Опубликовано: 23 августа, 2018 в 15:03

Репрессирован и расстрелян — Аматуни (Вардапетян) А.С. (1936–1937)

Репрессирован и расстрелян - Аматуни«Аматуни (Вардапетян) Аматуни Симонович (1900, Елизаветполь – 28.7.1937), армянский советский государственный и партийный деятель. Член РСДРП(б) с 1919 г. Учился в Московском институте красной профессуры (1926–28). В 1921–23 гг. был на руководящей комсомольской работе.

В 1928–30 гг. – заведующий агитпропотделом ЦК КП(б) Армении, секретарь Ереванского уездного комитета КП(б)А, затем – секретарь ЦК КП(б)А. В 1931–35 гг. вел в Тифлисе и Баку партийную и советскую работу на руководящих должностях. В 1935–36 гг. – второй секретарь, а в 1936–37 гг. – первый секретарь ЦК КП(б)А. Репрессирован и расстрелян, реабилитирован в 1988 г.».

«Краткая Армянская энциклопедия» в 4-х томах, т.1, стр.151, Ереван, 1990 г.

Дополнения к биографии.

Аматуни Симонович (Семенович) Аматуни (Вардапетян, Вартапетян) родился в семье мелкого канцелярского служащего. В 1908–11 гг. учился в школе села Славянское Елизаветпольской губернии, а в 1911–20 гг. – в мужской гимназии Елизаветполя (с 1918 по 1935 гг.–Гянджа).

В январе 1918 г. Аматуни уходит на Эрзерумский фронт, где его зачисляют в 36-й Туркестанский стрелковый полк. Ранен был в первом же бою. В конце осени того же года возвращается домой, чтобы продолжить учебу в гимназии. В июне 1919 г. вступает в партию большевиков и ведет подпольную работу среди горожан.

28 апреля 1920 г. Азербайджан стал советским. Поднявшие мятеж мусаватисты 26 мая, разоружив подразделение 20-й горнострелковой дивизии, захватили мусульманскую часть Гянджи, пытаясь занять и железнодорожную станцию. В той 20-й дивизии Аматуни и служил. Трудно сказать, как сложилась бы его судьба, не подави 31 мая части XI Красной Армии антисоветский мятеж.

С февраля по ноябрь 1920 г. Аматуни – председатель Гянджинского окружного комитета комсомола, с декабря 1920 по июнь 1921 г. – секретарь Шамхорского уездного комитета комсомола. Покинув Азербайджан, деятельный Аматуни перебирается в Армению, где с июня 1921 по август 1923 г. работает заведующим агитотделом, затем и секретарем ЦК комсомола республики. С августа 1923 по январь 1926 г. он в Тифлисе. Успевает пройти путь от заворготделом до секретаря Заккрайкома ВЛКСМ, откуда его направляют на учебу в Московский институт красной профессуры.

В 1927 г. бывший первый секретарь ЦК КП(б) Армении Ашот Ованнисян переезжает в Москву и занимается научной работой. Узнав о том, что его «почетно» выпроводили в Москву, обвинив в специфизме, Аматуни адресует ему душевное послание, в котором клянется, что лично он и его, Аматуни, единомышленники готовы постоять за него и даже обратиться непосредственно в ЦК ВКП(б) с просьбой доверить ему ответственный партийный пост. Тронутый вниманием молодого коллеги, Ованнисян вежливо отказывается от помощи Аматуни, сославшись на то, что научная работа занимает его с головой.

Вместе с дипломом об окончании института Аматуни получает и назначение в Армению. С мая 1928 по декабрь 1930 г. он заведует агитпропом ЦК КП(б)А, потом работает секретарем Ереванского окружкома, секретарем Ереванского горкома партии, выдвинувшись во вторые секретари ЦК КП(б)А.

Дальше карьера Аматуни складывается более чем удачно: с начала 1931 г. – он управляющий конторой «Союзмясо» Закавказья, с января 1932 по 1933 г. – заворготделом и секретарь Заккрайкома ВКП(б). В 1934 г. партия доверяет ему завершить коллективизацию, назначив начальником политсектора Заккрайкомзема. Заметив усердие Аматуни, в январе 1935 г. первый секретарь Заккрайкома ВКП(б) Л.П.Берия рекомендует его вторым секретарем Бакинского комитета КП(б) Азербайджана.

Аматуни лишится жизни 28 июля 1938 года, а не 28 июля 1937-го, как ошибочно указывает «Краткая Армянская энциклопедия».

9 июля 1936 г. Поздно вечером в Тифлисе в своем кабинете Берия застрелил Агаси Ханджяна, первого секретаря ЦК КП(б)А.

10 июля, 12 час. пополудни. Аматуни выражает соболезнование Розе Винзберг, вдове Ханджяна. Из записей Бабкена Вардапетяна, младшего брата Аматуни: «В жизни Аматуни и Ханджян были большими друзьями, жили в одном доме, встречались за одним столом почти каждый день».

12 июля. Актив КП(б)А, заслушав сообщение второго секретаря Заккрайкома ВКП(б) С.А.Кудрявцева «Об обстоятельствах самоубийства секретаря ЦК Армении тов. Ханджяна», вынес резолюцию и направил письма Сталину и Берия. Из письма, адресованного Берия, составленного лично Аматуни: «Запутавшись в своих опасных политических ошибках, Ханджян пошел на предательский и провокационный акт самоубийства, направленный против партии… несмотря на огромную помощь, которую оказывал ему лично товарищ Берия».

