Опубликовано: 27 Ноябрь, 2017 в 13:29

Были ли в истории арамейцы — Россыпи армянской цивилизации

Были ли в истории арамейцыКак известно самые древние сведения об армянах Хоренаци заимствоал у Мар Аба Катина. Возможно, Map Аба Катина почерпнул сведения об армянах и эпонимах их — Араманеак, Арамаис, Арам, Хайк и т.д. — из книги Берососа, а также из устных преданий.

Во всяком случае у М.Хоренаци читаем: «Именем которого (т.е. Арама) и нашу страну называют все народы, как греки — аrmen, а персы и сирийцы — armenik -k'» (Хоренци М., кн. 1, гл. 12). Хоренаци долго говорит об Араме, приписывает ему многочисленные подвиги, которые он совершал во имя своего народа и родины.

Но известно, что Арама считают своим родоначальником и арамейцы, исчезнувший вроде бы народ. Из этого имени Арам выводятся этнические аrama -«арамейцы», что, конечно, явно персонифицировано.

На арамейском языке общались жители Ближнего Востока и Месопотамии. На этом же языке, как известно, записано несколько книг Библии (из Ветхого Завета — Даниэля, Неемии, Эзры и ряд книг Нового завета).

Может быть Беросос или Мар Аба Катина под армянами разумел арамейцев и передал их историю М.Хоренаци? Ведь в определенные исторические эпохи армян не различали от арамейцев даже сами армяне, хотя арамейцы, вроде бы, семиты, а армяне именуют себя индоевропейским народом.

Так чью же историю мы продолжаем – армян, первые упоминания о которых относятся к 34-33 веку до н.э. (см. помещенные здесь же статьи о времени самого древнего упоминания страны Армана) или арамейцев, чье появление в истории датируется 12 веком до н.э. и связано с Арамом?

Или же, никаких семитских арамейцев не существовало, как и самих семитов? А арамейцы, это те же армяне, жившие в Сирии, говорившие на одном из диалектов армянского языка?

У историка Корюна, у историка Драсханакертци армянский народ называется «асканазеан», т.е. из рода Асканаза. Специалистами установлено, что имя Асканаз — отклик киммерийских нашествий, когда в Армении появились племена Ашкенази, обосновавшиеся затем в Армянском Нагорье( с.68) Получается что все современные ашкенази также могут считаться армянами. Или считались армянами в то время. Но они никак не семиты. Тогда где же семиты?

Изложим более подробно нашу гипотезу о ложном термине – «семиты-арамейцы», обосновывая ее фактами, заимствованными нами из книги Н.Мкртчяна «Семитские языки и армянский», Ереван, 2005.

Книга эта представляет образчик заказной фальсификации истинного положения дел. Факты, приводимые автором, говорят об одном, но автор упорно твердит свое, противоположное тому, что из этих фактов вытекает.

Таких книг было много в советское время, когда ученые были вынуждены принижать свое армянское достоинство под давлением официальной идеологии, но будучи выпущена в 2005 г., она должна рассматриваться как образчик предательства национальной истории.

***

Очень много внимания Хоренаци уделяет Араму, прославляя его имя и называя армян сынами Арама. Не случайно, что Арам, любимый эпический герой М.Хоренаци, в эпических рассказах гусанов выступает не только в роли вождя армянского народа, но и эпонима. Поэтому эпитет «арамазнеан» (= из рода Арама) становится равнозначным эпитету «айказнеан» (= из рода hАйка). Давая определение армянскому этносу, М.Хоренаци употребляет оба эти эпитеты.

Арам одновременно обобщенный образ арамейцев в эпических рассказах гусанов.
Но в современной литературе под именем Арам обычно подразумеваются арамейские племена, которые, как считается, сыграли немаловажную роль в формировании армянского народа и его языка. Далее, считается, что арамейцы – семиты. Как это могло быть, что Арам, отпрыск Хайка, вдруг становится семитом?

Абсурден тот факт, на который указывает Н. Мкртчян ( с.66) в оправдание своего тезиса о семитском происхождении арамейского языка, что все без исключения персонажи эпических сказаний (древнейших и средневекового эпоса «Давид Сасунский», в том числе) носят семитские имена, или их имена включают семитские компоненты. Т.е., получается, что либо у армян не было никакой собственной культуры, либо они все были семитами!

