Опубликовано: 29 Ноябрь, 2017 в 14:11

Происхождение Моисея — Россыпи армянской цивилизации

Происхождение Моисея - Россыпи армянской цивилизацииВ указанном сочинении Иосифа Флавия встречаются связи Моисея с гайксосами. Интересно было бы рассмотреть происхождение Моисея, освободителя еврейского народа из Египта (Исход), даровавшего евреям религию и законы.

То, что Моисей не принадлежал к еврейскому племени (иврим), видно из его недоумения по поводу их богов. После того, как Господь призывает его вывести евреев из Египта, Моисей (Моше) «говорит Богу: вот, я приду к сынам Исраэйлевым и скажу им: «Бог отцов ваших послал меня к вам». А скажут они мне: «как Ему имя?» Что сказать мне им?» (Тора, 1977, 3-е изд. Монреаль, с. 70).

Процитируем еще один отрывок из Манефона, где сказано, что Моисей имел общих предков с гайксосами. Известно, что Моисей, пытаясь захватить власть в Египте, обратился за помощью к проживавшему в Иерусалиме народу шасу-сасу, как родственному. Фараонам не раз приходилось воевать с шасу, например, шасу появляются в Египте и с захватом Аменхотепом II (1450 -1425) города Анахарата, близ современного Назарета, когда он взял в плен 3600 аперу, 15200 – шасу (с.78, ИДВ).

Итак, еще выдержки, из произведений Манефона, которые приводит Иосиф Флавий в сочинении «О древности иудейского народа»:

«Итак, сообщив, что предки наши вышли из Египта за столько лет раньше [Рамсеса] и, вставив затем царя Аменофиса, он (Манефон) заявляет, что этот последний пожелал подобно Гору, одному из своих предшественников на престоле, лицезреть богов и сообщил о своем желании сыну Пааписа, тезке своему Аменофису, который вследствие своих знаний и дару предвидения будущего считал себя божественного происхождения.

Тезка ответил, что он [лишь в том случае] сможет лицезреть богов, если очистит всю страну от прокаженных и прочих нечистых людей. Сообразно с этим царь велел собрать со всего Египта всех калек, и число их дошло до 80000.

Затем он приказал заключить их в каменоломни, находящиеся к востоку от течения Нила, где работали и остальные выделенные из общества египтяне. Среди последних, говорит он, находились и некоторые ученые жрецы, пораженные проказою.

Но в то же время Аменофис, этот мудрый прорицатель, перепугался, боясь за себя и за царя гнева богов, как бы не освободились насильно отведенные в каменоломни; и вот он стал поговаривать, что кое-кто, пожалуй, заступится за прокаженных с оружием в руках и овладеет Египтом на тринадцать лет. Не решившись, однако, высказать это самому царю, он оставил об этом последнему письмо и покончил жизнь самоубийством.

Фараон был в полном отчаянии. Затем он [Манефон] пишет буквально следующее: «Когда же истек несчастным срок в каменоломнях, то царь, по настоятельной просьбе дать им убежище и кров, предоставил им покинутый гиксосами (гайксосами — автор) город Аварис, который, по преданию, издревле посвящен был Тифону.

Заняв этот город и пользуясь всею [прилегающею к нему] областью в качестве убежища, они выбрали начальником своим некоего жреца из Гелиополя, Осарсифа, поклявшись беспрекословно повиноваться ему.

Первым же изданным им постановлением был закон — не поклоняться богам и не воздерживаться ни от каких издавна в Египте почитавшихся священными животных, но убивать и употреблять в пищу всех, равно как не сближаться ни с кем из населения, кроме принесших клятву единомышленников.

Издав такой и много других противных египетским обычаям постановлений, он приказал народу восстановить стены города и готовиться к войне с фараоном Аменофисом. Сам же он, собрав как прочих жрецов, так и прокаженных, отрядил посольство к изгнанным Тутмосисом пастухам (гайксосам — автор) в город по имени Иерусалим и, сообщив о положении своем и прочих подвергшихся позорному насилию сотоварищей, просил предпринять общее единодушное нашествие на Египет.

При этом он советовал направиться сперва к Аварису (Хут-Уарт), первоначальной родине их общих предков, и обещал в достаточной мере припасти для войска провиант, чтобы затем уже, когда понадобится, сражаться вместе и без труда подчинить себе [всю] страну.