20 июля. Берия публикует в газете «Заря Востока» разгромную статью – «Развеять в прах врагов социализма!»

«Ханджян прямо покровительствовал оголтелым националистическим элементам среди армянской интеллигенции, среди части писателей… Бывший секретарь Партколлегии по Армении Галоян, этот негодяй и двурушник, оказался прямым пособником контрреволюционеров троцкистов-зиновьевцев… Пособничал террористической группе Степаняна…» Это выдержка из бериевского опуса.

Установки Берия Аматуни принял как руководство к действию. Итак, главарь «террористической группы» назван. Это Нерсес (Нерсик) Степанян, арестованный 21 мая 1936 года. Оставалось выявить «оголтелые нацэлементы» в писательской среде.

3 августа. Аматуни «приглашает» к себе вернувшегося из Москвы писателя Акселя Бакунца. «Доверительной» беседы не получилось.

5 августа. Бакунца, все еще находящегося на свободе, вызывают на допрос. Его обрабатывают замнаркома НКВД ЗСФСР М.А.Степанов (в 1940 г. осужден на 12 лет лишения свободы, умер в лагере) и начупр НКВД ЗСФСР в Армении – Х.Х.Мугдуси.

Из протокола допроса:

«Вопрос: Назовите всех участников руководимой Вами антисоветской группы.

Ответ: В нашу группу входили следующие лица: 1) Е.Чаренц, 2) я – Бакунц, 3) Мкртич Армен, 4) Гурген Маари, 5) Алазан, 6) Вагаршак Норенц, 7) Гурген Ванандеци (Порсугян), 8) Нерсик Степанян. Из указанных лиц Алазан, Норенц, Ванандеци и Нерсик Степанян примкнули к нашей группе разновременно в 1933 г. Группу возглавляли фактически я и Чаренц».

Оригинал этого «протокола» я держал в руках и лично убедился, что подписи Бакунца под ним нет. Скорее всего, эту бумагу состряпали чекисты. Однако именно на основании этого «документа» Мугдуси дал команду – арестовать всех по списку. Последним взяли Чаренца. Случилось это 27 июля 37-го. Ровно через 4 месяца, день в день, он угаснет в тюремной камере.

9 августа. Из решения бюро ЦК КП(б)А № 114/А: «Писателей Акселя Бакунца и Алазана за контрреволюционную националистическую деятельность исключить из рядов партии и разрешить их арестовать.

Секретарь ЦК Аматуни».

В тот же день Бакунц, любимец Ханджяна, был схвачен. Если верить брату Аматуни, «в своей политической деятельности, как показывают неоспоримые факты, Аматуни не репрессировал сторонников Ханджяна, а поддерживал их…» Какая правда глаголет устами Бабкена Вардапетяна?..

О чем же писала в те дни газета «Кармир Зангезур» («Красный Зангезур»), орган Горисского районного комитета КП(б)А, выходящая на малой родине Акселя Бакунца:

«В колхозе «Берия» села Галидзор на полевые работы вышло всего 6 человек. На 15-ти гектарах горных пастбищ никто не косит и трава гибнет. Женский труд не используется вообще, а мужчины только и делают, что говорят: «Без чарки водки нам свет не мил» (4 августа).

«1 августа состоялся очередной пленум Горисского райкома КП(б)А. Пленум гневно осудил провокационный предательский акт самоубийства бывшего секретаря Армянской компартии А.Ханджяна» (8 августа).

«На 1-ое августа по району скошено всего 1024 га хлебов, а обмолочено зерна лишь с 540 га… Молотьба вконец запущена» (8 августа).

25 августа. В Москве приведен в исполнение приговор в отношении зиновьевско-каменевской группы. Среди расстрелянных член РСДРП с 1912 года Вагаршак Тер-Ваганян, ближайший соратник Ленина, один из вдохновителей и организаторов Октябрьской революции, уроженец села Карчеван Зангезурского уезда.

За подписью Аматуни во все районы республики летит распоряжение – осудить отступников-раскольников и их пособников на местах.

28 августа. Колхоз «Правда» села Яйджи Горисского района. Из выступления колхозника Н.Ованнисяна: «Убийцы нашего любимого руководителя Кирова расстреляны. Надо выявить всех оставшихся троцкисто-зиновьевских последышей и разгромить их!» «Кармир Зангезур» в связи с проведением митинга в селе Яйджи напишет: «Уйдя с митинга, колхозники дружно взялись за работу. Против 199 центнеров обмолоченного 27 августа зерна, 28-го они намолотили по-стахановски 244 центнера».

Бюро Горисского райкома партии, оперативно «выявило» в своих рядах отступника – Тиграна Давтяна и, заклеймив его «двуличным троцкистом», исключило из партии.

31 августа. Собрание комячейки села Алигули единодушно одобряет решение бюро, а коллектив колхоза «Джапаридзе» лишает Тиграна Давтяна права быть председателем колхоза. 8 сентября, излагая ход событий по данному факту, газета «Кармир Зангезур» размещает статью: «На собраниях вскрылась оппортунистическая сущность заступников троцкиста Давтяна – «комсомолки» Арпик Айрапетян и «кандидата в члены партии» Самсона Айрапетяна.

