Опубликовано: 23 Апрель, 2019 в 17:35

Геноцид армян Баку 1918-1920 гг.

Ниже мы изложим историю одного геноцида, который был осуществлен азербайджанцами и турками и являлся прямым продолжением Геноцида армян в Османской империи 1915 года.

Для этого мы большей частью основывались на двух неоспоримых источниках: первый – изданный Национальным архивом Армении в 2003г. сборник «Погромы армян в Бакинской и Елизаветпольской губерниях в 1918-1920 гг. Собрание документов и материалов» (спонсор издания – супруга Президента РА г-жа Б.Кочарян, редактор А.Вирабян), другой – изданный в Тифлисе в 1920г. секретарем Армянского национального совета Баку, председателем Анкетной комиссии при Совете Бахши Ишханяном статистичес-кий труд на армянском и русском языках «Великие ужасы в гор. Баку. Анкетное исследование сентябрьских событий 1918г.».

Прежде чем обратиться к сентябрю 1918г., необходимо дать представление о царящей в России и, в частности, в Закавказье ситуации, поскольку невозможно рассматривать явление вне об-щего контекста событий.

После большевистского переворота 15 ноября 1917г. в Тиф-лисе под руководством Е.Гегечкори был организован Закавказский комиссариат – исполнительный орган, целью которого было сохранение самостоятельности и целостности края. Это была попытка создания Закавказского государства, и трудно предсказать дальнейший ход событий, если бы азербайджанцы не пошли «путем государственной измены»1.

Внедренный в российскую действительность Германией В.Ленин должен был оправдать доверие, и он быстрыми темпами начал «приносить дивиденды». 2 декабря 1917г. в Бресте было заключено перемирие между Советской Россией и Германией, Авст-ро-Венгрией, Болгарией, Турцией. Россия вышла из состава Антан-ты и 9 декабря начала мирные переговоры. Получив «позиционное превосходство», активизировался антиантантовский блок, в том числе и младший брат турка азербайджанец.

Уже к середине января 1918г. тысячи вооруженных банд азербайджанцев осуществили нападение на расположенные на отрезке железной дороги между Тифлисом и Елизаветполем русские воин-ские части, зверски убив множество русских солдат, и захватили 15 тысяч ружей, 70 пулеметов, более 20 орудий и огромное количество военного снаряжения.

Они также перерезали железнодорожный путь Тифлис-Елизаветполь и начали методически уничтожать пассажиров-армян, особенно солдат, возвращающихся с фронтов. Добившись успеха в столкновениях с русскими воинскими частями, становясь все более и более дерзкими, азербайджанцы захватили власть в Елизаветполе и большей части Бакинской губернии.

Нарушив заключенное в Ерзнка перемирие, Турция начала широкомасштабное наступление 7-ю пехотными дивизиями на Эрзерум, Ван и в направлении Черного моря. В тот же день был захвачен Ерзинка, а 11 февраля – Трапезунд.

18 февраля австро-германские войска предприняли атаку по всему фронту, а 23 февраля большевистской власти был предъявлен ультиматум, согласно которому огромные территории должны были отойти Германии и ее союзникам. В тот же день, в ночь на 24 февраля, большевики решили незамедлительно принять требования ультиматума, и 3 марта был подписан унизительный Брестский договор.

Точно в то же время в Баку произошли события, которые оставили неизгладимый след на последующий ход армяно-азербайджанских взаимоотношений.

Власть в городе как официально, так и фактически принадлежала большевикам – Бакинский коммуне, возглавляемой Ст.Шаумяном. Мы уже говорили, что большевизм по своей сути был наднациональным,основанным на классовой борьбе и пролетарском интернационализме явлением.

Не случайно в руководящий состав Коммуны входили как армяне (Корганян, Каринян, Овсепян, Ава-кян, Амирян, Борьян, Микоян, Стамболцян, Агамирян, Костандян), русские (Фиолетов, Коганов, А.Богданов, С.Богданов, Солнцев, Мишне, Метакса, Зевин, Колесникова, Малыгин, Петров, Полухин, Берг, Габишев, Басин, Сухарцев), грузины (Джапаридзе, Никола-швили), так и азербайджанцы (Азизбеков, Нариманов, Везиров).