Крайне обрадовавшись этому обстоятельству, те единодушно выступили в поход в количестве до 200000 человек и скоро прибыли в Аварис (Хут-Уарт). Узнав в подробности об этом нашествии, Аменофис, фараон египетский, не мало смутился, так как вспомнил об Аменофисе, сыне Пааписа.

Созвав тотчас египетское войско и посоветовавшись с его начальниками, он приказал прислать к себе наиболее чтимых в капищах священных животных и повелел жрецам, каждому в отдельности, охранять в самых безопасных местах изображения божеств.

Пятилетнего же сына своего, Сетоса, называвшегося также, по отцу Рамсесу, Рамессом, он отправил к своему другу. Сам же он приготовился защищаться с прочими египтянами, в числе до 300000 отборных воинов.

Сойдясь с врагами, он, однако не вступил с ними в битву, так как ему пришла в голову мысль, что он собирается воевать с богами. Повернув поэтому быстро назад и прибыв в Мемфис, он захватил Аписа и всех прочих, доставленных туда по его повелению священных животных и немедленно отправился со свитою и всем войском египетским в Эфиопию, в виду того, что царь эфиопский был по добровольному признанию его вассалом.

Последний принял фараона и всю его свиту, поскольку страна его обладала в достаточной мере городами, селениями и нужным для всех этих преследуемых судьбою пришельцев провиантом на, по крайней мере, тринадцатилетнее изгнание, и выставил на границе Египта эфиопский сторожевой лагерь для охраны людей царя Аменофиса.

Так обстояло дело в Эфиопии. Гиксосы же, соединившись с прокаженными египтянами, поступали столь жестоко с [покоренным ими] населением, что видевшим их тогдашние зверства первое их владычество казалось золотым: они не только жгли города и деревни, грабя и оскверняя храмы, не только не щадили изображений богов, но и делали из святилищ постоянно кухни, в которых зажаривали особенно высоко почитавшихся священных животных, а соответствующих жрецов и прорицателей заставляли разыгрывать при этом роль жертвоприносителей и резников, чтобы затем, обобрав догола, выгонять их.

При этом рассказывается, что происходивший из Гелиополя жрец Осарсиф, так названный по гелиопольскому божеству Осирису, основав новое государство и, дав ему законы, изменил, пристав к этим людям, свое имя на название Моисея, которым и стал с тех пор именоваться.

Вот это и многое другое, что я, краткости ради, обхожу молчанием, сообщают египтяне об иудеях. Далее Манефон рассказывает, что после этого Аменофис с большим войском и в сопровождении сына своего Рамсеса, под началом которого так же была особая рать, выступил из пределов Эфиопии.

Сойдясь с гиксосами и прокаженными, они оба победили их, и, умертвив множество, преследовали остальных до границ Сирии» (с. 26-27).

Прокомментируем этот отрывок. То, что Аменофис пожелал «лицезреть богов», означало ужесточение идеологической чистоты, изгнание, или обуздание «неверных». Вспомним, что гайксосов уже изгнали, но остались их ставленники, служившие надсмотрщиками и сборщиками налогов. Позже, как последователи Моисея, они станут иудеями, что означает «верующие».

Стремясь искоренить инакомыслие, фараон по совету этого жреца Аменофиса попадает в ловушку, отправляет подозрительных и «ритуально нечистых» в каменоломни, одновременно избавляясь от той части, которая соперничала в борьбе за трон. Далее происходит восстание «ритуально нечистых».

Под последними следует понимать людей, «осквернившихся» (например, участием в некоторых обрядах, а так же в ряде других ситуаций) и не успевших пройти обряд очищения. Такими могли быть и жрецы, гелиопольского обряда, придерживавшиеся солнцепоклонничества.

Поэтому, «жестокости» гайксосов под руководством Моисея касались главным образом ритуальных святилищ, имевших традиционный для египтян зооморфный характер. Восстание возглавил Моисей, руководствуясь собственными интересами захвата трона.

Он обратился за помощью к иерусалимцам (своим соплеменникам — гайксосам) и получил их поддержку. Повстанцы захватили большую часть Египта, однако, приблизительно через десять лет (точнее 13 лет) египтяне вытеснили их из страны (Исход).

Обратим внимание, что Моисей «советовал направиться сперва к Аварису (Хут-Уарт), первоначальной родине их общих предков».

