Опубликовано: 25 Август, 2017 в 22:18

Земля Аратта — Дэвид Рол

Земля Аратта - Дэвид РолКогда я впервые приступил к изучению шумерских эпических преданий об Энмеркаре и Лугалбанде, меня буквально сразу же поразило несомненное сходство между названием, которое у древних шумеров фигурировало как легендарное волшебное царство, лежавшее где-то за горным хребтом Загрос, и именем, которое ассирийцы в I в. До н.э. дали Армении.

Затерянное в горах Шумерское царство называлось Аратта, тогда как ассирийские хроники XIII—VIII вв. до н.э. упоминают о стране «Урарту», которая, как я уже говорил, может быть отождествлена с библейским Араратом. Кроме того, меня поразил и тот факт, что никто еще (насколько мне известно) не высказывал гипотезы о том, что Аратта и Арарат/Урарту — это один и тот же географический объект.

А между тем это представлялось мне совершенно очевидным.

Шумерологи давно и упорно ведут поиски таинственного царства Аратта. И я подумал: а почему бы не предположить,  что Ур-Арту или Ар-Арат могут означать «Создание Арат[та]»,  подобно тому, как Ур-Шалем (Иерусалим) может означать  «Создание [бога] Шалема».

В таком случае получается, что ассирийское название Урарту сохраняет память о гораздо более раннем топониме — восходящем к III тысячелетию до н.э. названию столицы царства Аратта. Чтобы проверить состоятельность этой гипотезы, мне необходимо было выяснить — а что же сегодня известно об общем географическом локусе двух царств — Урарту и Аратта.

 Царство Урарту

 Прежде всего для нас очень важно установить реальные границы Урарту в древнейшую историческую эпоху.

Впервые о существовании страны Урарту мы узнаем из хроник времен правления Салманасара I (XIII в. до н.э.). В год его восшествия на престол царь Ассирии предпринял вторжение в северные горные районы.

Там он вел борьбу с горными племенами и крошечными царствами «земли Уруатри», которая, по утверждению Ричарда Барнетта, автора главы об Урарту в «Кембриджской истории Древнего мира», «вне всякого сомнения, явилась первоисточником позднейшего термина «Урарту». Салманасар вел войну против восьми городов-государств, лежащих в земле Уруатри.

«Когда Ашшур, владыка мой, оказал мне (Салманасару) доверие за преданность ему, вручил мне скипетр, оружие и право (распоряжаться) имуществом этого черноголового народа (т.е. шумерийцев), и возложил на меня законную корону повелителя; и в тот самый год, год моего вступления на престол, земля Уруатри взбунтовалась против меня.

Я вознес моления к богу Ашшуру и другим величайшим богам, владыкам моим. Затем я собрал войска мои (и) выступил в поход к подножью славных гор. И покорил я земли Химме, Уаткун, Машгун, Салуа, Халила, Гуга, Нилпахри и Зингун — всего восемь земель и войска их; и разрушил я пятьдесят один город их (и) угнал (в плен) жителей их и захватил имущество их.

И поверг я за три дня всю землю Уруатри к подножью престола владыки моего, Ашшур». [Алебастровая табличка из храма в Ашшуре].

После военных походов, осуществленных Ашшурнасирапалом II, правившим в Ассирии в конце IX в. до н.э., что Урарту в его времена рассматривался как географический регион, а отнюдь не как единое государственное образование. Согласно толкованию Барнетта, войны Ашшурнасирапала велись против царств, находившихся «в земле» Урарту, но не были направлены «против всей земли Урарту».

Правители северных земель, сражавшиеся против ассирийцев, не считали себя «урартийцами», а, напротив, именовали себя наири, и действительно, позднейшие ассирийские цари будут называть Урарту «землей Наири».

С тех пор это название — Наири, а также гораздо более древний топоним Урарту сохранялись в качестве традиционного названия всего этого региона в окрестностях озер Урмия и Севан.

Впоследствии мы видим, что ассирийские цари Салманасар III и Саргон II вели военные кампании в земле Урарту, центром которой теперь считается озеро Севан. В 1877 г. Британский музей организовал раскопки в Урарту, в окрестностях городища Топрак-Кале, что возле озера Севан. В ходе этих раскопок была открыта Тушпа, столица царства Урарту IX в. до н.э.