Но из наших предыдущих статей ясно вытекает обратный вывод: что все, так называемые семиты – это уверовавшие в Моисея представители армянских племен: либо жившие до нашествия гайксосов в Палестине, либо сами гайксосы вместе с родственным племенем Авраама.

Поэтому приписывание армянским персонажам семитских имен – это выворачивание наизнанку реальной истории. Если сегодня в русском языке встречаются армянские по происхождению слова, то мы должны объявить, что некогда на территории Армянского Нагорья проживали русские племена, чей язык стал составной частью армянского языка. Так делают сегодня российские, так называемые, «историки». Но почему такой логикой руководствуется Н. Мкртчян?

Рассмотрим ареал распространения лже-арамейцев.

Судя по клинописным источникам, арамейские племена (aramaia) распространяются по северной Месопотамии и Армянскому нагорью в середине XIV века до н.э. Одно из арамейских племен — ахламу — прочно оседает в районе к югу от Алалаха.

Ахламейские племена вместе с племенами суту и яури вступают в союз для борьбы против ассирийского царя Арикденлу (1307-1296). Эти же племена в конце XIV века до н.э. обитали на юго-западных границах Армянского нагорья, в Кадмухи, из анналов Ашшурвелкалы — в одном из городов страны Шубре в районе Сасунских гор.

Видимо, появление так называемых, семитских топонимов в Бассейне рек Евфрат, Арацани и Тигр начинается именно с этого времени, хотя появление семитских топонимов в данном ареале Армянского нагорья могло бы произойти и раньше, еще при аккадских факториях. В начале XII века до н.э. с политической арены сходит хеттское государство, а также начинается падение ассирийского государства.

Занимаемый арамеями ареал как бы остается вне их надзора: между Ассирией и Каргамишем образуется политический вакуум. По текстам Тиглатпаласара I (1115-1077) и преемников, а также по вавилонским текстам XII века, можно предполагать, что арамеи (aramia) прочно окружили Ассирию с трех сторон.

Их проникновение происходит не военной силой, а мирной инфильтрацией. Они жили в степях Сирии, на юго-западе от среднего течения Евфрата.

В последующих веках уже упоминают арамеев, имеющих свою страну, с детерминативом KUR «страна» или beyt «дом». Например, Ашшурдан II (в 934-932) упоминает KUR Aramu, Ашшурвелкала — KUR Агате, а урартский царь Сардури (755-730) — Arime.

Но все эти территории плотно заселены армянами. Топонимы, гидронимы, названия местностей — неопровержимые доказательства живущих в этих краях народов, которые дали окружающему миру имена на своем языке.

Более того именно этот ареал и относится к миграционным путям, связывавшим Армянское Нагорье и Египет. Вспомним, в каком трудном положении оказались гайксосы, которым для возвращения на родину пришлось бы пересекать территорию Ассирии.

В библии страна арамейцев (т.е. Арама) простиралась от арабских пустынь до Таврских гор на севере. Бывшая территория государства Митанни именуется в библии Aram Naharaim, при этом имеется в виду страна у среднего течения реки Евфрат. (Кстати, возможный перевод с армянского: «Арам первый занял это место»).

«В течение VI-VII вв. до н.э. ассирийские цари, завоевавшие всю Переднюю Азию, вели политику насильственной перетасовки покоренных народов с целью заново заселить разоренные их предшественниками районы Месопотамии и западные склоны Иранских гор, а также затруднить взаимопонимание своих подданных и тем воспрепятствовать мятежам.

Результатом явилось широкое распространение арамейского в качестве второго разговорного языка (lingua franca) по всей Передней Азии. Уже с конца VIII — начала VII вв. до н.э. староарамейский стал применяться в самих ассирийских канцеляриях»(Дьяконов, ЯДПА).

Из этой цитаты Дьяконова следует, что армяне были настолько распространены во всей Передней Азии, что окружающее население было вынуждено принять язык большинства даже в своей официальной переписке.

Если бы существовало какое-то иное отдельное племя арамейцев, то учитывая тождество ареалов проживания, оно могло быть только меньшинством, и соответственно, имело бы гораздо меньше шансов на принятие своего языка в качестве «второго разговорного языка (lingua franca) по всей Передней Азии».

Если же принять, что армяне были в меньшинстве, тогда непонятно, как в течение краткого периода они настолько усилились, что смогли противостоять Ассирии?

