Опубликовано: 4 Октябрь, 2018 в 0:10

«Почему армяне «бунтуют» II — Ф. Волховский

Начало: «Почему армяне «бунтуют» - Ф. Волховский. Ведущий социалист-революционер Ф. Волховский в статье «Почему армяне «бунтуют»», которая была опубликована в 5-м номере «Народного Дела». Статья опубликована без сокращений и комментариев. Начало: «Почему армяне «бунтуют» — Ф. Волховский. Ведущий социалист-революционер Ф. Волховский в статье «Почему армяне «бунтуют»», которая была опубликована в 5-м номере «Народного Дела». Статья опубликована без сокращений и комментариев. 

V Теперешний Католикос хотя и древний старик (ему 84 года), но мужественный и любящий свой народ, Он решил стоять за народные права и приказал своему духовенству не сдавать чиновникам церковных имуществ, пока он, Католикос, не дзет знать обо всем царю. (Он думал, что царь — честный человек и как узнает правду-истину, остановит грабеж!).

При Католикосе есть особый духовный совет, называемый Синодом, а при Синоде — чиновник от царя, называемый прокурором. Вот этому Синоду Каюликос и послал свой приказ. Но прокурор (по имени Канчели) стал препятствовать Синоду исполнить приказ Патриарха м сам побежал к Католикосу— то ли уговаривать старика, то ли жаловаться.

Но Католикос встретил Канчели проклятиями. А Канчсли-то, должно быть, блудлив, как кошка, а труслив, как заяц: испугался патриаршего проклятия и взмолился’ «не проклинайте меня, а отец пятерых детей!» «Уйди, пакостник! — отвечал со слезами старик,— у тебя пять человек детей, а у меня их пять миллионов!» (Всех армян считается во всех странах пять миллионов; они так любят теперешнего Католикоса, что, еще когда он не был Патриархом, прозвали его Xайрикк, что значит «отец родкой»).

Узнав об этом, министр внутренних дел Плеве по телеграф пригрозил Католикосу. Но старик не испугался и сам послал две телеграммы: одну Плеве, а другую царю, объясняя, что действия русского правительства противозаконны, и прося свидания с императором.

Но императору неловко было дать свидание Католикосу: потому что, нарушивши все законы, которые русские цари и их правительства обязались соблюдать относительно армянской церкви, как бы он в глаза глядел армянскому Патриарху?! Поэтому Николай Второй отдал патриархову телеграмму тому же разбойнику фон-Плеве, а тот еще раз, пуще пригрозил Католикосу и приказал кавказским чиновникам начать отбирать общественное имущество армянского народа.

VI Между тем в Эривани назначены были особые чиновники для того, чтобы принять от армян их народное достояние, которое состоит главным образом в земле; а для передачи земель требуется подписание разных документов. Чиновники явились к Католикосу и стали его просить, чтобы он исполнил «высочайшее повеление». Старик с твердостью отвечал:

«Если России будет грозить какой-нибудь неприятель, то я готов каждую минуту стать, с крестом в руках, впереди моего народа и с ним защищать Россию. Но ведь я также присягнул моему народу не давать ею в обиду и всеми силами защищать его вековые права. Ныне армянский народ со всех концов света обращается ко мне и требует, чтобы я просил царя об отмене его повеления. Я исполнил это требование и жду ответа».

Чиновники стали говорить, что им нельзя ждать; что они слуги государевы; им-де приказано сейчас отобрать имущества церковные и они должны отобрать. Поэтому они опять просили Патриарха приказать своим подчиненным сдать имущество.

«Чего вы хотите от меня?! — воскликнул Католикос.— Я могу дать вам только то, что принадлежит мне, — мою жизнь: берите ее, если она вам нужна. Вот есть еще ордена, пожалованные мне русским правительством — возьмите их». С этими словами старик сорвал с себя ордена и отдал их чиновникам. «Все остальное,— продолжал он,— есть достояние моего народа и распоряжаться им я не могу! Я ничего вам не дам и никаких бумаг не подпишу! У вас есть прокурор, обратитесь к нему!»
Так и ушли чиновники ни с чем.

Однако не остановились на этом. Попробуем-де собственными средствами чужое добро прикарманить! Вот и отправились они в три ближайшие деревни, которых земли принадлежали Эчмиадзину. В первой деревне старший чиновник, по имени Виц, стал уговаривать крестьян подписать бумаги, которыми все деревенской имение передавалось казне.

Но крестьяне отвечали, что без приказания Католикоса они не смеют. Виц обратился к церковному ктитору, но и тот ответил то же. Тогда уездный начальник стал бить ктитора, но и это не помогло. Не добившись ничего, чиновники посадили ктитора под арест и отправились дальше. Во второй деревне произошло то же, что в первой, с той разницей, что тут пбстрадал не ктитор, а староста, который отказался подписать бумаги. Воинский начальник избил его. Но и после побоев староста ничего не подписал, а снял с себя знак и отказался от должности.

Несолоно хлебавши возвратились чиновники к Патриарху и стали просить его дать ключи от Эчмиадзинской казны. Ключей он им не дал, и чиновники должны были удовольствоваться тем, что наложили казенные печати на кассу и уехали в Эривань. Там они захватили слесарей и, воротившись в Эчмиадзин, разбили молота ми железный церковный ящик, в котором хранилась казна, забрали деньги, взвалили все на телегу и, под конвоем солдат, увезли.

А народ глядел на этот разбой, и много горечи осело в сердцах армян при виде этого грабежа и оскорбления их святыни. В Эчмиадзин после того пригнали несколько рот пехоты, две сотни казаков, много пушек и видимо-невидимо полицейской саранчи. На дорогах, ведущих в деревни и в Эризань, расставили стражу.

Отрывок из книги Эдуарда Оганесяна «Век борьбы» Продолжение следует


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


3 комментария

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.