Каково содержание воззваний Моисея? Одно из таких сообщений принадлежит Апиону, цитату из «Египтики» (Aiguptiaka) которого приводит в сочинении «О древности иудейского народа» Иосиф Флавий:

«В третьей книге своей Истории Египта он пишет следующее: «Как я слышал от египетских старцев, Моисей происходил из Гелиополиса; хотя ему и следовало бы оставаться верным родным обычаям, однако он ввел молитвы под открытым небом на стольких стенах города, сколько их там было, повелел всем [людям] обращаться при этом лицом к востоку; там ведь расположен уже город бога Солнца.

Вместо обелисков он воздвиг столбы, у подножия которых находилось изображение ладьи. На последнее падала от верхушки колонны тень, так что движение ее всегда совпадало с движением солнца по небу». ( II, с.2).

Кроме Апиона, об учении Месу (Моисея) упоминает Страбон, по-видимому использовавший «Истории Помпея» Посидония:

«Моисей, один из египетских жрецов, владел частью так называемого Нижнего Египта. Недовольный существовавшим там положением, он переселился в Иудею в сопровождении многочисленных почитателей божества.

Действительно, Моисей утверждал и учил, что у египтян и ливийцев неправильное представление о божестве, так как они изображают его в образах диких зверей и домашнего скота; ошибаются и греки, представляющие богов в человеческом образе.

Ведь, по его мнению, бог есть одно, единое существо, которое объемлет всех нас, землю и море — то, что мы называем небом или вселенной, или природой всего сущего. Кто, будучи в здравом уме, дерзнет создать изображение такого бога, похожее на какой-нибудь из окружающих нас предметов?

Напротив, следует оставить изготовление всяческих изображений божества и, отделив священный участок и подобающее святилище, почитать его без изображения. И те, кто имеет вещие сны, должны спать в святилище, не только они сами ради своей пользы, но и другие ради остальных. Живущие воздержанно, праведной жизнью всегда могут ожидать от божества какого-нибудь блага, дара или знамения, но прочие пусть не ожидают ничего.

Излагая такого рода учение, Моисей убедил немалое число разумных людей и увел их вместе с собой в то место, где теперь находится поселение Иерусалима. Землей этой ему удалось легко завладеть, так как она была незавидного качества и за нее никто не стал бы серьезно бороться.

В самом деле, это скалистая страна, правда, обильная водой, но окрестные области бедны и безводны, а внутренняя часть страны на 60 стадий имеет также каменистый слой под поверхностью почвы.

В то же время Моисей вместо оружия выставлял вперед святыню и божество, которому он желал найти место для почитания; народу он обещал установить культ и священные обряды такого рода, чтобы те, кто принял его, не тяготились расходами, одержимостью божеством или другими нелепыми действиями.

Подобными средствами Моисей снискал себе уважение и установил необычного рода власть, так как все окрестные народности охотно присоединялись к нему ради таких поучений и обещаний.

Преемники Моисея некоторое время оставались, верны его учению, ведя праведную и истинно благочестивую жизнь. Впоследствии жреческая должность оказалась сначала в руках людей суеверных, а затем — самовластных.

От суеверия пошло воздержание от некоторых родов пищи, от которых даже и теперь у них существует обычай воздерживаться; обрезание мальчиков и вырезание у девочек, и некоторые другие обряды такого рода, установленные законом». (XVI,II,36-37).

Говоря о происхождении Моисея, И.Флавий упоминает его победоносную войну с эфиопами, в результате которой, «Моисей, ввиду своего успеха задумает совершить государственный переворот в Египте.

Ввиду этого они (влиятельные придворные фараона – автор) стали советовать царю убить его. Царь и сам уже подумывал об этом, отчасти оттого, что завидовал военным удачам Моисея, отчасти из страха быть свергнутым им.

Когда ж его к этому подстрекнули так же и книжники, фараон окончательно решил избавиться от Моисея. Узнав заблаговременно об этом коварном замысле, последний, однако, тайно бежал» («Иудейские древности» 2,2;2,,1).

Как далее указано, он возвращается через 47 лет, чтобы овладеть Египтом. «Восемнадцать лет было Моисею, когда он бежал от мести фараона в землю Ефиопскую и сорок семь лет прожил он в земле этой». (Агада РИ III).