Они утаили от своих товарищей, что им было известно о троцкистских связях и делах Давтяна. Сегодня, спасая свою шкуру, тот же Самсон громче всех ратует за выведение Тиграна из рядов партии и снятие его с должности председателя колхоза. А жена Самсона, она же дочь сестры Тиграна, «комсомолка» Арпик, не только не проронила на собрании ни слова, но даже руки не подняла за лишение троцкиста теплого местечка».

1 сентября. Газета «Кармир Зангезур» писала: «На колхозном собрании сестра Тиграна Давтяна – Реган Агаян стала внаглую покрывать своего брата-троцкиста. Реган знала обо всем, что связывало Тиграна с другим братом его, известным троцкистом Казаром. Знала она и о том, что Тигран ссудил деньгами того перед его побегом в Персию, и сама повязана была с ним». Райком, как и следовало ожидать, изобличил двурушницу Реган в преступной связи с троцкистами и исключил ее из партии.

12 сентября. С подачи Аматуни в газете «Хорурдаин Айастан» («Советская Армения») появляется передовица – «Нечестивые последователи национал-уклонистов»: «При пособничестве своего брата, тайного троцкиста Ындзака Тер-Ваганяна (в 1932–33 гг. – редактор газеты «Хорурдаин Айастан», в 1933–36 гг. – первый секретарь райкома КП(б)А. – Г.М.) и испытанного друга, умело замаскировавшегося Драстамата Тер-Симоняна (в 1934–36 гг. – председатель Союза писателей Армении. – Г.М.) член троцкистско-зиновьевского бандитского центра Вагаршак Тер-Ваганян проложил путь к сердцам армянских писателей-националистов – дашнака Бакунца, Алазана, Ванандеци и других».

Сентябрьский VII пленум ЦК КП(б)А избирает Аматуни первым секретарем и С.Акопова – вторым.

25 сентября. Сталин отправляет секретную телеграмму из Сочи, в которой, по сути, извещает Политбюро о своем намерении усилить террор. Репрессивные акции повсеместно уже два месяца шли по нарастающей.

Из книги профессора Принстонского университета (США) Роберта Такера «Сталин у власти. 1928–1941»: «Первый залп выпустил Берия. Он объявил о разоблачении в Армении «троцкистско-националистической группы» во главе с бывшим республиканским наркомом просвещения Нерсиком Степаняном, свившей гнездо под крылом первого секретаря КП(б) Армении Агаси Ханджяна (в июле в Ереване сообщили о самоубийстве Ханджяна)».

2 октября. Из доклада Аматуни, новоиспеченного первого секретаря ЦК на собрании актива Ереванской городской парторганизации:

«Необходимо проследить путь армянского национал-уклонизма от рецидива специфизма в 1923–27 гг. (при бывшем секретаре ЦК КП(б) А.Г.Иоаннисяне) до прямого смыкания Ханджяна с террористами-троцкистами и дашнаками на нынешнем этапе…

Политическая сущность армянского специфизма, или, как «специфики» сами себя называли, «армянской социал-демократической федерации», заключалась в стремлении, под прикрытием разного рода «специфичностей», «особенностей», оторвать революционное движение армянских рабочих от общепролетарского движения, увлечь их «национальными» интересами, подчинить рабочее движение интересам национальной буржуазии…

В письме на имя ЦК большевиков от 7/IX 1905 г. Ленин, говоря о спецификах, писал следующее: «Сугубо предостерегаю насчет «Армянской социал-демократической федерации». Если вы согласились на ее участие в конференции, то сделали роковую ошибку… Кавказские товарищи все против этой шайки литераторов-дезорганизаторов…»

Большевистские организации Армении и Закавказья, верные указаниям Ленина, под руководством тов. Сталина… еще до Октябрьской революции разгромили армянских спецификов, эту кучку неудачливых агентов дашнакизма…

Улица Абовьяна Дом пионеров 1936

Специфизм А.Иоаннисяна и других выражался во-первых, в попытке протащить в партийную организацию Армении политику экономического сепаратизма по отношению к Закфедерации и Советскому Союзу; во-вторых, в попытке насаждения элементов федерализма в партийной работе по отношению к вышестоящим партийным организациям; в-третьих, в примиренчестве к дашнакам и к проявлениям национализма…

Как относился Ханджян к национал-уклонистам и бывшим спецификам? Даже в самый острый период борьбы против них Ханджян не порывал связей с А.Иоаннисяном. Издававшаяся за последние годы историческая литература Армении, продолжая специфистскую тенденцию А.Иоаннисяна, фальсифицирует действительную историю революционного движения и большевистских организаций в Армении. В этих работах игнорируется роль тов. Сталина, как создателя большевистских организаций Закавказья и Армении…»

Эти разглагольствования Аматуни вокруг специфизма и Ашота Ованнисяна (Иоаннисяна) сработают против него и будут стоить ему жизни.

3 октября. Желая выслужиться перед партийным начальством, редактор газеты «Кармир Зангезур» Арамаис Мнацаканян (в 1937 г. исключен из партии, в 1938 г.– восстановлен, с 1957 г. – доктор исторических наук, автор книг «Александр Мясникян» и «Маршал Баграмян») 3 октября «выводит на чистую воду» «ярого националиста»:

«Затаившийся контрреволюционер-троцкист Гарник Срвандзтян в середине сентября был направлен в Горис учителем армянского языка и литературы в педагогический техникум. И попал он туда при вражеском содействии ему начальника отдела техникумов наркомпроса Сурена Оганяна. Этот отщепенец был разоблачен решением Кироваканского райкома партии еще 10 июня 1936 г. и изгнан из местного техникума. Срвандзтян состоял в активных контактах с членами бандитской группы контрреволюционера Н.Степаняна – Г.Ванандеци, В.Норенцем, В.Алазаном, объявившими идеолога дашнаков Раффи – народником.

