Опубликовано: 9 Февраль, 2018 в 1:00

Концепция числа пять в наскальных рисунках Армении

Концепция числа пятьЧисла и их комбинации имели особое символическое значение в проектировании архитектурных памятников и культурных артефактов, которые иллюстрируют сущность и содержание основного контента. В философии число пять рассматривается как совершенное единство в парадигме мироздания, которое состоит из пяти стихий: огня, воды, неба, земли и эфира. Их гармония рассматривается как совершенная форма.

В символическом проявлении числа пять можно отметить положительные и отрицательные маркировки данного концепта в различных культурах, которые представляются как по отдельности (пять элементов, стихий, атмосферных субстанций, планет, священных гор), так и совместно в едином мотиве (пятиконечная звезда). Что же послужило причиной внутренней конфронтации единого мотива в мировых культурах?

Первый эксплицитный слой понятийного поля “числа 5” вбирает его основные латентно проявленные признаки и характерен для всех носителей определенного мировоззрения. Второй исторический слой включает дополнительные пассивные признаки, которые являются скрытыми в современном периоде, но выявляются путем сравнительно-исторического анализа и характерны для определенной части носителей мировоззрения.

Третий глубинный слой составляют внутренние, образные (архетипные) признаки, которые не всегда осознанно, порой опосредованно проявлены среди носителей мировоззрения, но запечатлены во внешних формах: в мифологических мотивах, легендах, песнях и эпосах, в наскальных рисунках и изобразительных мотивах, архитектуре и культурных артефактах.

При анализе символики числа пять в ее понятийном поле выделяется ряд значений как с положительной, так и с отрицательной маркировкой. Первое понятийное поле числа пять как “символа борьбы и власти” выделяется во многих древних культурах и мировоззрениях. Например, в греческих мифах и легендах сохранились свидетельства о зубах дракона, из которых родились воины.

Пять из них стали помощниками и соратниками героя Кадма в его борьбе. Можно привести также графическое изображение пятиконечной звезды – эмблемы богини любви Иштар (персонификации Венеры), которая также символизирует борьбу, являясь символом войны. Кадм (внук патриарха армянского народа Айка) побеждает змея/вишапа, повторяя подвиг
Айка, победившего Бела и построившего господское обиталище – храм знаний [6, 8].

Кадм, как и Айк, – хранитель традиций драконоборца (Ваагна). По одной из греческих версий, Кадм и Гармония были превращены не в драконов (змей, скал, гор), а во львов. В гробнице Антиоха Коммагенского1 сохранились скульптуры могучих львов, покрытые изображениями восьмиконечных звезд, которые вместе с орлами охраняют пять областей, аванов.

Число 5 встречается также в мотиве борьбы древнегреческого героя, предводителя аргонавтов 2 Ясона с быком в Колхиде (Кавказ). Число пять имеет различные проявления в каменном искусстве, начиная с армянских наскальных рисунков, кончая средневековыми культурными артефактами, храмовой архитектурой, изобразительным искусством и орнаментикой.

Оно имеет сакральное значение в армянской истории и культуре, а также в становлении государственности (Мовсес Хоренаци упоминает о существовании пяти Армений; рис. 3, 4). Число 5 у древних армян было символом созидания, которое трансформировалось в традиционный знак пентаграммы. Оно графически представлено пятиугольником (или его концептом), пятиконечной звездой или квадратом с центральной точкой, а в древней армянской архитектуре внутри святилищ сумма горизонтальных линий равна пяти.

Второе понятийное поле числа пять – “совершенное единство в парадигме мироздания”, которое состоит из пяти стихий: огня, воды, неба, земли и эфира. Оно фигурирует также в учении А. Ширакаци 3 (610-685 гг.). По мнению Ширакаци, наш земной шар окружают семь поясов, которые расположены один над другим: в самом верхнем поясе находится эфир, нижний пояс окружает землю, за нижним поясом находятся луна и пять планет, за ними идет пояс солнца и т.д. (рис. 2а).

Ширакаци находит, что чувственный мир и все вещества состоят из четырех элементов: земли, воды, воздуха и огня. Мир — определенный состав смешанных друг с другом элементов, имеющих как сотворенные, так и приобретенные качества. Разновидность их зависит от весогого размера, теплоты, холода, воды и сухости [1, 35]. “И возникших от него (т.е. от Творца) имеется четыре, — пишет он: — первое – это огонь, второе – ветер (воздух), третье – земля, четвертое – вода…

Они сообщаются друг с другом благодаря общим качествам. Природой огня яв-ляется теплота и сухость, природой воздуха – теплота и влажность, природой воды – влажность и холод, и природой земли – холод и сухость. И при общении они (элементы) берут качества друг друга” [28, 29].

