Опубликовано: 9 августа, 2021 в 13:41

Этногоническое предание как источник по предыстории Армении

Аннотация. Армянская литература сохранила этногоническое предание армян (этногонический миф). Оно восходит к народному источнику, хотя до нас дошло в работах Мовсеса Хоренаци (V в.) и Себеоса (VII в.). В статье рассматривается предание как источник для мифологических, этнографических, лингвистических и исторических исследований.

Герои предания — легендарные этнархиэпонимы Армении, очевидно, мифологические персонажи. Этногония повторяет космогонию, и их образы — эпизированные трансформации древнейших богов (их именами называются звезды, созвездия, земли, народы, а их соперниками выступают боги южных соседей Армении — Бел, Баалшамин).

Огромная патриархальная семья первопредка Гайка (300 мужчин и их семьи) отражает структуру патриархальной семьи древнейших армян.

В предании самоназвание армян hay возводится к имени Гайка (Hayk); этноним совпадает с распространенным диалектным словом hay (‘муж, господин, глава семьи’, ср. выражение mer hayə ‘наш hay’, которое используют женщины старшего возраста, говоря о своих мужьях), которое, очевидно, может быть этимологизировано в связи с индоевропейским *poti- (‘муж, господин, глава семьи’). Характеристики других этнархов‑эпонимов, потомков Гайка, также дают ключ для этимологизации соответствующих этнонимов.

В предании, очевидно, есть и историчность — передвижение первых этнархов по Армянскому нагорью отражают исторические передвижения племенных групп армян (например, обоснование Гайка в районе Ванского озера и переход его старшего сына на север, в Араратскую долину).

Ключевые слова: этногоническое предание, предыстория Армении, мифологические предки, эпонимы, этнонимы, древнейшие армяне УДК 398.1(=19) DOI 10.31250/2618-8600-2019-3(5)-57-85 ПЕТРОСЯН Армен Егишевич — д.ф.н., главный научный сотрудник, Институт археологии и этнографии НАН Республики Армения (Армения, Ереван) E-mail: alpehist@gmail.com

Этногоническое предание

Этногоническое предание, или этногонический миф, армян дошло до нас в работах Мовсеса Хоренаци (V в.) и Себеоса (VII в.) (Хоренаци I. 6, 10–16; Себеос I)1. Эти тексты отражают aрмянскую устную традицию и соотносятся определенным образом с Библией и греческими источниками — отредактированы авторами согласно их христианскому мировоззрению, знанию истории и предпочтениям.

Несмотря на то что фольклорные источники с точки зрения соответствия фактов реальности уступают историческим — гораздо более ранним и достоверным,— в одном отношении они превосходят эти последние. Фольклор сохранил для нас те представления о настоящем и прошлом, которые были характерны для самих носителей традиции.

Сведения Хоренаци и Себеоса схожи, но отличаются деталями. Оба историка свидетельствуют, что их материал был взят из не дошедшей до нас книги Мар Абаса Катины (у Себеоса — Мараба Мцурнский)2. Это значит, что народное предание было подвергнуто письменной обработке еще до Хоренаци и Себеоса. Хоренаци неоднократно указывает (I.10, 11, 12), что представленные им рассказы подтверждаются устными преданиями, то есть он знал эти предания, но всегда отдавал предпочтение авторитетному для него письменному источнику.

По желанию своего мецената Смбата Багратуни Хоренаци лишь добавляет несколько фольклорных фактов о патриархе Араме. Кроме того, при работе над книгой Хоренаци редактировал материал, согласуя его с другими источниками и с собственными концепциями. Согласно преданию, прародителем армян был Гайк (Hayk), сын
Торгома (библ. Фогармы), из поколения сына Ноя Иафета.

Он описывается как «благолепный и статный, густокудрый, ясноокий и могучий» великан, могучий лучник, храбрый и заметный среди других. После строительства башни в Вавилоне он отказывается подчиняться обожествлявшему себя Белу Титаниду, тирану Вавилона, и со своей большой семьей — «с сыновьями, дочерьми, сыновьями сыновей, могучими мужами числом около трехсот, и прочими домочадцами и приставшими к нему пришельцами» отправляется в северные края.

Вначале он останавливается у подножия одной горы (Арарат /Арарад Кордуены; ассир. Нибур, араб./турецк. Джуди). Затем он оставляет это место Кадмосу, сыну своего старшего сына Араманеака, и приходит жить в Армению, в уезд Hark‘, к северо-западу от озера Ван.

Там он основывает селение и называет его своим именем — Haykašen, то есть ‘деревня Гайка’. Бел предлагает Гайку подчиниться, тот отказывается, после чего Бел с войском нападает на него. Себеос описывает диалог, который Гайк и Бел вели перед битвой. Бел предлагает Гайку служить ему в качестве начальника юных охотников, а Гайк называет его собакой из стаи собак и обещает «опустошить свой колчан на него».