Коммуна обладала собственными вооруженными силами: Каспийский военный флот, авиационный полк, артиллерийская и пехотная воинские части, которыми руководил генерал-майор царской армии Акоп (Яков) Герасимович Багратуни* (1878-1943гг.). Теперь несколько подробнее поговорим об этом человеке, поскольку хотелось бы «вернуть» нашему народу его очередного незаслуженно забытого сына.

Он родился в Ахалцихе, в семье потомственного дворянина. Окончив Киевское военное училище, Николаевскую академию Генерального штаба, в 1900-1904гг. выполнял разведывательные миссии в Персии, в 1904-1905гг. принимал участие в русско-японской войне, в 1908-1914гг. служил в Туркестанском военном округе, был начальником 4-го (разведывательного) отдела штаба этого округа, выполнял тайные научно-военные и разведывательные задания в Монголии, Тибете, Корее, Афганистане, Средней Азии. Во время Первой мировой войны А.Багратуни воевал на Юго-Западном и Западном фронтах, в 1916г. был начальником штаба 8-й армии А.Брусилова, осуществившего знаменитый прорыв австро-немец-кого фронта.

15 июня 1917г. был переведен в Генеральный штаб, получил звание генерал-майора, а 25 октября был назначен командующим Петроградского военного округа. После свержения Временного правительства большевики арестовали его, держали в заключении три месяца, но, оценив его неоспоримый профессионализм военного, освободили, и по заданию Ленина А.Багратуни от-правился в Баку, где принял на себя командование военными силами Коммуны1.

Другой реальной силой в Баку был Армянский национальный совет, в ведении которого находились церкви и Человеколюбивое общество. К нему прислушивались представители армянского капитала и интеллигенции, все те, кто не был вовлечен в классовую или политическую борьбу.

Почетным председателем Национального совета был предво-дитель Шемахинской и Бакинской епархии епископ Баграт Варда-зарянц. Читая многочисленные документы за его подписью, мы поражались стойкости этого человека, его непреклонной воле, но оставался безответным один вопрос: как духовный отец выдержал и не сошел с ума, собственными глазами видя истребление своей паствы?

Председателем Национального совета был брат нефтепро-мышленников Акоп Гукасян. Управляющим по делам Совета адво-кат Акоп Манандян, будущий академик, один из выдающихся представителей армянской научной мысли.

Получив образование в университетах Йены, Лейпцига, Страсбурга и удостоившись научной степени доктора философии, окончив факультет восточных языков Петербургского университета, он вернулся в Тифлис и Армению, однако время не готово было востребовать его знания.

Чтоб иметь элементарные средства для проживания, А.Ма-нандян в 1909г. экстерном сдал экзамены в университете Дерпта (Тарту) и, получив звание присяжного поверенного, с лета того же года обосновался в Баку, занялся адвокатурой и зажил приличествующей человеку жизнью. Когда смотришь на грустные глаза на его фотографиях, начинаешь понимать эту грусть и размышлять о том, почему в одном из писем, написанных в 1923г., он так харак-теризует наш народ: «… который ранен и измучен, как никакой другой народ в мире»1.

Наконец, секретарем Совета был Бахши Ишханян, к личности и деятельности которого мы обратимся в соответствующем месте.

Армянский национальный совет располагал своими воору-женными силами: 2-ой запасной армянский пехотный полк, одна артиллерийская батарея и отряд Амазаспа (Амазасп Срвандзтян).

Третьей реальной силой в Баку были, несомненно, азербайджанцы в лице Мусульманского национального совета, партии «Мусават» и Дикой дивизии.

Надо отметить, что между Бакинской коммуной и азербайджанцами имели место глубокие, обостряющиеся с каждым днем противоречия. Дело в том, что для пропитанных идеями пантюркизма, подталкиваемых турецкими шпионами и агентами, воодушевленных военными успехами германо-турецких армий бек-ага-ларских крупных землевладельцев большевики были прямой угрозой. Последние не только обещали отдать землю крестьянам, но и создавали новую государственность, чьей верховной власти подчинились бы и азербайджанцы.

Это привело к взрывоопасной ситуации и грозило тяжелыми последствиями, что, в итоге, и произошло.

С русского Западного фронта, из Персии и Северного Кавказа в Баку стеклись около 10 тысяч армянских солдат, часть которых стремилась на Кавказский фронт, а другая часть просто хотела по-пасть домой. Однако пути были перекрыты, и по всей длине желез-ной дороги Баку-Тифлис осуществлялась неприкрытая резня армян.

