Опубликовано: 19 Август, 2018 в 15:01

Владимир Енгибарян — Эталон боксерского таланта

Владимир Енгибарян - Эталон«Я знаю многих талантливых советских боксеров, но лучший среди них – Владимир Енгибарян. Это эталон боксерского таланта».Ласло Папп – трехкратный олимпийский чемпион.

В конце XVIII века армяне Арцаха, спасаясь от нашествия врагов и свирепствовавшей чумы, стали мигрировать в соседние области Армении.

Уроженец Севкара Николай Енгибаров прошел тяжкий путь батрака, рабочего нефтяных промыслов, отважного бойца Бакинской коммуны, смелого чекиста. Он и своего четвертого ребенка, родившегося уже в Ереване – будущую звезду мирового бокса – назвал Владимиром.

Летние каникулы 1946 года Володя проводил у сестры в Алаверды. Судьба привела его в спортивный зал, где под руководством Артема Арутюнова тренировались юные боксеры.

– Эй, что стоишь, руки повесил, как плети?! – крикнул Володе Арутюнов. –Ну-ка, лови!
И бросил ему пару перчаток.

– Во вратари годишься. А в боксеры? Давай-ка наденем, зашнуруем.
Ему вдруг стало интересно: как это драться в перчатках? Это же почти как подушками кидаться! Володя стал неловко тереть нос перчаткой.

– Нос первый пронюхал, что быть тебе боксером. Это он защиты требует, –рассмеялся тренер. – Не хочет в блин превратиться. А теперь попробуй поработать вот с этим безответным противником, – и подвел к боксерской груше.

И Володя замолотил по ней изо всех сил.

– Ну, пулеметчик! Вот такой мне и нужен! – воскликнул тренер.
Так Володя оказался в секции бокса. Приходил в зал раньше всех и уходил последним. Так начался путь легендарного чемпиона.

…Спортивный варшавский зал «Гвардия». Чемпионат Европы по боксу 1953 года, в котором впервые принимают участие советские «рыцари ринга». Енгибарян дебютировал на международной арене победой над спортсменом из ГДР Гутшмидтом. После следующей победы над болгарином Иваном Марковым в полуфинале его поджидал хозяин ринга Анткевич.

Два раунда зал поддерживал своего земляка, но кроссы Енгибаряна выводят из строя Анткевича, и в зале наступает тишина. Судья поднимает руку армянского боксера – и поляки, как истые ценители бокса, аплодируют ему.

В финальном поединке с венгром Юхасом симпатии зрителей были на стороне Владимира, и он их не подвел, уверенно переиграв соперника. В историю Владимир вошел как первый советский боксер – чемпион Европы.

В английском журнале «Уорлд спортс» Джордж Уайтингтон, оценивая технику Енгибаряна, назвал его «самым разносторонним и стильным легковесом», которого он когда-либо встречал за долгие годы работы в спортивной журналистике.

Он отмечал, что у него и тактика, и стратегия – чисто «английские», с левым прямым, работающим, подобно биллиардному кию, и все же, когда нужно, он мастерски укорачивает его в сильный и точный крюк. Отметил английский журналист и великолепную технику обороны.

Высокую оценку Енгибаряну дала и французская газета «Экип»: «Армянский боксер обладает стилем американских чернокожих боксеров. Он является одним из самых лучших боксеров чемпионата».
А вот как отзывался о нем знаменитый боксер и тренер Николай Киселев: «Владимир Енгибарян – ярчайшее явление на советском ринге».

Волею жребия чемпион Европы Енгибарян и двукратный чемпион Европы Дрогош должны были встретиться в первом же своем бою олимпийского турнира. Но Енгибарян – настоящий, волевой спортсмен. Он был рад, что судьба олимпийской медали решится в первом бою.

Этот поединок он провел блестяще, продемонстрировав весь свой уникальный арсенал боевых средств. Уже в первом раунде Дрогош побывал в нокдауне, и в дальнейшем преимущество нашего мастера было бесспорным. Затем Енгибарян обыграл (тоже с нокдауном) сильного француза Салюдена.

