Опубликовано: 27 сентября, 2019 в 20:57

Воспоминания Ваана Минахоряна — “1915 год. Дни катастрофы”

О Ваане Минахоряне у нас известно позорно мало. Это, к сожалению и к стыду нашему, один из почти забытых наших национальных деятелей. Если не полениться и залезть в Википедию, то там можно найти всего лишь несколько строчек: “Родился в Гандзаке в 1884 г., умер в изгнании в Белграде в 1944 г.

Член партии эсэров (социалист-революционеров), депутат Государственной Думы, член Комитета спасения Родины, член последнего кабинета министров Республики Армения 1920 г”.

Иногда почему-то называют его западноармянским писателем, добавляя, что он помогал Согомону Тейлеряну написать воспоминания об участии в операции “Немезис”. И — одной строкой, несколькими словами: “написал книгу воспоминаний “1915 год. Дни катастрофы” (1915. Արհավիրքի օրերը).

Это – практически все. За пределами энциклопедических статей осталась вся жизнь политического деятеля, без остатка отданная Родине – Армении, и его литературная деятельность – воспоминания свои и литературная обработка воспоминаний С. Тейлеряна. Кто-то скажет: мало.

Но Наапет Русинян и С. Додохян остались в литературе – в ранге ее классиков – одним стихотворением: “Киликией” и “Ласточкой” соответственно. Пожалуй наиболее полно и точно про Ваана Минахоряна написал его товарищ и сподвижник, последний премьер Первой Республики Симон Врацян, которое “Восканапат” имеет честь представить на суд читателю.

Книга воспоминаний Ваана Минахоряна выходит далеко за рамки литературы подобного рода, из описания голгофы одного человека превращаясь в описание голгофы целого народа. Наши читатели уже знакомы с отрывками из воспоминаний другого армянина — корифея нашей литературы Ерванда Отьяна.

Используя классический литературный прием – описание путешествий (восходящий еще к древним римлянам и наиболее известный в русской литературе по Радищеву – “Путешествие из Петербурга в Москву” и Гоголю – “Мертвые души) Отьян представил читателю всю картину крестного пути нашего армянского народа со всеми станциями, его подготовку, восприятие этого злодейства как самими турками, так и их идейными руководителями и организаторами – германцами, отношение к этому народов Османской империи, в частности – арабов.

Воспоминания Ваана Минахоряна на фоне эпического полотна Ерванда Отьяна, кажется, проигрывают: автор рассказывает о части крестного пути, выпавшей на долю его и самсунских армян, вместе с которыми он был выслан и с которыми прошел несколько станций этого пути.

Кстати, Ерванд Отьян рассказывает в своей книге и о тех немногих самсунцах, которые имели счастье (или, скорее, наоборот — несчастье) добраться до Дейр-эз-Зора, называет и имена, в частности, тикин Марицы Мсрян, одной из немногих уцелевших.

Продолжим аналогию с русской литературой – если “Проклятые годы” Ерванда Отьяна можно сравнить с “Архипелагом ГУЛаг”, то “Дни катастрофы” Ваана Минахоряна – это “Колымские рассказы” Варлама Шаламова. В какой-то степени сравнимы и судьбы самих писателей.

Так же, как у Варлама Шаламова трагедия, ГУЛага – и всего советского народа — передана через трагедии отдельных людей, отчего она становится страшной из-за своей обыденности, трагедия нашего народа у Ваана Минахоряна передана через трагедии самсунских армян – его знакомых, его друзей, коллег, учеников и учениц.

Да, Ваан Минахорян, гандзакец (из “российской” Армении) занимался в Западной Армении тем же, что и большинство тех, кто посвятил себя ей – просвещению ее населения, и потому что делал это по зову сердца – делал блестяще.

Он учил детей, организовывал скаутские группы, ходил с ними в походы, учил преодолевать трудности; как потом сам с горечью признается в своей книге: “откуда мне было знать, что все наши походы с детьми сейчас должны были помочь им в главном – выжить”.

Ваан Минахорян спасся чудом; как и у многих восточных армян, действовавших в Армении Западной, у него был персидский паспорт – официально для турок он был подданным Его Величества шаха Персии. Это его и спасло.

Персидский консул в Самсуне добился его возвращения в Самсун (турки не хотели портить отношений еще и с персами), смог на насколько часов получить его в консульство – так, подписать кое-какие бумаги – пустая формальность, а затем заберите обратно и делайте с ним что хотите — и отказался выдавать его на расправу.

Территория консульства была иранской, вторгнуться туда, чтобы забрать одного армянина (к слову, их там было довольно много) означало нарваться на дипломатический скандал.

Помимо этого, консул привел в действие все свои связи, в том числе и среди турок – полиции и жандармерии Самсуна оставалось только в бессильной злобе щелкать зубами. И только через три года Ваану Минахоряну удалось с помощью русских моряков бежать из Самсуна в Крым, а оттуда – в Армению.

После захвата Армении советской Россией он бежал вместе с остальными в Персию, оттуда перебрался в Европу, осел в Белграде, окончил Пражский университет и в Белграде же умер, оставив после себя книгу воспоминаний.

Издана она была впервые в Бейруте после войны, в 1946 г. и в 2005 г. в Тегеране. Русский ее перевод — третье издание и первое на иностранном языке. Министерство культуры РА собирается организовать ее перевод и издание на английском.

Раздан Мадоян Voskanapat.info




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.