В первые же две недели своей «работы» этот негодяй-троцкист показал свое контрреволюционное рыло. На уроках, поднося Чаренца, он умудрялся сглаживать углы его националистического нутра, давая неверную оценку его творчеству. Мало того, он позволял себе цитировать предателя-двурушника А.Ханджяна, ссылаясь на его ошибочные положения…»

Поиски «врагов народа» продолжались во всех сферах. На родине Бакунца первым под пресс попал председатель колхоза «Сталин» села Карашен А.Суджоян, обвиненный в саботаже. Ему досталось за то, что он – вопреки установленным законам – не досдал государству 2 коровьи и 30 овечьих шкур. И ни слова о том, что сердобольный председатель раздал их своим колхозникам на личные нужды.

6 октября. Аксель Бакунц разражается покаянным письмом в несколько страниц в адрес Аматуни и Мугдуси, завершая его строками: «Дайте мне возможность читать и писать, ручку и карандаш дайте мне. Насколько сочтете необходимым, настолько отправьте меня в любой отдаленный район Армении, в деревню или в совхоз, лишь бы я слышал живое слово, лишь бы мог трудиться и заработать прощение перед судом истории и партии. Я был… ломовой лошадью, впряженной в телегу армянской советской литературы, позвольте, чтобы я остался верным псом у ворот Советской Армении».

До чего же его довели Мугдуси и его люди, если уж такой смелый публицист, как Бакунц, решается на подобное унижение?!

Примечательно, что со дня подписания Бакунцем этого письма Мугдуси на его допросах более не появлялся. Что было тому причиной? Может, в душах Аматуни и Мугдуси булькнули угрызения совести?

Колебались они, однако, недолго. Молоху-Сталину требовалось все больше и больше жертв. И как тут было не вспомнить о кулаках, успевших отсидеть свое?! И посыпались в партийные и карательные органы доносы доброхотов, в том числе и с родины Бакунца:

«Члены 3-й бригады колхоза «Димитров» села Ханацах Арутюн Саргсян, Арсен Мусаельян, Кости Арстамян и Кости Исаханян, в прошлом кулаки, увиливают от колхозных дел и вносят разлад в коллектив. А Саргсян Арутюн даже жене запретил выходить на работу»;

«Председатель правления райпотребкооперации, член партии Мартирос Гилавян поддерживал тесные связи с арестованным в Ереване Его Чопчунцем. Накупил на его деньги отборных тканей в раймаге, чтобы передать их этому троцкисту. А еще Гилавян тому же троцкисту отпустил со склада запчасти для авто и бензин».

11 октября. Партактив Гориса заслушивает доклад завотделом пропаганды ЦК Левона Арисяна (расстрелян в 1938 г.) об итогах VII пленума ЦК КП(б)А. Одобрив и поддержав решения пленума, актив призвал «все первичные организации и райисполком поднять на более высокий уровень бдительность членов партии, сорвать маски со всех затаившихся двурушников, троцкистов и националистов, заклятых врагов народа, выявив их до последнего». В адрес Сталина, Берия и Аматуни полетели подобострастного содержания телеграммы. В той, что была адресована Аматуни, он назван «руководителем боевого штаба компартии Армении».

25 ноября. На VIII чрезвычайном съезде Советов СССР о проекте Конституции СССР выступил И.В.Сталин. «Боевой штаб» во главе с Аматуни предписал довести до каждого колхозника и рабочего полный текст доклада вождя.

12 декабря. После читки доклада Сталина на общем собрании колхоза «Берия» села Галидзор Горисского района с места, воодушевленный услышанным, вскочил колхозник Хачи Аванесян и прокричал: «Люди добрые, в свои 76 лет такое я вижу и слышу впервые. Мы и впрямь счастливы, и дети наши растут людьми культурными». Ему вторит Григор Мусаельян: «Где это видано, где это слыхано, чтобы женщине отпуск по беременности давали, да еще с сохранением зарплаты?!» А в тот же день, но уже в Карашене, 86-летний ашуг Ата Саилян на сельском сходе выводит сильным голосом свою новую песню:

Бразды страны держа в руках,
Врагов он повергает в прах,
Наш Сталин, скромности оплот.
Его слова – стрелы полет.
Он наповал любого бьет.

В честь принятия сталинской Конституции в селе Хндзореск до позднего вечера гудела зурна Огана, славя дело отца народов ста новыми мелодиями. Волшебные трели Огана перемежались песнями его односельчанина Левона.

Март 1937 г. Заслушав сообщение Аматуни, пленум ЦК вынес резолюцию: «ЦК КП(б)А выявил явные недостатки местных парторганизаций, проявивших беспечность и слепоту, в результате чего в советские, хозяйственные, а также партийные органы просочились шпионы, диверсанты, вредители, враги армянского народа».