Следующий соперник – южноафриканец Лоубшер. Снова победа, и снова с нокдауном. В финале с Енгибаряном боксировал крепкий и волевой итальянец Ненчи. Володя не дал навязать себе чужую волю. Он провел бой в свойственном ему стиле и одержал красивую победу. Золотая олимпийская награда по достоинству увенчала успех выдающегося боксера.

До появления Енгибаряна на советском ринге преобладал грубый силовой бокс. Его техничную манеру ведения боя подхватили Шоцикас, Лагутин, Сафронов, Баранников, Тамулис и другие советские боксеры. Их поединки назывались в прессе не иначе как «богатырскими симфониями».

Владимир Енгибарян был первым советским «композитором», который довел бой на ринге до гармонии, когда «каждая атака представляет собой полнозвучный аккорд, сливающийся в ходе боя в симфонию мужества, силы и красоты».

На Олимпийских играх в древности дважды в кулачном бою побеждали армянские цари Трдат Великий (в 281 году) и Вараздат (в 385 году). И вот теперь, через 16 веков, в Армении вновь появился «олимпионик» по боксу.

«Енгибарян – гордость любительского бокса, – писал после Мельбурна английский журнал «Боксинг ньюс». – Он техничен, хорошо подготовлен физически и не перетренирован. Прекрасная работа ног напоминает Джо Луиса, исключительная реакция и богатое разнообразие ударов – наиболее характерные его черты».

Не успели стихнуть страсти вокруг олимпийского успеха, как надо было снова собираться в путь. На этот раз в Прагу, на чемпионат Европы. Первым противником Енгибаряна был румын Алле. Затем предстоял бой против Салюдена. О дуэли, начатой в Мельбурне, писали многие газеты. Клод Салюден заявлял: он побьет Енгибаряна и, завоевав пояс чемпиона Европы, уйдет в профессионалы.

Жажда реванша опьянила француза. Сильными ударами он пытался вывести Владимира из равновесия. Зная, что идти на обмен ударами бессмысленно, Енгибарян действовал контратаками, и его удары оказывались точнее, а удары Салюдена не достигали цели.

В третьем бою армянский боксер поверг поляка Милевского, а в финале предстоял поединок с хозяином ринга чехом Иванушем. Перед началом боя к Енгибаряну подошел советский посол Кузнецов и попросил: «Из хозяев чемпионата лишь один боксер вышел в финал. Он ваш соперник. Я желаю вам удачи, но сделайте так, чтобы это был деликатный поединок, если такое вообще может быть в вашем виде спорта».

Перед началом боя появление Енгибаряна было встречено неодобрительным свистом. Но во втором раунде Владимир стал чувствовать, что завоевывает симпатии чехословацких зрителей. Вот он воспользовался промахом Ивануша, прижал к канатам, довольно крепко попал в корпус и… легонько удержал чеха от падения.

Когда завершился бой, Ивануш в благодарность за товарищеский «поединок» обнял Владимира, а чехословацкие болельщики прорвались к рингу и стали качать Енгибаряна.

Перед торжественным закрытием чемпионата подошел посол Кузнецов и, поздравив Енгибаряна, сказал: «Президент Антонин Запотоцкий просил передать вам благодарность за такой, как он выразился, джентльменский бой. Он сказал, что вы не только мастер своего дела, но и дипломат».

Владимиру Енгибаряну был вручен хрустальный кубок, учрежденный президентом Чехословакии, за лучший бой чемпионата. Удостоился он и еще одного почетного приза чемпионата, предназначенного «самому техничному боксеру». А немецкий журнал «Спорт ревю» назвал Енгибаряна «волшебником ринга».

… На XVII Олимпиаде в Риме для поединков по боксу предоставили самый большой закрытый зал «Палаццо делла спорт», вмещающий 18 тысяч зрителей. Первым был повержен немец Буссе, затем южноафриканец Людик. В поединке с негром Енгибарян сильно разбил свою левую руку, ту самую, в которой у него находился основной запас «динамита».

В следующем бою с поляком Каспшиком Владимир пытался делать финты левой, чтобы скрыть, что она не работает. Енгибарян мог только яростно огрызаться. Впервые за много лет он «дал себя побить». Эта победа оказалась пирровой для поляка, так как его лицо было сильно повреждено после разящих ударов Енгибаряна, и на следующий день врачи сняли Каспшика с соревнования.

