Опубликовано: 17 Август, 2018 в 0:10

Армянская диаспора — Очерки — От Черного моря до Балтики

Армянская диаспора - Очерки«Мы были, есть и будем». (Такая фраза на польском языке нередко попадалась мне в витринах магазинов Польши, когда я жил и работал там в 1986—1988 гг.)

Как об армянской и вообще о любой диаспоре писать, рассказывать? Было искушение пойти по проторенному пути: перечислять континенты, страны, города и веси и излагать историю «колонизации» каждого пункта, ареала, описывать современное состояние общин.

Впрочем, предлагаемые очерки продиктованы отнюдь не стремлением к одной лишь оригинальности или к воображаемой «занимательности». Ваш автор пытался объяснить это большое общечеловеческое явление со своей точки зрения, привнести и свой скромный опыт, свои знания.

От Черного моря до Балтики

Много интересного, нового для себя прочел, увидел и услышал я за более чем двухлетнее пребывание в Польше. Например, оказалось, что в XV веке объединенное польско-литовское государство простиралось от Черного моря до Балтики.

Не правда ли, что-то знакомое звучит в этой фразе для армянского уха? Помните, «Армения от моря до моря»? Это было в первом веке до нашей эры — Армения простиралась от Каспийского до Средиземного моря, слегка задевая, так сказать, побережье Черного.

«Да, армяне были великой нацией, но сейчас они переживают трудные времена» — так говаривал мой коллега и сосед по рабочему кабинету в фирме «Петробалтик» в городе Гданьске, что на берегу Балтики, пожилой поляк Ян Пильх. Это был один из крупнейших в Польше специалистов по добыче нефти и газа. И говорил он так еще до землетрясения в Армении в 1988 году и до событий в Сумгаите.

Пильх родился в городе Дрогобыч (Дропобыч), когда тот входил в состав Польши. Он рассказывал:
В 1939 году, когда Германия и СССР разделили Польшу между собой, Дрогобыч попал в Украину (где остается и по сей день). И вскоре все дороги, которые вели из этой новой, западной части Украины на восток, «стали белыми».

Это гнали в Сибирь многих «опасных» поляков. На сборы давали несколько часов или даже минут. У кого была телега, те закрывали нехитрый скарб простыней, привязывая ее к краям. Другие шли просто пешком, держа на плече или за спиной белый узел поклажи…

Пильх с трудом смог «вернуться» — в уже новую Польшу лишь в 1956 г. Многие из высланных остались на советской территории, пополнив большую польскую диаспору, а многие «успокоились» в земле…

А сколько таких «белых», черных и других цветов дорог было в тяжелейшей истории армянского народа!?

12 июня 1987 года мы с женой у себя в квартире в Гданьске наблюдали за встречей папы римского Иоанна Павла II с жителями города. Под окнами нашего многоэтажного дома в приморском микрорайоне Заспа, на огромной бетонной площадке бывшего аэродрома в строжайшем порядке, в основном сидя, расположился один миллион (!) человек.

Это при населении всего Гданьска — 530 тысяч. На экране цветного телевизора (наши окна выходили в сторону, противоположную аэродрому) были прекрасно видны, а по динамику слышны все детали события. Мы слышали выступление-проповедь Карола Войтылы (это мирское имя папы), официальных лиц.

Наступила пора вручения папе подарков. На палубу парусника, в виде которого была выполнена трибуна, один за другим выходили некие представители и передавали, главным образом, шкатулки помощнику папы. При этом ведущий через микрофон и динамики объявлял, от какой организации этот подарок, но не называл предмет подарка. Внезапно голос ведущего возвестил:

— Од ормян Польски! (От армян Польши!)

Я был потрясен. Это армянская диаспора Польши воздавала дань почета великому поляку и деятелю мирового масштаба. Я слышал, что папа немного знает армянский язык и произносит фрагменты проповедей на нем. И здесь наша диаспора внесла свою лепту в общепольское поклонение Каролу Войтыле — первому поляку-папе.