«Вооружившись» этой резолюцией, доморощенные сигнальщики с мест стали строчить жалобы и доносы. Попали таковые и в Горисский отдел НКВД:

«Начальник автопарка МТС (машинно-тракторная станция.–Г.М.) Рубен Дохолян перед самым севом занялся демонтажом машин. Моторы разобраны, важнейшие детали растасканы и разворованы. Деревянные части машины № 13–10 Дохолян снял и унес к себе домой – на растопку печки. И директор МТС тов. Мартиросян считает такое положение нормальным»; «По преступному недосмотру Вардазара Хачяна, председателя колхоза «Калинин» села Маганджуг, овцеводческая ферма лишилась 450 голов овец и 50 ягнят»;

«При попустительстве и политической близорукости директоров техникумов: педагогического – Сагатела Кишояна и сельскохозяйственного – Вардгеса Атояна, в коллективы проникли враждебные элементы. Исключительно отсутствием бдительности со стороны Кишояна можно объяснить тот факт, что отщепенцы Гарник Срвандзтян, учитель армянского языка, и Вагинак Кайтанджян, ведущий занятия по русскому и армянскому языкам, не были вовремя разоблачены как национал-троцкисты.

Этот Кайтанджян даже позволял себе на уроках говорить о мифических «заслугах» дашнака, негодяя-террориста А.Бакунца и буржуазного писателя-националиста Раффи. В том же техникуме и по сей день получают стипендии чуждые нам выкормыши кулаков и отпрыски дашнаков – Саакян, Х. Геворгян, А. Арстамян, В. Бабаян.

Преступному безволию и мягкотелости Атояна можно приписать появление в стенах техникума сменявших друг друга бухгалтеров, а ими оказались Андраник Мелконян, который извел стадо коров колхоза «Красная Армия» села Тех и жулик-троцкист Грант Миракян. А сейчас ведает у него финансами вернувшийся из мест заключения Арменак Минасян».

9 мая. Католикос всех армян Хорен I Мурадбекян адресовал Мугдуси четыре послания. Первое касалось тяжелого положения армянской епархии в Грузии. Во втором послании он обрисовал плачевное состояние хозяйств при отдельных все еще действующих церквях и просил запретить местным властям закрыть церковь в Ошакане, где упокоен Сурб Месроп Маштоц, под каким бы то ни было предлогом.

Ибо мавзолей создателя армянского алфавита есть памятник национального значения. В третьем послании Католикос убедительно просил выпустить на свободу арестованных епископов. Четвертое письмо затрагивало вопросы налогообложения недвижимости Эчмиадзина.

Ответной реакцией Аматуни-Мугдуси был вызов представителей Эчмиадзина в суд для разбирательства по неуплате налогов. Так поднялась новая волна притеснений церкви с целью глушения очагов веры.

В 1930-х годах в Армении репрессиям были подвергнуты 161 священник – Армянской апостольской, Армянской католической и Армянской евангелической церквей. В отношении 91-го из них была применена высшая мера наказания. Гонения на церковь начались при Ханджяне, усилились в правление Аматуни и не утихали при Арутюняне (Арутинове).

26 мая – 4 июня. Х съезд КП(б)А подтверждает статус и первого секретаря ЦК А.С.Аматуни, и второго – С.Е.Акопова.

Июнь. Сгущаются тучи вокруг бывшего председателя Совнаркома Армении (1928–35 гг.) Саака Тер-Габриеляна и бывшего первого секретаря ЦК КП(б)А (1922–27 гг.) Ашота Ованнисяна. Желая привязать их к «враждебной» деятельности «Армянского контрреволюционного центра», 11-го числа Мугдуси довольно корявым слогом подает докладную записку на имя Аматуни:

«Материалами следствия установлено: Тер-Габриелян С.М. в 1931 г. совместно с Ерзынкяном, Есаяном, Тер-Симоняном и другими организовал антисоветский центр… По данным агентуры, Иоаннисян, будучи на работе в Москве, и сейчас проявляет живой интерес к «армянским делам»… Член контрреволюционного троцкистского террористического центра Армении – Бакунц, находившийся до ареста в близких отношениях с Тер-Габриеляном, характеризует его как армянского националиста».

Из показаний А.Бакунца: «Мы считали, что Саак Тер-Габриелян является достойным руководителем армянского народа, и признавали в нем большевика, который правильно проводил линию партии в Армении. Тер-Габриелян был крепким хозяйственником и правильно понимал интересы Советской Армении».

Аматуни – Сталину:

«Во главе молодой компартии Армении почти за все годы Советской власти, сменяя друг друга, стояли выходцы из «спецификов» – Лукашин, А.Иоаннисян, А.Овсепян, Тер-Габриелян и Ханджян. Что же касается Мясникова (в 1921–22 гг. – председатель Ревкома и Совнаркома Арм.ССР.–Г.М.), то последний во время работы в Армении поддерживал «спецификов», а Костанян (быв.секретарь ЦК Армении) никакой борьбы по существу с армянским национализмом не организовал… Дашнако-троцкистским агентам фашизма в Армении удалось навредить нам не только в деревне, в промышленности, но и в особенности им удалось навредить на фронте идеологическом…

За время после разоблачения Ханджяна (10 месяцев) по Армении изобличено и арестовано 1 365 человек (из них дашнако-троцкистов 900 человек)».

Июнь – июль. Замнаркома легкой промышленности СССР Саак Тер-Габриелян и зам-директора Института истории АН СССР Ашот Ованнисян задержаны в Москве и доставлены в Ереван.