Постепенно разговорный армянский-арамейский (как диалект армянского языка, называемый также сирийским) начинает вытеснять из быта аккадский язык и становится главным средством общения также в южных и юго-западных районах Армянского нагорья.

Как отмечают специалисты, к началу I тысячелетия до н.э. арамеи-армяне почти полностью поглотили более старое хурритское население Сирии и Северной Месопотамии. Особенно интенсивно этот процесс развивается после падения Ассирийского царства в 616-605 гг. до н.э. и Вавилонского царства в 539-538 гг. до н.э.

Таким образом, никак не могли несуществующие арамеи-семиты поглотить население Армянского Нагорья, которое в это время доминировало на этой территории, и следовательно, говорить о семитах – нагло фальсифицировать указанные факты. Можно только принять название арамеев, как еще одно название армян.

В указанном свете становятся понятными многие исторические процессы, ложно заявленные в труде Н.Мкртчяна как процессы «арамеизации». Действительно, если принять распространенность армян, говорящих на арамейском диалекте, то понятно почему арамеизация Месопотамии и прилегающих к ней стран продолжалась быстрыми темпами, особенно после падения Ассирии.

Но так как на этих территориях не было сильного единого армянско-арамейского государства, в последующие годы арамейский язык не имел статуса государственного официального языка и постепенно был вытеснен местными территориальными койнэ (подобно сиро-арабскому). Арамейское влияние распространилось и на Армению и это тоже понятно в свете нашей гипотезы. Канцелярские и придворные переписки велись на арамейском языке. В Армении найдено более 100 надписей на арамейском языке.

Употребление «государственного арамейского» в качестве официального (или канцелярского) языка Месопотамии, Закавказья (Армения, Грузия) в Малой Азии продолжается несколько веков. В эпоху Ахеменидов (VI-IV вв. до н.э.) арамейский язык служит официальным языком Персидского государства (империи), особенно в его западной части и в Малой Азии, на Кавказе и на Среднем Востоке.

Арамеи и прочие арамеизированные народности продвигаются на север по долинам Евфрата — Тигра (Пуратту — Идиглат), по долине Арацани (Арсания). По соседству с армянами они живут очень долго. При таких тесных контактах в течение нескольких столетий «арамеизмы» проникали в быт армян, помимо канцелярско-административных терминов в армянский язык проникли также самые обыкновенные слова повседневной жизни, вытесняя из употребления армянские эквиваленты. Не удивительно, что слияние арамеоязычного населения с армянами привело к образованию в лексике армян мощного арамейского пласта.

Т.е., диалект начал доминировать в быту, что неудивительно, если сегодня взять тех же арцахцев. Сближение армян и арамейцев достигло такой степени, что между ними стираются всякие барьеры. Арамеи сливаются с армянами.

Армяне стали называть себя либо «арамазнеан» — «из рода Арама, из поколения Арама», либо «айказнеан» — «из рода Айка». Иными словами, армянский язык, как и армянская нация, могли вмещать в себя и ассимилировать многие народы и языки, не теряя своей глубинной идентичности.

Это указывает на то, что термин «арамеизация армян», которым пользуется Н.Мкртчян, носит фальшивый и искусственный характер. Между ними было не только языковое, но и этническое единство.

Армянские классики часто подчеркивают происхождение армян из рода Айка и Арама по всякому поводу. Ученик Вкайасера, Киракос, в памятнике перевода «Толкования Златоуста» (XII век) говорит: «Так как сирийский язык искаженный, не соответствует нашему языку — арамейскому и айкскому …» («Толкование Златоуста», с. 965).

Н.Адонц, обсуждая историю образования армянского народа, подчеркивает важность географического расположения Армении, способствовавшего ассимиляции множества племен и рас: «Находясь на перепутье великих народных движений, она (Армения) удерживала и впитывала в свою почву много расовых течений и племенных струй» (Адонц И., АЭЮ, с. 392).

Касаясь вопроса об этнических пластах Армении древнего периода, Н.Адонц подчеркивает скудность дошедших до нас материалов, что не дает возможности сделать окончательные заключения по этому поводу: «Раскапывать этнические пласты до первых заселений Армении пока нет возможности.

Ограничиваясь доступным нам полем исторического зрения, находим, что армянская национальность сформировалась из разных не только племенных, но и расовых элементов ‘, — заключает он (курсив наш — Н.М.) (Адонц Н„ АЭЮ, 293).