Рис. 1. Наскальные рисунки, Гегамские горы, Армения: (а) Космический разум: концепция четырех сил природы в образе человека. (б) Человек, управляющий силами природы. (в) Изображение земли с людьми – антиподами. Севанский бассейн. VIIIIV тыс. до н.э. (г) Образ небесного духа, армянский наскальный рисунок [20, 45]
Природу Ширакаци представляет в процессе движения и изменения: “возникновение есть начало разложения, а разложение, в свою очередь, есть начало возникновения и вследствие этой невредимой противоположности мир приобретает свое существование” [28, 29]. Из этого вытекает, что в телесном мире ничего не исчезает, ничто не уничтожается, а из одной формы превращается в другую.

В этом утверждении Ширакаци стихийно выражает закон сохранения материи [1]. Особый интерес представляет имплементация символической концепции числа пять в армянских наскальных рисунках. На рисунке 1а представлена взаимосвязь четырех сил природы, которые являются составными элементами конструкции, духовной и материальной анатомии человека. Данная концепция перерастает в мотив рождения героя Ваагна [27].

Рождение героя – результат своеобразного симбиоза четырех стихий, которые представлены в виде символа генезиса — “дома, дающего жизнь”. В архетипном проявлении оно приобретает характеристики не только мифологической “бессознательной души”, но и первообраза “сознания”. Данные примеры являются характерным проявлением архетипного пласта в космогоническом мировосприятии и сознании древних мудрецов – предков армян.

На наскальном рисунке (рис. 1б) изображен аналогичный мотив взаимодействия четырех сил природы, четырех стихий (выраженных в образе животного), которыми управляет человек. Подобно библейскому мотиву шестого дня сотворения 4, в концепции мотива рассматриваемого наскального рисунка выделяется элемент, который характеризует первочеловека – драконоборца (своеобразного архетипа царя царей, в армянской традиции персонифицирован в образе Ваагна).

В последующем титул царя царей мог переходить к династиям, происходящим от колен Ваагна (Айказуни, Ервандиды и т.д.). На рисунке 1в изображен земной шар со стилизованным крестом в типично армянском животворящем стиле с четырьмя человеческими фигурами. Поражает невероятно высокий уровень познаний древнего художника и одновременно учителя, который в максимально простой и наглядной форме описал не только форму Земли в виде круглого шара, но и представил четыре человеческие расы.

Внутри шара изображен равноконечный крылатый крест рождения. Еще один пример – образ небесного духа (рис. 1г), состоящего из четырех элементов, которые воссоединяются посредством пятого, составляя единое целое.

Рис. 2. Бронзовая модель вселенной, обнаруженная в захоронениях на осушенном дне озера Севан (Лчашен): (а) оригинал, (б) реконструкция. Армения, II тыс. до н. э. (в) Жетон отпрысков царей Айказуни с иероглифами, II тыс. до н.э.

Бронзовая модель вселенной (рис. 2 а, б), обнаруженная в захоронениях на осушенном дне озера Севан (Лчашен) в Армении, является ярким примером выражения концепция символики чисел в древнеармянских культурных артефактах. На модели можно выделить изображения земли и расположенной рядом с ней луны, солнца и пяти планет: все составляющие этой композиции находятся во взаимодействии между собой.

Изображение на жетоне отпрысков царей Айказуни (II тыс. до н.э.) с иероглифами [2], которые ассоциируются с четырьма силами природы, повторяет мотив выделения четырех элементов, их взаимодейстия между собой, а также совокупное представление посредством пятого – обобщающего их элемента.

Отрывок из статьи: СИМВОЛИЗМ ЧИСЛА ПЯТЬ В ДРЕВНЕАРМЯНСКОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ
Проф. Г. Ваганян, кандидат искусствоведения В. Ваганян, аспирант В. Багдасарян

1 На территории гробницы сохранились руины скульптур пяти главных богов древнеармянского пантеона: Арамазда, Анаит, Ваагна, Астхик и Тираса, охраняемые парой орлов и львов.

2 Аргонавт – в армянской трактовке переводится как “быстрый корабль” (*ar(а)g – “быстрый” и *nav – “корабль”); ср. с топонимом Скандинавия с семантическими составляющими *hska – арм. “великан” и *nav – арм. “корабль”.

3 Армянский географ, философ, математик, картограф, историк, астроном, основоположник древнеармянского естествознания.

4 “И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле” (Быт. 1:24-26).


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *