Опубликовано: 31 Январь, 2019 в 0:20

Предубеждение русского правительства против армян — Армянский вопрос

Предубеждение русского правительства против армянКроме болгарской «неблагодарности» и вообще неудач панславизма на русской подкладке, огромную роль в предубеждении русского правительства против армян сыграл общий реакционный поворот после 1881 года с упорным нежеланием бюрократии взглянуть прямо в глаза истине и со слепою тенденцией относить все недовольства действующим режимом, бродящие в русском общественном море, на счет евреев, поляков, армян и прочих инородцев окраинных и внутренних.

В результате – Гурко в Польше, Бобриков – в Финляндии, Голицын – на Кавказе. Малейшие столкновения закон-нейших инородческих прав с новым государственным курсом понимались как явления крамольные. И так как с исконными армянскими правами новый курс столкнулся очень скоро и резко, то армяне стяжали в Петербурге репутацию народа крамольного и бунтовского по преимуществу; нива Абдул-Гамида получила новое удобрение!

Собственно говоря, с назначением кн. Голицына главноначальствующим на Кавказе весь армянский народ можно было считать как бы в гласном подозрении и под полицейским надзором. Провозглашал же этот удивительный сановник своею политическою программою:

– Доведу до того, что единственным армянином в Тифлисе останется чучело армянина в Тифлисском музее!
Роковая политика Дальнего Востока с китайской прелюдией к страшной симфонии японской войны уже назревала, уводя русские силы и деньги на Тихий океан. Русское правительство не могло окружить поднадзорную народность достаточным количеством сто-рожей.

Тогда оно уподобилось политической Пенелопе и руками кн. Голицына распустило ткань почти вековой неустанной работы. Сто лет трудилась Россия, чтобы замирить Кавказ и объединить его разрозненные, враждующие народы. Новый курс пошел в обратном направлении.

Он решил дать армянам урок, что они безопасны – лишь покуда немые рабы русского бюрократического произвола; что при отсутствии с их стороны беспрекословного повиновения русификаторскому режиму они будут оставлены русскими властями вне гражданского закона и военной защиты и – безоружные – лицом к лицу со своими старыми соседями-врагами.

Г-н Величко употребил весь свой талант, чтобы обострить отношения, существовавшие между армянством и грузинами, играя по преимуществу на струнах задолжания обнищалой Грузии армянскому капиталу. В своём спехе найти местный оплот против предполагаемых революционных течений кн. Голицын схватился за татар, как рыба хватает червяка, не подозревая, что в нем спрятан крючок.

И от крючка тянулась длинная-длинная путаная леса, привязанная к длинному-длинному удилищу, нижний конец которого, перекинувшись через Черное море, исчезал в Ильдиз-Киоске. На Drang nach Osten немцев и рус-скую проповедь воинственного панславизма Абдул-Гамид давным-давно ответил мощною и искусною пропагандою панисламизма; она имела уже то преимущество пред пропагандами европейских про-грамм, что не кричала о себе ни в застольных речах, ни в передовых статьях, никого не закидывала шапками и никому не грозила бронированным кулаком, но потихоньку и полегоньку ползла по горным ущельям и долинам Малой Азии, как тихая, злая змея, и бесшумно делала свое фанатическое дело.

Агенты панисламического движения рассыпались по Малой Азии и Кавказу, неуловимые, не подозреваемые, всюду проникающие, понятные в каждом слое населения, приятные в каждой сакле, потому что ислам демократичен и в существе не знает разницы сословий.

И на старуху бывает проруха:в конце девяностых годов в Елизаветполе был обнаружен мусульманский заговор и найдены панисламические прокламации Абдул-Гамида. Но – quos vult perdere, dementat34: недреманное око в Тифлисе осталось закрытым на грозящую опасность. Напротив, это открытие – до известной степени эра нашего административного татаро-фильства. Власти как будто остались довольны, что нечаянно натолкнулись на такой компактный клубок местной розни.

Стоит, мол, лишь взять змеиный клубок покрепче в свои руки – и вот вам нечто лучше всякого казачества и надежнее всякой жандармерии: страшная, решительная, беспощадная – притом чуть не даровая – угроза против всяких возможных и невозможных «революций» христианского населения.

И воображали, будто панисламический клубок дался им в руки. И только теперь, когда против татарской анархии работали пушки и едва ли не приходится двигать на Кавказ регулярные войска и возвращаться к старинной системе казачьих поселков, – только теперь в пламени Баку рассмотрела русская бюрократия, сколько самоубийства для государства с разноплеменным и разно-верным населением носит в себе аморальная политика dividere et imperare 35.

Мне не хочется быть слишком пессимистом. Я скептически слу-шаю мрачные пророчества здешних вещих голосов, будто мы на Кав-казе в армянских ужасах рвем только цветочки, а ягодки будут впереди; и будто рост мусульманской анархии подарит нам в Малой Азии кое-что похуже Махди 36 и сумасшедшего Муллы; будто мы стоим под угрозою, что не сегодня-завтра Абдул-Гамид протянет свою нежную, уже старческую руку к землям, которые он вынужден был отдать России тою же рукою, когда был молодым человеком.

Оставим все эти мрачные гадания, одним пророкам внушаемые озлоблением вполне понятного и извинительного отчаяния, другим – нескрываемою радостью неожиданного торжества, третьим – страхом, у кото-рого глаза велики. Не станем, так и быть, заглядывать в будущее, – и настоящее достаточно страшно.

Русские газеты очень радужно пишут, будто Россия входит в новый период политической жизни с свободной мыслью и со свобод-ным словом избранников, если и не весьма народных, то все же как будто и не вовсе по назначению из министерства внутренних дел.

Должен сознаться, что личное мое мнение о всех восторгах и чая-ниях этих суммируется двумя пословицами: «дай Бог нашему теляти волка поймати» и «цыплят считают по осени». Но нет никакого сомнения, что этой «новой России», какова бы она ни оказалась, на первых же порах придётся отдать значительную долю своего рефор-мационного процесса инородческим вопросам; в том числе и в силу требовательной остроты современного напряжения едва ли не на главном месте – вопросу армянскому.

Отрывок из книги Александра Амфитеатрова: Армянский вопрос Окончание следует

Читать также: Армянский вопрос — Александр АмфитеатровРоссия умыла руки в армянском вопросе — А. АмфитеатровАрмянское освободительное движение — Недоброжелательность державПопытка Англии положить конец неистовствам Абдул Гамида — Категорический отказ РоссииОтвратительная ложь в русской печатиАрмянское недовольство — Результат Голицынского режимаРоссия помогала Турции душить голоса свободы в армянской нации, Армения — Аванпост Западной культурыМировые Державы в роли тормозов решения Армянского Вопроса«Смертельный яд» Абдул-ГамидаГолицын — Конечное звено в цепи разрушений

34 В сокр. передана латинская поговорка: «Кого бог хочет погубить, того он прежде лишает разума». 35 Разделяй и властвуй. 36 Махди – мусульманский мессия.



ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Комментарии 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.