7 июля. Акселю Бакунцу и другим членам «террористического центра» зачитывали приговор. История донесла до нас хронометраж гнусного этого фарса по минутам:

Др.Тер-Симонян 9.00 – 9.30 утра

Н.Степанян 10.50 – 11.20 утра

А.Бакунц 11.20 – 11.55 утра

8 июля. В последний раз они увидели, как встает солнце…

По иронии судьбы в тот же день зачинатель армянского кино Амо Бек-Назарян начал снимать в Горисе фильм «Зангезур», повествующий, как писали, «о героических схватках большевиков с дашнакскими бандами Нжде». На «массовку» приглашали лишь тех, «кто имел коня и обувь с длинными голенищами». А снимался-то фильм по сценарию уже расстрелянного «врага народа» Бакунца.

Выживший в передрягах писатель Ваграм Алазан вспоминал: «Начальник тюрьмы Саак Асланов, карлик в оспинках, некогда ходивший в телохранителях у второго секретаря ЦК Аматуни и арестованный почти сразу после взятия под арест его хозяина, похвалялся в камере, что он самолично расстрелял Нерсика Степаняна, Драстамата Тер-Симоняна и Акселя Бакунца. С его слов, Степанян за миг до кончины своей успел крикнуть «Будь проклят Сталин!», а Тер-Симонян и Бакунц, взявшись за руки, запели «Интернационал».

22 июля. Партия воздала должное Мугдуси и его подручным.

Вот полный текст решения ЦИК СССР:

«За примерное и самоотверженное выполнение ответственного задания правительства наградить:

Орденом Ленина:

1. Х.Х. Мугдуси

2. И.А. Геворкова

Орденом Красной Звезды:

1. Б.П. Костикяна

2. Е.О. Никогосяна

Орденом Знак Почета:

Л.А. Маргаряна

Председатель ЦИК СССР М.Калинин

Секретарь ЦИК СССР А.Горкин

Москва, Кремль, 22 июля 1937 г.».

Здесь уместно указать, что дней за десять до этого «всесоюзный староста» Калинин нацепил на грудь наркома НКВД СССР Н.И.Ежова орден Ленина – за те же заслуги.

Но вернемся к началу месяца. Секретная инструкция Сталина от 2 июля «Об антисоветских элементах» предписывала провести облаву на всех возвратившихся из ссылки кулаков и уголовников.

30 июля. Ежов издает оперативный приказ № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов». На Армению спускают «план»: 500 человек отдать под суд по I категории (расстрел), 1000 – по II категории (8–10 лет тюрьмы). По Грузии цифры эти составили соответственно 2000 и 3000, по Азербайджану – 1500 и 3750.

Тогда-то и появляются «тройки». Во главе армянской ставят Мугдуси.

Не успели просохнуть чернила на сталинской инструкции и приказе Ежова, как со всех концов стали поступать анонимки и доносы. Так, на имя начальника Горисского райотдела НКВД Сеника (Сенекерима) Арутюняна посыпались сигналы – к сведению властей:

«Из колхоза «Молотов» села Хот за выпады против колхозного строя выставили вон бывшего кулака Церуна Ванесяна, который в 1930–36 гг. уже отсидел свое». Под письмом значилась подпись – Гурген Ованнисян.

«Михаил Бадамян, этот волк в овечьей шкуре, наконец разоблачен коллективом колхоза «Тельман» села Баяндур. В 1930-м, в разгул бандитизма, он помогал бандитам оружием и укрывал их. Умело маскируясь, он сумел пробраться на флотационную фабрику в Капане и выбился там в секретари парткома. За свою разложенческую работу был приговорен к лишению свободы на два года. Но, отсидев всего 4 месяца, по липовой справке вышел на свободу, вернулся в село и не без помощи отдельных лиц устроился погонщиком волов во 2-ую бригаду. Но «отличился» и тут. Один вол у него пал, остальные отощали донельзя». Подпись – А.Саргсян.

«Всю работу по разведению шелкопряда в колхозе «Берия» доверили почему-то контрреволюционеру М.Ерицяну, отсидевшему по политическим мотивам до 1936 года. Вредительство этого и по сей день не разоблаченного уголовника, наконец, вскрылось. Запустив порученное ему дело, он загубил шелковичных червей – плохо ухаживал за ними, не кормил вовремя. В итоге он сдал не 70 килограммов положенных по плану коконов, а всего 4 килограмма и 800 граммов». Письмо поступило без подписи.

И пошли аресты…

21 августа. Саака Тер-Габриеляна Мугдуси вызывает на допрос.

В Ереване палящий зной. Следователь открывает окно. В следующую минуту подследственный выбрасывается с 3-го этажа. Смерть наступает мгновенно. Весть об этом немедленно доводят до ушей Сталина.

8 сентября. Отец народов в своем кремлевском кабинете обдумывает письмо в адрес Бюро ЦК КП(б) Армении.

15 сентября. В Ереване открывается внеочередной пленум ЦК КП(б)А. В президиуме высокие гости из Москвы – Г.М.Маленков, заведующий отделом руководящих партийных органов ЦК ВКП(б), и А.И.Микоян, член Политбюро ЦК ВКП(б). Аматуни поднялся было огласить повестку дня, но Маленков, остановив его жестом, идет к трибуне. Зачитывает письмо тов. Сталина.

С замиранием сердца участники пленума ловят каждое слово вождя:

«Правительство СССР и ЦК ВКП(б) считают, что дела в Армении как хозяйственные, так и партийные и культурные идут из рук вон плохо. Сельское хозяйство развалено, строящиеся промышленные предприятия в застое. Деньги отпущены правительством согласно требованию ЦК КП(б) Армении, а куда идут деньги – трудно сказать. Культурное строительство хромает, а партийная работа вновь получила крен в сторону от партийной линии, троцкисты и прочие антипартийные элементы не встречают должного отпора со стороны партийного руководства Армении.