Накормить и дать приют полуголодной, полуголой массе армянских солдат были не в состоянии ни Армянский национальный совет, ни Человеколюбивое общество. Пользуясь этими обстоятельствами, Бакинская коммуна, предлагая высокую оплату, на-чала вербовать армянских солдат в свои вооруженные силы. (Большевики платили 800 руб. в месяц плюс по 75 руб. за каждого члена семьи и обеспечивали продовольствием)1. Откуда у Коммуны деньги? Ленин очень хорошо понимал цену бакинской нефти (да-же телеграммой требовал нефть от Ст.Шаумяна) и не жалел финан-совых средств. Многие из полуголодных армянских солдат вынуж-денно пополнили ряды Красной Армии.

Видя, что ситуация день ото дня становится все тревожнее, Армянский национальный совет неоднократно предупреждал Мусульманский национальный совет и «Мусават», увещевая их открыть пути и позволить массе армянских солдат беспрепятственно уйти. Однако азербайджанцы не прислушались к этим предупреждениям, считая, что эти же солдаты будут воевать против турок на Кавказском фронте. Были созданы все предпосылки для кровавого столкновения, и повод не заставил себя ждать.

В начале марта 1918г. в Ленкорани случайно погиб офицер мусульманской Дикой дивизии, сын Гаджи Зейнал-Абдин Тагиева. Состоящий из 43-45 человек вооруженный конвой перенес тело на принадлежащий братьям Аветянам корабль «Эвелина» и перепра-вил его в Баку. Однако на судне конвой расстрелял несколько большевистских солдат.

Когда отряд Дикой дивизии передал тело Тагиеву (кстати, жена последнего была русской) и поднялся на судно, чтобы вернуться обратно, советская власть обезоружило его. Это обстоятельство вызвало возмущение мусульманского населения, а партия «Мусават» объявила, что отобранное оружие должно быть возвращено, иначе она поднимет на ноги соплеменников. Между Коммуной и «Мусаватом» начались переговоры, причем Армянский национальный совет энергично взял на себя миротворческую миссию посредника, чтобы примирить стороны.

Более того, Национальный совет предложил передать принадлежащее ему оружие взамен отобранного, только бы исчерпать инцидент. Однако все окончилось провалом: противоречия имели глубокие корни, и обе стороны были непреклонны.

Генерал А.Багратуни разбил армянскую часть города на участки, назначил начальников, обозначил сборные пункты, куда при необходимости должны были собраться вооруженные люди. Кроме того, в пригородах он избрал позиции для войсковых частей и артиллерии, чтобы в случае столкновений обстрелять ведущие из окрестных азербайджанских сел в город дороги и не допустить притока азербайджанцев в Баку.

А какую позицию занял Армянский национальный совет? Он не имел никакого желания вмешиваться в со дня на день ожидае-мый вооруженный конфликт между Коммуной и азербайджанцами. Более того, Совет выступил с официальным заявлением, в котором провозгласил полный нейтралитет (за что, кстати, советская власть 21 марта предъявила Национальному совету ультиматум с требова-нием распустить воинские формирования и самоликвидироваться).

Конечный срок переговоров между большевистской властью и «Мусаватом» был назначен на 6 часов вечера 17 марта. Но, не дождавшись окончания срока, в 5 часов азербайджанцы, в составе которых были бежавшие из плена с острова Нарген германские и турецкие офицеры и аскеры, первыми начали атаку и боевые действия.

Итог для азербайджанцев был плачевным. Советские отряды построили баррикады, вырыли окопы и обстреливали улицы вдоль и поперек. Каспийский флот нанес артиллерийские удары по азербайджанским кварталам города, вследствие чего в разных местах начались пожары, сгорело также мусульманское здание «Исмаилие», где находился азербайджанский штаб.

Вооруженный конфликт продолжался два дня и две ночи и закончился полным поражением азербайджанцев. Большая часть руководства «Мусават» бежала в Елизаветполь, а некоторые скрылись в окрестных азербайджанских селах. По разным данным, потери обеих сторон были таковы: азербайджанцы – 700-2000 убиты-ми, большевики (русские и армяне) – 300-12001.