Прокомментируем эту часть. В ней указывается, что Моисей является отпрыском царского рода династии гайксосов и имел шансы на престол. Поскольку его претензии на трон не увенчались успехом, боясь мести, он оставляет Египет на 47 лет. В течение этого времени гайксосов изгоняют из Египта.

После временного занятия города Аварис, гайксосы оставляют его и основывают город Иерусалим. Моисей, не теряет надежды на трон, и, поскольку его конкуренты изгнаны, собирается вернуться в Египет и занять трон фараона. Повод для изгнания нынешнего правителя – «наказание за неверие».

Еще нужна социальная база – опора для возвышения. Ему удалось убедить Аменофиса, сына Пааписа, внушить фараону мысль об изгнании целых 80 тыс. потенциально протестного населения, которым он воспользуется для создания «революционной» армии.

В каменоломнях они окончательно формируются как бунтовщики. Прозрев, в какую ловушку он подтолкнул фараона, Аменофис, накладывает на себя руки ( или его убирают, перед угрозой разоблачения – «вот он стал поговаривать, что кое-кто, пожалуй, заступится за прокаженных с оружием в руках и овладеет Египтом на тринадцать лет»).

Моисей, зная, что гайксосы обосновались в Иерусалиме, и что они также не потеряли надежду на возвращение в Египет, хотя минуло около 50 лет, зовет их на помощь, как имеющих «общих предков».

Египетский фараон, зная о родственниках со стороны жены Моисея, отправляется к Эфиопскому правителю, чтобы предостеречь от союза с Моисеем. Аргументами служат общие боги, изваяния которых он берет с собой.

Первое наставление Моисея бунтовщикам не оставляет сомнений, что он формирует из них военный спецотряд по завоеванию себе власти. Очень уместна здесь клятва верности командиру, который «выше всех богов».

В последнем отрывке упоминалось, что могли существовать люди, которые были свидетелями первого владычества гайксосов. Это может означать, что от изгнания гайксосов (около 1570 г.до н.э.) до исхода евреев прошло около 50 лет, если считать средний возраст египтян в 60 лет и, по крайней мере, некоторые должны были находиться возрасте 10 лет, чтобы сохранить впечатления о «прежних зверствах» гайксосов. Здесь тоже совпадают независимые оценки даты исхода евреев и можно считать, что он совершился около 1520-1510 гг. до н.э.

Чтобы быть точными, надо подчеркнуть, что евреев как таковых еще нет, было родственное гайксосам племя, проживавшее около Ура, в Шумере. Но прослышав, что в Египте правят их родственники, они собрались в дорогу, в надежде на лучшую долю.

Сходные данные сообщает и Херемон, на которого так же ссылается Иосиф Флавий: «Аменофису во сне являлась Исида с упреками за то, что во время войны подвергся разрушению храм ее. Книжник же Фритибавт сказал, что страшные ночные видения прекратятся, лишь только царь очистит Египет от запятнанных людей. Поэтому, собрав 250000 ритуально нечистых, тот изгнал их.

Вожаками же их были: ученый Моисей и Иосиф, также книжник, которые по-египетски назывались: Моисей — Тисифен, Иосиф — Петесеф. Достигнув Пелузия, они встретились с 380000 человек оставленных там Аменофисом. Их фараон не хотел впускать в Египет. Заключив с ними дружественный договор, они двинулись обратно в Египет.

Между тем Аменофис, не дожидаясь их нашествия, бежал в Эфиопию, покинув жену свою беременною. Последняя, скрываясь в каких-то пещерах, родила сына по имени Рамесс, который, по достижении возмужалости, прогнал иудеев в количестве 200000 человек в Сирию и дал отцу своему возможность вернуться из Эфиопии».(там же, I, с.32 ).

Структура этих данных совпадает с предыдущими, отличны только цифры – 250000 вместо 80000 «прокаженных», 380000, вместо 200000 гайксосов.

Резюмируем. Итак, Моисей – гайксос. Евреи пришли в Египет, когда там царствовали гайксосы. Последние назначили евреев надсмотрщиками, надзирателями и сборщиками налогов с египтян. В библии говорится об этом, когда фараон дает задание евреям-надсмотрщикам продолжать изготавливать кирпичи, но потребовать, чтобы работники сами собирали для этого солому.

