Опубликовано: 13 февраля, 2020 в 20:42

На вопрос, откуда вы, они отвечают: «Мы амшенцы»

Собеседник «Медиалаб» Сергей Варданян – научный сотрудник Института археологии и этнографии Национальной академии наук РА, этнограф, фольклорист, вице-президент благотворительной земляческой общественной организации «Амшен», главный редактор ежемесячной газеты «Дзайн амшенакан».

Господин Варданян, как амшенцы, ставшие мусульманами, могут сохранить культуру и традиции?

Здесь главное знать сколько времени прошло с момента принятия ислама. Амшенцы массово приняли ислам в 1720 г. Представьте себе 300 лет назад принявших ислам армян. Какие большие изменения могли произойти в их культуре за столько время. На вопрос, откуда вы, они отвечают: «Мы амшенцы».

Как бы я ответил на этот вопрос? Я из Вана, так как в 1915 г. мои дед и бабушка переселились именно оттуда. В Амшене села разбросаны по горам и лесам. Амшенские армяне провинции Ризе до 1950-60 гг говорили на армянском языке. Они стали говорить на турецком, когда туда провели электричество, появилось телевидение.

В то же время они сохранили множество армянских слов, часть из которых они записывали в своих селах. До этого люди, в особенности женщины, не разговаривали на турецком языке. Жили в горах, негде было учиться. Такое же положение было и в провинции Ардвин, до того как в 1970-80х гг туда провели электричество.

До этого многие не знали турецкого. Теперь дети смотрят мультфильмы на турецком и уже с детства знают язык. Когда говоришь с амшенцами, они часто переходят на турецкий язык. Я спрашивал: «Почему не говорите на амшенском диалекте?» Ответ известен: у них не хватает словарного запаса, чтобы описать многие современные понятия и явления. По данным ЮНЕСКО, амшенский диалект относится к 18-и вымирающим языкам Турции.

Как вышло, что вы начали интересоваться Амшеном и амшенцами?

После окончания школы в 1969 г. мы вместе с матерью поехали на море в Адлер. Она говорила: «Ты очень много занимался, устал, поедем, отдохнем немного». Возле Адлера есть село Молдовка – это армянское село (…). В дом, в котором мы остановились в Адлере, приходили сельчане из Молдовки с озабоченными лицами и палками в руках.

Они требовали, чтобы в Молдовке открыли армянскую школу, но местные власти противились этому. Когда я беседовал с ними, то не понимал некоторых сказанных ими слов. Помню, меня впечатлило, что человека они называют «машт», и еще многое другое: что эти люди боролись за то, чтобы остаться армянами.

Когда мы вернулись в Армению и спрашивали об Амшене и амшенцах, то слышали о горестных, душераздирающих вещах. Начал искать литературу, но ее не было. Сотни тысяч армян приезжают в приморские города на отдых, где живут амшенцы. Плавают в море, отдыхают, но об амшенцах не знают практически ничего.

Потом поступил на работу в газету «Пионер канч» и начал печатать там стихи армянских детей из Краснодарского края и Абхазии. В один из дней пришел из Адлера учитель-амшенец, Андраник Зейтунян, который вез книги для раздачи в школах. Он занимался сохранением национальной идентичности. С его помощью я нашел ответы на многие волнующие меня вопросы и укрепил мои связи с амшенцами.

Насколько крепки эти связи? Насколько я знаю, в Армении есть одна благотворительная земляческая организация «Амшен», вице-президентом которой являетесь вы. Одна радиопередача «Амшенский собеседник», автором которой тоже являетесь вы, один ежемесячник «Голос Амшена», редактором которого опять же являетесь вы. Вы весь этот материал готовите у себя дома?

Ну если вы столько всего знаете, значит так оно и есть. Я многие годы собирал материал с целью создать в Ереване музей, посвященный Амшену и амшенским армянам. Но сейчас я понял, что моей мечте не суждено сбыться. Мы изменились. Национальное самосознание переживает упадок. Амшенцы Абхазии и Краснодарского края уже не так заинтересованы в сохранении связи с Арменией, как раньше.

Приезжающих в Ереван амшенцев я просил брать с собой газеты и книги, чтобы безвозмездно раздавать их, но они не привозили. Учителя-амшенца попросил прислать фото своих учеников, чтобы напечатать в газете, но он не прислал.

В советские времена цензуры амшенцы искали людей, чтобы рассказать им о себе, об истории их геноцида, рассказать про свою культуру и фольклор. Сегодня этого нет. Сейчас, когда я прошу прислать материалы для печати, многие к этому относятся безразлично.

Говорят, что фольклор амшенцев вымирает, и мы упустили момент , чтобы сохранить его, когда это было возможно. По какой причине это происходит?

В 1984-87 гг, когда я активно занимался сбором произведений устного народного творчества  амшенцев-мусульман в Центральной Азии, Казахстане, Узбекистане, Киргизии, были еще живы те люди, которые своими глазами видели геноцид. Они также часами могли часами рассказывать сказки, басни, притчи, петь песни, загадывать загадки, сыпать пословицами и поговорками.

Тогда я собрал некоторые данные, но были и некоторые трудности. Я только начинал учить диалект. Они тоже удивлялись, когда я говорил, что я армянин и ищу амшенцев. Одна Пережившая геноцид старушка спросила: «Где они сейчас живут, неужели сбежали?» Сейчас, когда по приезде в Турцию мне удается описать несколько игр или загадок, то я бываю этим очень доволен и считаю, что мне повезло.

Фольклор – это не письменное наследие, а устное. Неужели было трудно устно передать молодому поколению, рассказывать сказки, петь песни, басни, загадки.

Амшенец не хочет передавать своим детям диалект и фольклор.

Почему?

А почему в Армении (в советское время) родители отдавали своих детей в русскую школу, дома говорили на русском, пропагандировали русскую культуру? Армянский язык не давал перспектив для получения в будущем хорошей должности. Так же и амшенец не обучает своих детей диалекту, песням и сказкам, ибо в таком случае перспективой ребенка может стать лишь работа на чайных плантациях или пастушество.

Амшенец хочет, чтобы ребенок обучался турецкому, чтобы получить высшее образование в Стамбуле. Турки, в свою очередь, вели активную пропаганду в селах о том, что амшенский язык и культура никому не интересны и не нужны. Армения, где армянский язык государственный, печатаются и издаются на армянском книги и газеты, есть армянское телевидение.

Здесь вы можете найти много настоящих патриотов. А как амшенцам  сохранить самобытность в таких условиях? Один амшенец-мусульманин сказал мне: «Как я могу считать себя армянином, когда я не знаю об общности амшенцев и других армян, не знаю вашу историю, да и свою историю тоже?» И я пытаюсь вернуть их в лоно их истории.

Беседу вела Марина Багдагюлян. Переведено с армянского. «Дзайн Амшенакан», выпуск ноябрь-декабрь 2017. armat.im




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.