Битва описывается как борьба непобедимых гигантов, но в конце концов Гайк «трехкрылой стрелой» убивает Бела, а его войско обращает в бегство. В честь победы Гайк на месте битвы устраивает поселение и называет его Hayk‘ («Армяне/Армения»), а весь район — Hayoc‘ jor (Ущелье армян).

Труп Бела, «покрытый зельями», Гайк переносит в Hark‘ и хоронит на возвышенности на виду у своих жен и сыновей. Согласно поздним легендам, эта возвышенность — вершина горы Немрут, находящейся к западу от озера Ван (Ганаланян 1969: 72–73). Этногоническая традиция включает легенды не только о Гайке, но и о семи последующих патриархах-Гайкидах.

Их называют «этногоническими (azgacin) мужами». Домен Гайка, Харк, остается его младшим сыновьям Хору и Манавазу (эпонимам княжеств Хорхоруни и Манавазеан в районе озера Ван). Старший сын Араманеак (варианты: Арманеак, Арменак) переходит в провинцию Айрарат, то есть в Араратскую долину, которая сделалась и осталась царским доменом поколений потомков Гайка и последующих царей Армении. Сын Араманеака Арамайис (вар. Армайис) построил там столицу Армавир.

За ним следовал Амасия, чьим именем называется гора Арарат (арм. Масис). Сын Амасии Гелам становится эпонимом западных районов озера Гелам (современное озеро Севан). За Геламом следовал Гарма (Harma), а за ним — Арам, самый воинственный образ в этногонической традиции. В ходе многочисленных войн он расширил границы Армении во все стороны.

Арам описывается как «муж трудолюбивый и любящий отечество, готовый скорее умереть за родину, чем видеть чужеродных сынов, попирающих ее пределы, и инородных мужей, властвующих над его кровными сородичами». Царь Ассирии Нинос, опасаясь Арама, разрешает ему носить жемчужную диадему и называться вторым после себя.

На востоке Арам побеждает вождя молодых мидийцев Нюкара Мадеса (эпонима мидян), на юге, в Ассирии, Баршама, которого сирийцы позже обожествляли и которому поклонялись. На западе, в Каппадокии, Арам побеждает Титанида Пайаписа, приказывает местным жителям выучить армянский и говорить на этом языке, а также оставляет своего сородича Мшака наместником.

Последний строит там город Мажак (греч. Мазака, позже переименованный в Кесарию, современный Кайсери). Арама сменил его сын Ара Прекрасный. Услышав о его красоте, сладострастная и беспутная царица Ассирии Шамирам (греч. Семирамис) посылает к нему вестников с просьбой жениться на ней и властвовать над ее владениями, однако Ара Прекрасный не соглашается.

Тогда Шамирам во главе войска нападает на его страну. Битва происходит в Араратской долине. Армяне проигрывают ее, и Ара гибнет. Шамирам наряжает одного из своих любовников в одеяния Ара и распространяет слух о том, что ее боги Аралезы (мифические собакоподобные существа) облизали раны
Ара и оживили его.

Далее Шамирам строит город Ван и в конце концов погибает на берегу озера Ван. На этом этногоническая традиция заканчивается. Армяне попадают под власть Ассирии, которую им удается сбросить только много поколений спустя.

Таков ряд этногонических патриархов по старшей линии. В предании упоминаются некоторые другие сыновья патриархов. В частности сын Араманеака Кадмос становится эпонимом «дома Кадмоса» — уезда Кадмеанк, сын Арамайиса Шара — уезда Ширак, сын Гелама Сисак — дома Сисакан (провинция Сюник).

Самоназвание армян (эндоним) hay (‘армянин’) и название страны Hayk‘ (Армения, буквально: hay’ы, ‘армяне’) связывается с именем Гайка. По словам Хоренаци, другие народы начинают называть армян армен, по имени Арама. Однако Себеос подчеркивает этногоническую роль Араманеака, и можно думать, что именно его он считает эпонимом Армении (Саркисян 1998: 123).

Айрарат же, который в качестве названия центральной области страны и в какой-то мере эквивалента всей Армении, связывается с именем Ара («поле Ара»). В работах некоторых авторов XVIII–XIX вв. легенды о Гайке и его потомках традиционно считались аутентичными историческими источниками (Барсегян 1996: 140–141, 144–145).

Начиная со второй половины XIX и в XX вв. эти предания были критически проанализированы рядом исследователей (М. Эмин, К. Патканян, А. Карриер, Й. Маркварт, М. Абегян, Н. Адонц, А. Матикян, Г. Капанцян, Я. Манандян, С. Ахян, Ж. Дюмезиль, Г. Саркисян, С. Арутюнян, А. Петросян, А. Косян и др.). Как источник по древнеармянской культуре, этнографии, религии, мифологии, этногенезу и предыстории они представляют исключительный интерес и должны быть всесторонне изучены с точки зрения сравнительной мифологии, этнологии, лингвистики и истории.

Отрывок из статьи А. Петросяна: Этногоническое предание как источник по предыстории Армении

Продолжение следует




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.