцов и прославлению культа солнца. После его смерти началось восстановление старых богов и определенное выдавливание бывших «сирот» — ставленников и последователей Эхнатона.

Часть из них вынуждена была эмигрировать и не только в ближайшую Палестину, населенную хурритами, но некоторые оказались даже в Южной Эфиопии. О них сейчас и пойдет речь.

Резюмируем эту часть статьи. Исходя из изложенных фактов, становится понятным происхождение ряда фрагментов Ветхого Завета. (Еще более далекие связи можно установить и с распространенным по всей территории Передней Азии зороастризмом).

Армяно-эфиопские перекрестки

Но еще более удивительным оказывается обнаружение среди народности Южной Эфиопии идей и фразеологии Гимна Атону, включая типичные для Эхнатоновского времени словосочетания.

Они сохранились практически до нового времени у одной из народностей Южной Эфиопии, каффа, легенды которой связывают ее происхождение с Египтом. (См. Кормышева Э.Е. Гимн Атону и его библейские коннотации.

В кн.: Культурное наследие Египта и Христианский Восток. Вып.2, М., 2004, с.51- 62). Причем обнаруживается неожиданное текстуальное сходство отдельных пассажей гимна Атону и гимна верховному божеству этой народности — Хайк.

Именно так транскрибируется звучание древнеегипетского h’k – хайк. (Это досконально показано в статье о гайксосах. По мнению С.Айвазяна бог Хайк (Hikе) это и есть бог Халди – главный бог хурритского пантеона. (См. История России: Армянский след. М.,1997).

Языческие верования этой народности сохранились, несмотря на достаточно успешные усилия христианских миссионеров, которые, начиная с XVI века, прочно осели на земле Эфиопии.

Предания Каффы сохранялись и передавались в основном в устном творчестве народных сказителей. Народ Каффы вплоть до присоединения к Эфиопии в самом конце XIX века считал себя «хайкитино», или «хайкиты», последователи культа Хайко.

Поскольку происхождение каффичо связано с длительным продвижением их предков по Нилу, присутствие наследников Атона», если не физически, то, по крайней мере, ментально, не вызывает сомнений.

Гимн этому божеству Каффа, Хайко, который считался творцом мира, практически в точности воспроизводит идеи гимна Атону. Следующие ключевые темы можно выделить при сравнении Гимна Атону и библейского текста Псалтиря.

Темы творения дня и ночи:

Прекрасно твое появление на небесном своде.
Ты — живое солнце, которое существует извечно,
О Хайко!
Восходишь ты на востоке
И наполняешь красотою всю землю!
О Хайко!
Заходишь ты на западе,
И погружается все земное во тьму, точно мертвое
О Хайко!
Когда сияешь ты и победно сверкаешь на небе.
Тешится зверь травой,
А каждое дерево и каждый куст зеленеют и цветут!

Многочисленности творений
И чудесен и велик ты, о бог, и никто не сравнится с тобой!
Тебе принадлежит все живое, ибо ты сотворил весь мир
О Хайко!

Тема водного пространства и рыб, отсутствующая в дошедших до нас записях молитв и восхвалений Хайко, звучит в преданиях о переселении каффичо с берегов священного Нила, в которых, помимо этого, достаточно точно воспроизводятся отрывки, известные по древнеегипетским «стелам голода», где описываются ужасы засухи.

Как можно объяснить это разительное фразеологическое сходство между Гимном Атону и 103-м Псалмом, и гимном божеству Хайко — народности каффа (Южная Эфиопия)?

Трудно проследить, как удавалось сохранить неофициальное поклонение животворящему культу солнца Атона.

Вместе с тем, несмотря на огромный временной разрыв, легенды каффа, рассказывающие о длительном переселении народа, двигавшегося вверх по Нилу в поисках плодородной земли и текст гимна верховному божеству с возможной египетской этимологией имени (Хайко), в котором повторены строки гимна Атону, прямо указывают на последователей культа Атона.

Великое переселение предков каффичо, согласно их преданиям, длилось поколение за поколением, знаменем его был культ животворящего солнца Хайко.

После своей миграции, племенные группы, обосновавшиеся на юге Эфиопии, создали здесь ранне-государственное объединение, сохранившее гимн Атону как прославление своего верховного бога. Стержнем стала концептуальная основа гимна — идея животворящего солнца.

Как мы считаем, корни этого явления могут восходить к миграциям этнических изгнанников, например, части гайксосов, или отдельных социальных групп, наподобие «сирот», выдвинутых Эхнатоном из народа.

Удивляет в судьбе последователей религиозной реформы после ее официального запрещения в Египте, сила утверждения ее основной идеи, которая, казалось бы недолго и не везде жила.

Обычно, эмиграция, как явление социальное, это всегда протест, пассивный (изгнание) или активный (уход), который и является ее идеологией, в какой бы форме последняя не проявлялась. С другой стороны такая идеология должна была иметь прочную основу, некий сильный стержень, в противном случае о столь длительной выживаемости не могло быть и речи.

Пример возможного местонахождения приверженцев культа Атона дает египетскоязычная топонимика Kyша. В районе 3-го Нильского порога был построен второй по значению храм в Куше, носивший название Гемпатон. Храм был основан при XVIII династии. Наиболее ранние его памятники датируются периодом правления Тутанхамона, т.е. после реставрации культа Фиванского Амона.