Последние события, в связи с «самоубийством» Тер-Габриеляна, отражают как в фокусе весь тот максимум гнили и разложения, которые подводят итог состоянию партийных и советских организаций в Армении. Трудно представить, что Тер-Габриелян выбросился в окно, это совершенно не совместимо с его боязливой и расчетливой натурой.

Скорее всего – его выбросили и заткнули ему глотку, чтобы он не мог разоблачить врагов Советской власти. Довольно странно, что руководство Армении не сочло нужным сообщить об этом СНК СССР или ЦК ВКП(б). Хотели, видимо, скрыть этот вопиющий факт и наивно предполагали, что удастся скрыть.

ЦК ВКП(б) и СНК СССР не могут допустить, чтобы враги армянского народа гуляли свободно в Армении, вредили народному хозяйству и разоряли крестьянство, рабочий класс.

ЦК ВКП(б) и СНК СССР не могут допустить, чтобы покровители врагов армянского народа прятали от народа язвы руководства и для сокрытия этих язв – выдавали убийство врага народа, взявшегося разоблачить оставшихся на свободе врагов народа, за «самоубийство».

В качестве первой меры ЦК ВКП(б) и СНК СССР постановили арестовать Мугдуси и Гулояна (предсовнаркома Арм.ССР.– Г.М.), которые не могут не нести прямой ответственности за все вскрывшиеся безобразия.

Ответственность падает само собой и на первого секретаря ЦК КП(б) Армении, в связи с чем и командируется представитель ЦК ВКП(б) тов. Маленков для расследования на месте.

И.Сталин».

В разреженном воздухе навалившегося страха стало тяжело дышать. И тут в зал заседания входят прибывшие с Маленковым и Микояном из Москвы начальник Четвертого (Секретно-политического) отдела ГУГБ НКВД СССР М.И.Литвин* и группа офицеров. Мугдуси и Гулояна «под ручки» выводят из зала.

18 сентября. Пленум ЦК КП(б)А по предложению Маленкова прерывает работу, избрав комиссию для составления проекта решения.

Узнав о прибытии высоких чинов НКВД из Москвы, арестованный Ашот Ованнисян просит о конфиденциальной встрече с ними. Он сообщает Литвину – у кого тот может получить интересующие его документы.

22 сентября. Пленум возобновляет работу. В президиуме к Маленкову и Микояну присоединяется Л.П.Берия (согласно новой Конституции, ЗСФСР и Заккрайком были ликвидированы. Армянская ССР и ее компартия перешли в прямое подчинение центру.

За Берия остался лишь пост первого секретаря ЦК КП(б) Грузии). Председатель комиссии по выработке решения зачитывает «Письмо Аматуни, адресованное контрреволюционеру-националисту, врагу народа А.Иоаннисяну», как и заявление самого Ованнисяна пленуму.

О том, когда и при каких обстоятельствах появилось на свет это письмо, я уже писал. Добавлю, что Аматуни не раз пытался вытребовать роковое письмо обратно. На что Ованнисян отвечал, что оно где-то затерялось. И вот то письмо всплыло. Вместе с уже известным нам «вежливым» ответом Ованнисяна тогдашнему слушателю Московского института красной профессуры Аматуни. Из заявления Ашота Ованнисяна пленуму следует, что Аматуни целиком и полностью разделял взгляды спецификов-националистов и склонялся к идеям троцкизма.

Кровь в жилах обычно невозмутимого Лаврентия Павловича застыла: он уже не в силах был спасти своего ставленника. Теперь ему впору было собственную шкуру спасать.

23 сентября. Пленум ЦК на заключительном заседании лишает Аматуни и Акопова должностей, выводит из членов ЦК и партии, передавая их в руки НКВД.

И тут, как из-под земли, возникают Литвин и его люди.

Член Политбюро Анастас Микоян поднимает вопрос об избрании секретарей ЦК. Первым секретарем пленум утверждает Г.А.Арутюняна (Арутинова), 2-м – А.З.Маргаряна, 3-м – А.С.Галстяна (вскоре Маргарян с Галстяном будут арестованы).

Пленум направил в адрес вождя обстоятельное письмо.

Выдержка из этого послания:

«Дорогой товарищ Сталин! В Вашем письме Вы гениальной прозорливостью своей вскрыли весь узел гнили в руководстве ЦК КП(б) Армении и правительстве Армянской ССР, помогли нам, большевикам Армении, сорвать маски с засевших в руководстве ЦК КП(б)А и СНК Арм. ССР злейших врагов армянского народа, этих подлых троцкистско-дашнакских отщепенцев.

…Большевики Армении не сумели вовремя разглядеть, как враги народа, сидящие в государственном и партийном руководстве Армении – Аматуни, Гулоян, Акопов, Мугдуси и Анесоглян и др., прикрываясь речами о верности партии, о борьбе с врагами, на деле проводили гнусную вредительскую работу, давали свободно разгуливать по Армении врагам народа – дашнакам, троцкистам и всякой шпионско-вредительской своре.

…Дорогой товарищ Сталин! Большевики Армении на пленуме ЦК КП(б)А вскрыли основное осиное гнездо и разгромили его… Однако враги еще есть. Они все до последнего негодяя будут стерты с земли Армянской ССР.