Евреи были в рабстве не у египтян, а у гайксосов на службе. После того, как изгнали гайксосов, евреи лишились своих хозяев и некому стало заступиться за них. Тут-то египтяне и взялись за пришлый народ, мигрантов, пришедших в Египет на заработки. В течение 50 лет, до прихода Моисея, возрастало давление египтян.

В то же время надежды евреев были обращены к Востоку, откуда они ждали помощи гайксосов. «И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа, и сказал народу своему: вот, народ сынов Израилевых многочисленен и сильнее нас; перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, соединится, и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас и выйдет из земли. И поставил над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами». ( Библ Исх. 1:8-11).

Если евреи — рабы египтян, то как они могут быть сильнее их? И трудно представить, чтобы кто-либо подчинил себе более сильный народ, да ещё потом и «изнурял его тяжкими работами. На самом деле, египтяне сами страдали от евреев, как надсмотрщиков и сборщиков налогов, иначе, кто же будет изгонять своих рабов?

Подтверждением этого служит тот факт, что после изгнания гайксосов, евреи недолго держались в Египте без их поддержки. В борьбе за царский престол, на который Моисей имел право по рождению, он решил опереться на евреев.

Несмотря на длительное отдельное проживание большей части гайксосов в Иерусалиме, связи между двумя группами этого народа не были потеряны, ввиду чего Моисей и надеялся найти поддержку у соплеменников, будучи уверенным, что те не переставали лелеять надежду на возвращение в Египет.

Известны скитания евреев по пустыне, какова их цель? Потерпев поражение, возможно, из-за военной неопытности евреев, Моисей старается привить им беспощадность и безжалостность, воспитывая их как жестоких воинов.

Например, в Торе описывается эпизод, как евреи отомстили мадианитянам за их гостеприимство полным истреблением и сожжением их городов. Когда евреи, разорив соседей, взяли в плен некоторых из них, Моисей страшно осерчал: «сильно разгневался Моше на военачальников… «вы оставили в живых всех женщин?…убейте всех детей мужского пола и всякую женщину, познавшую мужа на мужском ложе, убейте. А всех детей женского пола, которые не познали ложа мужского, оставьте в живых для себя» (с.213, Тора).

Видимо подобными мотивами руководствовался Моисей, когда водил народ еврейский 40 лет по пустыне. Свой эксперимент по превращению народа в послушное пушечное мясо, не рассуждающее по получении приказа, он поддерживал не только угрозами, но и, как сказано на стр.215 и 225 Торы , он водил народ до тех пор, пока не истребил все достойное население, чтобы превратить остальных в рабов.

Двадцатилетние не должны были увидеть обещанной земли только потому, что некоторые из них, устав уничтожать другие народы, захотели мирной жизни. Он пообещал оставшимся еще 20 лет водить их по пустыне, пока не выбьет из их головы всю эту гуманитарную дурь.

У Моисея были свои грандиозные планы по покорению обширных земель Египта. Он убеждает евреев быть готовым к дальнейшим войнам. «Как же вы останетесь в стороне, когда ваши братья будут воевать?», говорит он (с. 215.Тора).

У евреев это не изгладилось из памяти и до сих пор сохранилось представление о вине Месу перед иудеями. Отношения Месу с иудеями были далеки от идиллии. Порой речь доходила до редкого пренебрежения. Священник Иофор прямо обвиняет его: «Что это такое делаешь ты с народом? для чего сидишь один, а весь народ стоит пред тобою с утра до вечера?» (Библ Исх. 18,14).

Вообще в иудейской традиции прослеживается явно враждебное отношение к Месу. Например: «Государь! — ответили мудрецы. — Облик этот (портрет Моисея) принадлежит человеку жестокому, высокомерному, жадному к наживе, одержанному властолюбием и всеми пороками, какие существуют на свете» (Агада Пус. XIII).

«Смотрели вслед Моисею люди, склонные к клеветничеству, и пальцем на него показывали. — Взгляни, — говорил один, — что за затылок, что за плечи откормил он себе на народном хлебе!
— Бездельник он! — поддерживал другой. — Человек заведывающий постройкой скинии и распоряжающийся запасами серебра и золота в столь несметных количествах, — удивительно ли, что он скопил себе богатство?» (Агада Пус. XI ).