Население Армянского нагорья и по этническому составу, и по языку в этот период не могло еще быть однородным, как утверждает Страбон. Ссылаясь на Страбона, Н.Адонц заключает:

«От равнин Месопотамии до Черного моря, таким образом, расстилалась когда-то родственная зона, согласно свидетельству Страбона о том, что в древности имя сирийцев простиралось до Вавилонии, вплоть до Евксинского моря» (Страбон, IV I, 737-1027; Адонц Н., АЭЮ, 396).

Т.е., благодаря расширению ареала арамейского диалекта, даже имя армян отождествлялось с сирийцами. От того, что русскоязычных армян называют иногда русскими, не исчезает их этническая идентичность.

При отсутствии достоверных данных для доказательства своей теории Н.Адонц все надежды связывает с армянским языком, подчеркивая важную, неоценимую роль анализа армянского языка: «Правдивость того и другого положения (о происхождении армян — автор) может быть доказана лишь анализом армянского языка, этого замечательного по сложности памятника» (Адонц Н., АЭЮ, 397).

И совсем беспардонным становится заявление Н.Мкртчяна о семитской сути известных арийских индоевропейских государств, таких как, Митанни и др. Находясь под злокозненным гипнозом известного фальсификатора армянской истории, он пишет:

«Известно, что на юге Армении, при Тукульти-Нинуртс II (889-884) арамеи образовали ряд мелких государств, носивших традиционное название Ханигальват (т.е, Митанни) (Дьяконов И., ПАН, 138-139)».

Да, этих государств было много и они назывались Арам: Арам Нахараим, Арам Дамаскский, Арам Сова, Арам Бет-рехов и т.д. Это время совпадает с господством Урарту (Биайнили), что не могло препятствовать распространению армяно-арамейского влияния на всю территорию Армянского нагорья.

Поэтому сообщение Страбона «о выработке единого языка при Зариадре и Артаксне» (Страбон, XI, 528-743) мы должны принять как отражение логики господства армян. Возможно, что он и другие историки не располагали надежными сведениями, иначе Геродот не принял бы армян за выходцев из Фригии (по этому поводу см.нашу краткую заметку далее в сборнике), а Страбон не включил бы их в семитский мир, вслед за Посейдоном:

«Ведь армянский, сирийский и арабский народы обнаруживают большое племенное родство по языку, образу жизни и по чертам лица, особенно же в тех местах, где они живут по соседству.

Известно, что Месопотамия состоит из этих трех народностей и здесь-то нагляднее выступает их сходство. Если из-за климатических условий имеется некоторая разница, в особенности между северянами и южанами, а также ими и теми, кто живет посередине них, то общие черты все-таки преобладают.

Ассирийцы и арианы также близки к названным народам и друг к другу. Кажется, что и названия этих народов сходны между собой: кого мы называем сирийцами, они у самих сирийцев называются армянами и арамеями: на это имя похоже имя армян, арабов и арамеев» (Страбон, I, I, 53 = Теи. 41), (ср. с. 81 араб. в 784-1094, см. также с. 81).

Иногда под термином «арабы» понимали жителей пограничных с Сирией и Месопотамией стран, не отличавшихся по именам собственным от синхронных арамейских имен. В Вавилонских текстах ахеменидского периода арабы упомянуты арамейскими именами. На этом основании существует мнение, что в действительности «арабы» раннего периода — арамеи или армяне, говорящие по-арамейски.

В современной Сирии наряду с армянами-униатами есть армяне, которые называют себя сурьяни. Они принадлежат как и собственно сурьяни (арамеи-христиане) к сирийской ортодоксальной Церкви (яковитской). То есть в современном армянстве есть субэтнос, на примере которого можно проследить непосредственно родство армян и арамеев (арамеев-христиан, сирийцев).

В то же время подчеркивается важная роль армянского языка не только при изучении этногенеза армянского народа, но и истории соседних народов: «Ведь армянский язык с его огромным накоплением из разных этноязыковых источников, как живое детище культурного субстрата аборигенов древнего Ближнего Востока, его азианического мира, таит в себе сотни и тысячи таких лексических этимологий и влияний…» (Капанцян Г., ИЛР, 2, 304).

Автор: А. Торосян Отрывок из книги Россыпи армянской цивилизации  Обсуждение по теме у: Александр Бакулин

Источник: Российская Государственная Библиотека


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