…Мы, дорогой товарищ Сталин, даем Вам обещание смелым выдвижением молодых кадров, беззаветно преданных партии Ленина-Сталина, готовых дать всю свою энергию за дело социализма, развернуть подлинную большевистскую работу и в ближайшее время вывести Армянскую ССР в шеренгу передовых республик великого Союза ССР.

Да здравствует наш родной отец, великий вождь народов товарищ Сталин!»

Буквально за день до избрания Г.А.Арутюняна первым секретарем ЦК, послание, подписанное Маленковым, Микояном и Литвиным, уже лежало на столе у Сталина, копия – у Ежова. В нем говорилось: «Для полной очистки Армении просим разрешить дополнительно расстрелять 700 человек из числа дашнаков и антисоветских элементов. Разрешение на 500 человек по I категории на исходе». Гости из Москвы явно лукавили. «Лимит» был спущен на 500 душ, а «тройка» Мугдуси к тому времени успела рассмотреть дела только 354, из коих к расстрелу приговорили 304.

Великодушный Сталин с Ежовым скупиться не стали: позволили количество расстреливаемых довести до 1500 душ.

Засучил рукава и Михаил Иосифович Литвин…

22 ноября. Мугдуси, его правая рука Геворков и еще трое следователей, которых Калинин всего четыре месяца назад наградил орденами, в «особом порядке» (читай: без суда и следствия) были приговорены. Мугдуси получил расстрел, приведенный в исполнение в тот же день. Остальных та же участь ждала 3 февраля 1938 года. Почти в то же время были расстреляны Абраам Гулоян и Степан (Степа) Акопов.

1971 г. Из заявления профессора Вардапетяна Бабкена Симоновича (1906–1992), младшего брата Аматуни, в президиум XXIV съезда КПСС:

«Моя мать – Ольга Соломоновна Вардапетян задолго до меня обратилась к военному прокурору СССР с просьбой пересмотреть ложное обвинение, выдвинутое в 1937 г. против ее сына Аматуни. Так и не получив из прокуратуры ответа на свой запрос, она ушла из жизни в 1962 году…

Институт истории партии при ЦК КП Армении (филиал ИМЛ при ЦК КПСС) в 1958 г. издал на армянском языке очерки по истории компартии Армении… В них на стр. 453 указано: «На пост первого секретаря ЦК КП(б) Армении был поставлен Аматуни – исполнитель воли Берия, который старательно выполнял его коварные и вероломные распоряжения».

Совершенно надуманное положение…

Там же на следующей странице читаем: «В начале 1937 г. в Армении был сфабрикован ложный документ, будто НКВД обнаружил в Армении новую националистическую группу. Берия и Аматуни на основе этого ложного документа подвергли аресту ряд лиц». Тезис рассчитан на то, чтобы очернить Аматуни, поставив его на одну доску с Берия.

Однако все это сделано очень наивно и примитивно… Аматуни или кто другой, будь он на его месте, – все равно фабрикации в 1937 г. имели бы место. Ведь сам Аматуни и многие другие товарищи в 1937 г. стали жертвой провокации о якобы существовавшей в Армении контрреволюционной террористической организации во главе с Ханджяном, а после него – Аматуни.

Далее в очерках значится: «26 мая 1937 г. открылся Х съезд партии. Отчетный доклад, конечно же, согласовав его с Берия, подготовил Аматуни». Согласовал предварительно Аматуни содержание доклада с Берия или нет, знать никто не может.

Но если Берия был облечен соответствующей властью и Аматуни должен был согласовать свой доклад с ним, то в этом нет ничего необычного и отрицательного для Аматуни… Авторы очерков должны нести строгую ответственность за извращение истории партии…

«Я знаю Аматуни как кристально честного человека, фанатично преданного Великой Партии Ленина, отдавшего 20 лет своей короткой 37-летней жизни делу Ленина и павшего жертвой провокации… Прошу вашего распоряжения, в свете приведенного выше, подробно разобраться в деле Аматуни и вынести справедливое решение. Нет никакого смысла настоящего большевика и истинного ленинца искусственно дискредитировать.

3 марта 1971 г.».

1988 г. На волне горбачевской перестройки и гласности реабилитирован Аматуни Симонович Аматуни (Вардапетян). Преисполненный чувства выполненного перед памятью брата долга доктор геолого-минералогических наук, заслуженный деятель науки и техники Арм.ССР Бабкен Вардапетян покидает Армению, уезжает в США (Лос-Анджелес), где и умирает.

Горбачевско-яковлевское Политбюро великодушно отпустило Аматуни его грехи, но простит ли Аматуни Господь?!

Гамлет Мирзоян Фото: noev-kovcheg.ru

* Литвин Михаил Иосифович (1892–1938), комиссар госбезопасности 3-го ранга (1938). Член РСДРП с 1917 г. В 1930–1931 гг. завраспредотделом Средне-Азиатского бюро ЦК, в 1931–1932 гг. – завсектором, замзавраспредотделом, завотделом кадров ЦК КП(б) Украины. С 1936 г. – второй секретарь Харьковского обкома партии. С 15.Х.1936 г. – начальник отдела кадров НКВД СССР. С мая 1937 г. – начальник IV (Секретно-политического) отдела ГУГБ НКВД СССР. С января 1938 г. – начальник УНКВД по Ленинградской области. Покончил жизнь самоубийством в ноябре 1938 г.




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.