В те годы в Польше по существу продолжалось военное положение, хотя и официально отмененное. Подобно тому же, как в СССР, существовал, между прочим, всеобщий дефицит самых разных товаров.

И я так и не смог приобрести, например, три знаменитых книги Пэнрыка Сенкевича (так по-польски произносится имя и фамилия этого лауреата Нобелевской премии по литературе; по-русски пишут «Генрих Сенкевич» («Камо грядешь?» (Кво вадис — куда идешь), «Крестоносцы» и «Потоп»). Удалось раздобыть и прочесть несколько других произведений этого великого поляка.

Каково же было мое приятное изумление, когда я обнаружил, что в большой повести «На полу хвалы» («На поле славы») одним из главных положительных героев Сенкевич вывел польского армянина Цыприановича. Эта фамилия происходит от названия острова Кипр (Цыпр).

Этот остров в последней четверти XIV века был последним прибежищем граждан армянского прибрежного государства Киликия, существовавшего с XI века и завоеванного мамлюками-мусульманами Египта. Многие беглецы с Кипра обосновались в Польше. В повести Цыприанович, как ярый патриот Польши, борец за ее независимость в XVII веке, словом и делом помогает успеху поляков.

К концу срока моего пребывания в Польше давний друг моего отца, нашей семьи Рафаэл Аршакович Атаян прислал мне два экземпляра своего последнего сборника повестей «Молодая липа». Один экземпляр был для меня, а второй — для сына закадычного друга Атаяна, выдающегося деятеля Польши Тадеоса Мандаляна — известного поэта Анджея Мандаляна. Я узнал телефон и адрес (в Варшаве) Анджея и с трудом договорился о встрече.

Он ссылался на болезнь. Но, как мне показалось, дело было в том, что он, как и большинство интеллигенции Польши, находился в оппозиции к существовавшему режиму и избегал контактов с советскими работниками. Как раз мне нужно было приехать в Варшаву по оформлению своих дел. Наш филиал «Петробалтик» в Варшаве предоставил мне автомобиль с шофером.

Со мной был пакет для Анджея Мандаляна, в который помимо книги Атаяна я вложил сборник стихов средневекового поэта Нерсеса Шнорали на армянском языке — от себя. Оказалось, что дом, в котором живет Мандалян, расположен поблизости от резиденции президента страны (тогда это был генерал Войцех Ярузельский) — дворца Бельведер. Вежливый офицер охраны попросил меня оставить машину с шофером и отправиться к дому Мандаляна пешком (это — после проверки документов).

Я поднялся на второй этаж особняка и позвонил в квартиру. Меня встретил огромный иссиня-черный кучерявый пес породы армпаар («волосоногий») и закутанный хозяин — симпатичный человек, в лице которого угадывались смешанные армяно-польские черты. Выяснилось, что Анджей совсем не владеет армянским языком, но книги принял.

Я сказал, что он еще сумеет освоить армянский, как, например, это сделал я в 50 лет. Встреча длилась несколько минут. Я понял, что говорить об армянской диаспоре или даже о личной жизни хозяина, о его покойном отце, занимавшем, по-видимому, высокое положение в польском руководстве, неуместно, и откланялся.

Эмиграция, массовое перемещение армян из собственно Армении начались с незапамятных времен как следствие войн, землетрясений и других бедствий. Движение их, в частности, на север, через Черное море и вдоль его восточного побережья особенно усилилось в XI веке в результате агрессии Византии, сельджуков, из-за землетрясений и неурожаев.

Армяне поселялись в Крыму, Молдавии, Польше. Особенно значительной была армянская община в польской Галиции, в частности, в городе Львове. В XIX веке семья галицийского армянина Константина Айвазовского (от фамилии Айвазян, переделанной на польский манер) переселилась в Крым, в Феодосию. И из этой семьи вышел один из величайших сынов армянского народа художник-маринист Ованэс (Иван Константинович) Айвазовский.