Добавим еще следующий текст Платона:

«А Мусей (Моисей – автор) и его сын уделяют праведникам от богов блага еще более прекрасные. В их рассказах, когда праведники сойдут в Аид, их укладывают на ложа, устраивают пирушку для этих благочестивых людей и делают так, что они проводят все остальное время уже в опьянении, с венками на голове.

Очевидно, Мусей считает, что самая прекрасная награда за добродетель — это вечное опьянение» (Государство II, 363с-е).

Естественно, не следует понимать Месу (Моисея) буквально. Говоря об опьянении, он просто использует наиболее доступное всем понятие. По-видимому Месу имел ввиду состояние вечной эйфории, вечного блаженства. То есть, мы имеем дело с доступным для народа описанием нирваны.

Интересно, какова была этимология названия «Израиль»? Само это имя «Израиль» возникает при весьма типичных для евреев обстоятельствах. После того, как сыновья Яакова убили всех мужчин племени Хамора и разграбили его поселение, Яаков испугался, что это возбудит ненависть жителей страны Ханаанской, в которую он только вступил, и обратился к своему клану: «У меня людей мало; соберутся против меня, и истреблен буду я и дом мой» (с.44,Тора).

Поэтому он принял решение уйти подальше от этого места и велел своим ближним поменять свои одежды, собрал и спрятал украденные изображения чужих богов и ценности (в том числе и серьги), а придя в местность Луз объявил, что они будут называться «Исраэйль» (с.45,Тора). Обосновал он это тем, что к нему явился бог и нарек его так. Иными словами, слово «Израиль» родилось из-за страха перед возмездием.

Несколько сложнее вопрос с левитами. По Библии это племя не получило своего удела в Палестине, так как все его представители стали жрецами и в связи с этим расселились по всей территории обитания израильтян. Но было ли это племя вообще или его появление плод поздних переосмыслений?

В надписях в местности Эль-Оль (где никогда не было израильтян) упоминаются ЛВТ (написание без гласных) в значении «жрецы». По-видимому, левиты — потомки египетских жрецов, пришедших с Месу, что находит подтверждение в следующем тексте:

«При освящении левитов, которых окропляли очистительной водою, сбрив волосы со всего тела, посвящение получил и Корей. И стала говорить Корею жена его:
— Полюбуйся, как поступил Моисей с тобою: сам царем стал, Аарона первосвященником сделал, сыновей его иереями.

Теруму принесут — он говорит: «Отдайте все священнику», принесут десятину для левитов, он и от нее отбирает десятую часть для священника же. Мало этого, он еще обрить вас велит. Издевается над вами. Волосы у людей — и то ему завидно!

Никогда, ни на каком, пусть даже самом кратком, этапе своей истории Израиль не простирал свои границы ни до Нила, ни до Евфрата. Странновато вводить в священную книгу заведомо лживый текст. А вот Гайксосы — Армяне в период наибольшего расцвета и походов в Египет, особенно при XVIII династии, как раз и занимали указанную территорию.

Достаточно упомянуть армянские государства – Митанни, Хайяса, Алзи и другие, объединенные под названием страны Наири. Причём более ни об одной стране древности нельзя было сказать, что она простирается именно от Нила до Евфрата. Только о странах армянского круга. Получается, что Господь, заключив завет с Авраамом, возвращал верующим гайксосам (т.е., иудеям) их земли.

Ясно, что собирает новое войско, которое воспитывается в духе ненависти к врагам, а, прежде всего, к Египту, как основной цели. Но войско надо долго готовить. Поэтому не случайно он, водя народ по пустыне, наказывает его за проявление милосердия (см. Тору ), и в то же время не жалеет его.

Эта цель — покорение Египта и формирование для этого воинственной группы (спецназа) — была подлинной целью его учения, и во многом предопределила последующую судьбу гонимых иудеев. Характерно, что во время второй переписи своего народа, как констатирует Библия «В числе их не было ни одного человека их внесенных в перепись Моисеем и Аароном священником, которые делали перепись сынам Израилевым в пустыне Синайской» (Числа 26:64).

— Но Моисей ведь и себя дал обрить, — возражал Корей» ( Агада Пус. XIV).
Судя по тексту, Месу ходит обритым налысо (ведь освящен он явно давно, и Корей видит его обритым), а это обряд, принятый у египетских жрецов. Левиты используют этот обряд, что позволяет отождествить их с гайксоскими жрецами, пришедшими с Месу.