Однако, название храма — Гемпатон (Нахождение Атона), является копией названия одного из храмов Ахетатона, где это слово встречается 75 раз на фрагментах рельефов. Храм в Гемпатоне. по всей вероятности, предполагалось посвятить Атону, отчего ему было придано данное название.

Как показывают исследования остатков храма, его план был внезапно изменен, что по всей вероятности было следствием реставрационной деятельности Тутанхамона, достаточно резко отказавшегося от реформы своего предшественника.

Рассмотренный материал показывает, что район между 3 и 4 порогами содержит неоспоримые следы деятельности чиновничьего аппарата Аменхотепа IV, соответственно он был населен верными Аменхотепу IV и его идеям людьми.

Логично предположить, что после отказа от «монотеизма Атона», наиболее стойкие его приверженцы могли найти убежище в землях Куша, или, проще говоря, не вернуться домой.

Среди земель, о которых шла речь выше, Кушу отводилась важная роль. Тесные связи Египта и Куша, не прервавшиеся после ухода египетской администрации из Куша создавали предпосылку для возможного расселения беглецов из Египта.

Разведывательные экспедиции Нерона показывают, что интерес к верховьям Нила и его притокам оставался достаточно живым. Источники начала христианской эры свидетельствуют о том, что беглецы достаточно прочно обосновались в верховьях Нила и его притоков.

Во всяком случае, по данным Плиния, у которого сохранились отрывки сочинений других авторов, не дошедшие до нас, перебежчиков можно было найти в глубинных районах Африки. Как известно из нарративных источников, перебежчики были приняты царем Мероэ и расселены на южных границах страны.

Среди городов, в которых расселились египетские беглецы, у Аристокреона и Плиния назван Сапес, а у Биона Сембобитис (Plin. HN VI, 191). Оба восходят к самоназванию этой вначале социальной, а затем, возможно, уже этно-социальной (и этно-конфессиональной) группы.

Судя по данным Клавдия Птолемея, ономастика и этнонимика, связанная с упомянутыми выше беглецами, относилась к областям южнее Мероэ.

Это народ сабуриды или собориды, жившие к востоку от Нила (Claudii Ptolemaei Geographia. IV, chapter VIII, 29), сапеи, или апеи, поселившиеся южнее Мероэ (Claudii Ptolemaei Geographia, IV. chapter VIII, 34), а также город Эсар в стране Мероэ (Claudii Ptolemaei Geographia, IV, chapter VIII, 21).

Таким образом, путь субаридов надежно прослеживается вдоль течения Нила до его притоков и южнее слияния Белого и Голубого Нила в областях к востоку от Нила. Именно здесь лежали пути, связывающие южные области Судана и Эфиопии.

Дальнейшая их судьба или уже скорее судьба их потомков засвидетельствована в Аксумской просопографии. Тот же Клавдий Птолемей помещает рядом с аксумитами соборидов (или себерритов).

Становится очевидным, что часть сембритов ушла в район Аксума. Во втором веке н.э. в Аксуме известен царь по имени Сембруг. Один из отрядов аксумского войска, упомянутый в надписях Эзаны и Ваазебы носил название Сабараг:,

Таким образом, солнцепоклоннические идеи древнего Египта стали символически знаковыми среди волн поселенцев страны Каффа. Потомки тех, кто неофициально хранил верность культу Атона, передавали его из поколения в поколение. Как гласит легенда, они обрели новую родину после странствий, в течение которых «сто лет минуют как один день».

Текстуальное и фразеологическое сходство разновременных текстов с большим хронологическим разрывом позволяет говорить не только о заимствовании и сохранении идей Эхнатона.

Если отвергнуть некоторое этно-генетическое единство группы мигрантов — хурритов-гайксосов, придерживавшихся своих, глубоко укоренных в традиции идей солнцепоклонничества, то трудно будет объяснить, как могли сохраниться практически идентичные фразеологические построения древних религиозных текстов, которые с течением времени могли не только утратить изначальную семантику, но и потерять культурный смысл.

Литература

Культурное наследие Египта и Христианский Восток. Вып.2, М., 2004

Перепелкин Ю.Я. История Древнего Египта. М., 2003.(ИДЕ)

История Древнего Востока. М., 2002. (ИДВ)

«Религия Древнего Египта». М.А.Коростовцев. Издательство «Нева» Санкт-Петербург, 2000. (РДЕ)

О.Бибер. Таинственная Каффа. Под редакцией и с предисловием И.С.Кацнельсона. М., 1961

Автор: А. Торосян Отрывок из книги Россыпи армянской цивилизации

Читать также:  Вперед в прошлое — Россыпи армянской цивилизации

Были ли в истории арамейцы — Россыпи армянской цивилизации

Вторжение Гайксосов в Египет — Россыпи армянской цивилизации

Происхождение Моисея — Россыпи армянской цивилизации

Гайксосы — Амалекитяне — Хетты — Хурриты

В чем провинился Амалек

Находка профессора Стоуна тоже имеет отношение к теме — читайте: При раскопках в пустыне Синая найдены древние армянские рукописи


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Один комментарий

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.