Айвазовский прекрасно знал армянский язык, писал и читал по-армянски. Он принимал очень большое участие в жизни армянской общины и вообще города Феодосии. Он провел большую часть жизни в этом городе, несмотря на возможность жить и творить в столичном Петербурге.

Армяне Крыма основали город Армянск, который и сейчас можно различить вблизи перешейка Перекоп на картах не самого крупного масштаба. Помните, у Маяковского (цитирую по памяти):

В авто насажали разных армян,
Рванули, и мы — в пути.
Дорога на Ялту — будто роман:
Все время надо крутить…

Кстати, в Ялте тоже была большая армянская община (в 1944 году из Крыма и не только из него выселяли в Среднюю Азию армян, татар, греков и другие «ненадежные» народы). Я был восхищен видом (из окна автобуса) на великолепной архитектуры армянскую церковь в Ялте, построенную по проекту академика Габриэла Тер-Микаэляна (Тер-Микелова) в 1905—1909 гг.

В конце XVIII века часть крымских армян, спасаясь от притеснений татарских владетелей, попросилась под покровительство России. И Екатерина II дала такое согласие, после чего армяне-крымчане переселились в низовья Дона, где основали свой город — Новую Нахичевань со своими пятью окрестными селами — Чалдр, Топты, Большая Сала, Малая Сала и Неспитай.

Эта армянская община процветала на протяжении XIX и XX веков в хозяйственном и культурном отношении. Из этой общины вышли такие знаменитые деятели, как семья Патканян, Микаэл Налбандян, писательница Мариэтта Шагинян (двоюродная сестра моей бабушки по материнской линии), великий художник Мартирос Сарьян.

Интересны филологические метаморфозы фамилий новонахичеванских армян. Видимо, в период выдачи паспортов в Российской империи многие фамилии «переводили» на русский язык. Так Тертерян превращался в Попова, Шерамян — в Шелковникова (знаменитый генерал), Арцатагорцян — в Серебрякова (адмирал), Касабян — в Мясникова, Неркарарян — в Красильникова, Гдакагордзян — в Шаповалова и т.д.

В XX веке вследствие возрождения «армянства», переезда некоторых армян в Армению процесс пошел как бы в обратном направлении. Но, по-видимому, были забыты первичные, оригинальные фамилии и появились курьезные «агрегаты»: Поповян, Мясникян и даже Шаповальянц (недавний министр экономики России). Чудеса номиналистики!

И в заключение несколько фактов и статистических показателей. На рубеже прошедшего и текущего тысячелетий в мире насчитывалось 6,5—7 млн. армян. Из этого числа в Болгарии было 25 тысяч армян, существовал культурный союз «Ереван» и одноименная газета.

В Румынии было около 5000 армян, из среды которых, например, вышел эчмиадзинский Католикос всех армян (с 2.10.1955 по 18.08.1994) Вазген I Палчян. Его предшественник Геворг VI Чеорекчян (с 1945 по 1955) «тоже» происходил из «южнороссийских» армян (мой родственник по материнской линии).

Венгерская община насчитывала около 1000 армян. Один из венгерских королей был армянин. В XVIII веке между армянским киликийским и венгерским королевствами был заключен военно-политический союз. Крупный город Самошуйвар (Герла) в XVIII—XIX веках был, по существу, армянским центром их автономии.

Число армян в Украине сейчас составляет не менее 55.000. Из Львова происходил знаменитый спортсмен Игорь Тер-Ованесян. Уроженец Крыма адмирал Л. М. Серебряков (Казар Арцатагорцян, 1792—1862) прославился своей военной и общественной деятельностью.
По моей оценке, сейчас на «полосе» от Крыма до «ближней Прибалтики» живет не менее 100.000 армян.

К. А. Абаджян

Армянская церковь в Ялте (церковь Святой_Рипсиме)


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.