Попробуем найти упоминания о гайксосах в неегипетских источниках. Имя «гиксосы» соседним народам неизвестно. Зато сам факт завоевания Египта пришельцами из Азии был известен арабам. Об этом сообщают в частности Масуди, Табари и Аль-Самхуди. При этом они именуют завоевателей как амалекитян.

Более того, предания сообщают, что исход произошел при фараоне амалекитянине. Если считать неудавшуюся попытку Моисея покорить Египет временным царствованием, порядка 10 лет, то исход действительно произошел при нем. Это хорошо согласуется с мнением ряда ученых о гайксосском происхождении XVIII династии. См.W.Helck.

Крупнейший немецкий египтолог В. Хелк (Helck 1983. Wolfgang Helck. Historisch-Biographische Texte der 2. Zwischenzeit und Neue Texte er 18. Dynastie. Wiesbaden) прямо считает гайксосов хурритскими племенами, и происхождение восемнадцатой династии фараонов выводит из гайксосов.

Хуррито-урартско-гайксоские племена имели общих богов. У хурритов-урартов это Туш(е)ба — бог Бури, и богиня Анаит; главными богами гайксосов были Сутех – бог Грозы (Бури) ) и его супруга Анаит – типичные боги Армянского Нагорья (см. М.А.Коростовцев Религия Древнего Египта).

Парадокс состоит в том, что потомок гайксосов Месу, не являясь израильтянином, стал предводителем иудеев. В приведённой выше цитате из текста Херемона изгнанные из Египта повстанцы названы именно иудеями. Причём это первое упоминание Херемоном этого этнонима.

До восстания сосланные фараоном на каменоломни люди иудеями не были. Пришедшие на помощь Месу из Азии были гайксосами. Иудеями все эти люди стали лишь потом. Ответ на вопрос «как» даёт само этноним. Иуда (Йехуда) переводится с иврита как «хвала бога» или «славящий бога» или верящий в бога. Совершенно нормальное название для последователей религиозного реформатора.

В состав иудеев вошли две группы населения — египетские изгнанники и иерусалимские шасу, пришедшие на помощь Месу по его призыву. На их землях беженцы впоследствии и обосновались. В тексте Библии сохранилось практически прямое указание на то, что участники исхода идентифицировали себя как гайксосов:

«В этот день заключил Господь завет с Авраамом, сказав: потомству твоему даю Я землю сию, от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата» (Библ Быт.16:18).
Иными словами, гайксосы собирались вернуться в Египет, вот почему Моисею нужно было военное формирование.

Мы знаем уже о военном опыте Моисея и о его победах над эфиопами. Знаем и о его неудачах покорить Египет. Что обычно предпринимает полководец в таких случаях?
Суммируем еще раз.

Во-первых, хотя гайксосы оставили Египет до Моисея, тем не менее, Моисей именовал их родственным народом (см.еще раз цитату из Манефона), во-вторых, что гайксосы основали Иерусалим задолго до того, как там появились евреи (снова Манефон), в-третьих, что для того, чтобы вернуться на свою родину им пришлось бы пересекать территорию Ассирии, с которой они находились во враждебных отношениях (по Манефону).

Как известно, на севере с Ассирией граничила Армения, откуда они вероятнее всего и прибыли ( если точнее, то с Сасунских гор). В четвертых, выясняется, что изгнание гайксосов было частичным, XVIII-я ( и XIX-я) династия фараонов, к которой имел отношение Моисей, тоже была по происхождению из гайксосов.

Т.е., изгнание, могло быть обычным династическим расколом, борьбой за трон. Какая-то часть во главе с фараонами XVIII-ой династии взяла верх в междуусобной династической войне.

Побежденная часть эмигрировала в Иерусалим, но не оставила надежду вернуться. Именно об этой опасности предупреждал покончивший самоубийством жрец Аменофис (видимо, став объектом мести ). Как показали события, он был прав, восставшие действительно обратились за помощью к гайксосам из Иерусалима.

Автор: А. Торосян Отрывок из книги Россыпи армянской цивилизации

Читать также:  Вперед в прошлое — Россыпи армянской цивилизации

Были ли в истории арамейцы — Россыпи армянской цивилизации

Вторжение Гайксосов в Египет — Россыпи армянской цивилизации

Гайксосы — Амалекитяне — Хетты — Хурриты


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


2 комментария

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.