А чем же был занят Армянский национальный совет? На взгляд современников, наверно, покажется странным, но Совет… укрыл от большевиков и приютил 20 тысяч азербайджанцев (13 тысяч в общественных зданиях, 7 тысяч – в собственных домах)2, в числе которых были также нефтепромышленники Г.Тагиев и Ш.Асадуллаев. При этом Ст.Шаумян спас от расправы Бебут-хан Джеваншира, который через 6 месяцев выразил армянам свою «признательность».

27 марта Тагиев выступил со следующим заявлением (было опубликовано в номере тифлисской газеты «Знамя труда» от 29марта): «В Баку наступило успокоение. В интересах благосостояния края, я, лично, считаю своим долгом заявить всенародно, что бакинские события не носили характера армяно-татарских столкновений. За все время боев татары не трогали живущих в татарских кварталах армян. Армянские же части спасли и дали приют более 14000 мусульманам, которых вернули через посредство персидского консула. Поднимаю свой голос за немедленное прекращение повсеместно всяких расправ и враждебных действий. Полагая, что это соответствует общим интересам, очень прошу вас всячески со-действовать поддержанию мира и спокойствия среди населения. Пусть все обратятся к своим мирным занятиям»3.

В чем же причина такой гуманности по отношению к азербайджанцам со стороны бакинских армян? Во-первых, они не верили в долговечность большевистской власти, во-вторых, целых 70 лет жили бок о бок с азербайджанцами, добились огромных успехов практически во всех областях человеческой деятельности и, соответственно, сознавали, что еще должны жить совместно с азербайджанцами.

Большевистская бакинская коммуна предприняла еще один шаг: сформировала воинское соединение, которое маршем должно было двинуться из Баку на Елизаветполь и там покончить с политической верхушкой разбитых азербайджанцев – «Мусаватом» и Мусульманским национальным советом. Однако этого не произошло: судьба Баку решалась в другом месте…

Согласно 4-ой статье Брестского договора, русские войска должны были оставить Ардаганский, Карсский вилайеты и район Батума. Созданный 10 февраля Закавказский сейм 1 марта в Трапезунде начал переговоры с турками. Это были странные переговоры: с одной стороны, руководитель турецкой делегации Рауф-бей расточал заверения об установлении добрососедских отношений с «Закавказским государством», с другой – турецкая армия продвигалась вперед, сея смерть и разрушение, истребляя армянское население, заставляя пойти на уступки в переговорах и принять Брест-Литовский договор. 6 марта турки заняли Ардаган, 12 – Эрзерум.

31 марта на заседании Закавказского сейма был поставлен вопрос о продолжении или прекращении войны с Турцией. Выступил также председатель тифлисского Армянского национального совета С.Арутюнян, который, в частности, сказал: «Они (турки. – Х.Д.) нам говорят, – примите Брест-Литовский договор, т.е. отдай-те нам три санджака, и невольно встает перед нами вопрос о том, будет ли это государство довольствоваться этими тремя санджака-ми, или же оно пойдет далее и осуществит свою давнишнюю программу, программу объединения Константинополя с Баку сплош-ной мусульманской массой, программу, которую оно выполняло в течение многих веков, в течение последних столетий, шаг за шагом, ежедневно, ежеминутно.

Отрывок из книги Хачатура Дадаяна: Армяне Баку. Продолжение следует.

Читать также: ПредисловиеПонятия «азербайджанец» до 1918г. не существовалоАрмяне в период российской экспансии в ЗакавказьеАрмяне в развитии нефтяной промышленности БакуАрмянские нефтяники в период продажи нефтеносных участков БакуРазвитие нефтяной промышленности БакуАрмяне в управлении «Съездов бакинских нефтепромышленников»Александр Манташянц — Великий армянинПереговоры нефтепромышленников — Баку 1892 г. — Развитие бизнеса МанташянцаОснование фирмы «А.И.Манташев и К0»-1899г, Нобель, Ротшильд и Манташев в мировой нефтепромышленности, Новый этап в нефтепромышленности Баку — Лианосяны, Тандем Лианосян и Манташянц — Завоеватели мирового рынка нефти, Мир между тремя нефтяными гигантами: Рокфеллера, Детердинга и Лианосяна, Армяне в навигации по Каспийскому морю — 1912г. Мир готовиться к войне, Армяне в промышленности Баку помимо нефти с конца XIX века, Армянская община Баку из глубины веков, Класическая система армянофобии




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.