С тех пор, как впервые в Варшаве он стал чемпионом Европы, ни один советский боксер не мог одержать победу над ним. Ни в одном из 168 боев он не был в нокдауне, ни разу противник не рассек его бровь, даже в самом трудном бою, в Риме.

Уже дома он решил повесить перчатки на гвоздь. Спорткомитет республики доверил Владимиру Енгибаряну тогда единственную в стране школу юных боксеров, которая ныне носит его имя. Ее питомцы не раз вписывали свои имена в реестр победителей всесоюзных и мировых соревнований.
Ну а что же Енгибарян?

Он понял, что тренер из него не получается и подался в судьи. И вновь для него звучал гонг, вызывающий на ринг судью международной категории Владимира Енгибаряна.

А когда не стало СССР – страны, честь которой он защищал долгие годы, а в Армении наступили времена так называемых демократов-аодовцев, Владимир Николаевич Енгибарян перебрался в Соединенные Штаты.

…Весть о приезде Енгибаряна мгновенно распространилась по Еревану. Небольшой группой журналисты ринулись на его поиски и застали легендарного чемпиона, разумеется, в родной боксерской школе.

– Владимир Николаевич, выглядите отлично, тьфу, тьфу, тьфу…

– Всю жизнь не пил, не курил, физзарядку по утрам до сих пор делаю.

– После долгой разлуки как показался вам Ереван, ваша школа?

– Я за всю свою карьеру ни разу не побывал даже в нокдауне. Взгляните на мое лицо – ни одного шрама, а руки покалечены, потому что других бил. А вот сегодня нахожусь в состоянии грогга. Посмотрите, в каком плачевном состоянии находится «кузница армянского бокса»… Неужели государственным чинам безразлична судьба школы, которая за 45 лет своего существования воспитала не одного чемпиона?

– В чем заключается основной секрет успехов боксеров вашей школы?

– В уважении к старшим. Молодые боксеры должны не выпячивать свое «я», а слушаться тренеров и старших товарищей, учиться и учиться. Вспоминаю своих первых тренеров – Артема Арутюнова и Эдуарда Аристакесяна. У каждого из них я чему-то научился, что-то почерпнул. Всегда записывал их указания и обязательно выполнял. А в сборной СССР? Там тренеры помогали только своим воспитанникам.

Москвич – столичным боксерам, киевлянин –украинцам и так далее. Наоборот, кое-кто из них мешал, желая более удачливым поражения, чтобы в сборную могли попасть их ученики. На Олимпиаде в Риме я должен был во второй раз стать чемпионом. В первых двух боях там я легко победил. В четвертьфинальном поединке выступал с травмированной рукой.

Нужна была психологическая поддержка, а рядом никого. Растерялся в отсутствие тренера. В тяжелую минуту никто не поддержал, даже спортивные чиновники. Они появляются рядом лишь в моменты триумфа.

– А как вы обосновались в Америке, как живете? Слышали – вы отошли от бокса?

– После переезда туда в 1993 году первое время тренировал, но затем появились какие-то люди, о которых не хочется даже говорить, и я отошел от бокса. Америка – страна эмигрантов. Со всего мира туда переезжают армяне с разным менталитетом, культурой, мышлением. Каждый говорит на своем диалекте, ни черта не поймешь. Один иранский армянин постоянно доставал меня, ерничал, грубил. Пришлось «приласкать» его. Приехали полицейские, начали разбираться и, узнав, кто я, уехали.

– Ваш 70-летний юбилей в Америке отмечали?

– Несколько дней радио и телевидение рассказывали обо мне. Газеты тоже не обделили вниманием.

– Оптимизма вам по-прежнему не занимать.

– Не люблю нытиков. Надо верить в успех, и тогда он придет. И еще один совет: не копите негатив в душе. Любите друг друга. На чужбине ужасно скучаю по Еревану, по своим ученикам. Смотрите: я приехал, и они сбежались, пришли повидаться. Дай Бог, жизнь здесь нормализуется, и тогда я обязательно вернусь в Ереван – это моя мечта. У меня предложение: давайте вместе сфотографируемся, на память.

Александр Григорян


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.