Если мы сопоставим все свидетельства военных анналов Ассирии и данные археологических раскопок, перед нашими глазами предстанет картина явного сдвига в географической локализации Урарту, которое, будучи некогда политическим центром к югу от озера Урмия, переместилось теперь к северо- западному его побережью и берегам озера Севан. Барнетт объясняет это «смещение» так

«…если можно считать доказанным, что первоначальная прародина народа, который принято называть урартийцами, находилась к востоку от озера Севан, в районе, откуда они затем перебрались в более удобозащищаемое место, лежавшее, кстати сказать, тоже у озера. Это был район на юго-западе от озера Урмия; именно там мы находим развалины наиболее древних построек царства или племенного союза Урарту».

Другими словами, эти земли подвергались частым нападениям соседей-ассирийцев (в частности, при царе Салманасаре I), которые оттеснили урартийцев в более отдаленные и труднодоступные районы. До агрессивной военной кампании 1274 г. до н.э., осуществленной царем Салманасаром I, земля Урарту располагалась на нагорьях и равнинах к югу от озера Урмия; и лишь значительно позже Урарту «перебралась » к озеру Севан.

«Быть может, среди этих восьми близкородственных племен или «земель» существовало одно, носившее название уруатри или урарту, — то самое, чье название ассирийцы еще в начале XIII в. использовали в качестве общего названия для всех остальных племен, населявших эти места, подобно тому как римляне поступили с этнонимом «греки», самоназвание одного из небольших племен в Иллирии?

Вполне возможно, что так оно и было; однако надо отметить один факт. Урартийцы никогда не называли себя «людьми Урарту» и вообще не использовали этот термин. Когда у них немало времени спустя появилась письменность, они именовали себя либо наири, либо биаинили. Ассирийцы тоже подхватили этот термин, так что названия «земли наири» и Урарту стали взаимозаменяемыми синонимами».

Ответ на вопрос Барнетта очевиден. Название Урарту относится не к отдельному племени или народу, а к гораздо более древней земле, носившей название Аратта; административный центр этой земли находился чуть южнее от озера Урмия.

 Царство Аратта

О царстве Аратта мы впервые узнаем в шумерской эпической поэзии, в частности — в преданиях, окружающих имя Энмеркара — героя-царя Урука.

Энмеркар был сыном первого царя, правившего Уруком после Потопа. По преданию, это был великий царь-строитель.

Кроме того, он был первым из героев шумерских легенд —тем самым, кто сумел перевести богиню Инанну из ее горной обители в Аратте в огромную крепость (точнее — обнесенную стенами территорию) в самом сердце города Урук.

Энмеркару предстоит сыграть важную роль в нашей истории, ибо это был выдающийся, но, как ни странно, забытый историками библейский персонаж.

До нас дошли три эпические поэмы, повествующие о подвигах Энмеркара и Аратты: «Энмеркар и владыка Аратты», «Энмсркар и Энсукушсиранна» и «Энмеркар и Лугалбанда».

Честь открытия первой из них принадлежит выдающемуся шумерологу Сэмюэлю Ною Крамеру, который обнаружил ее, разбирая громадное собрание испещренных клинописью табличек, хранящееся в Музее Востока в Стамбуле.

К сожалению, первоначальную композицию в шумерском оригинале отыскать не удалось, и то, что обнаружил Крамер в 1946 г., представляло собой древнеаккадскую копию времен Старовавилонского периода, датируемую примерно первой половиной II тысячелетия до н.э. (согласно традиционной хронологии).

Со времени знаменитой находки Крамера были обнаружены новые фрагменты эпических поэм об Энмеркаре, относящиеся к несколько более раннему времени — III периоду Ура (конец III — начало II тысячелетия до н.э.).

Примерно в это же время Роджер Мури из Музея Эшмоли установил, что шумерские эпические поэмы «в своем сохранившемся до нас виде были составлены на основе более ранних устных и письменных преданий».

При изучении этих древних поэм сразу же становится очевидным,  что основным политическим фактором, связывавшим Урук, лежащий на Месопотамской равнине, и Аратту, расположенную на плоскогорье, были торговые связи. Караваны онагров доставляли зерно из Урука в горное царство, а на обратном пути эти вьючные животные несли на своих спинах груз минералов и полудрагоценных и поделочных камней.

По пути в Аратту караваны преодолевали семь горных гряд. Однако, несмотря на столь большие расстояния и совершенно разные геолого-климатические особенности этих земель, между двумя этими «шумерскими» государствами существовали тесные культурные и политические связи.

Жители этих земель говорили на одном языке и поклонялись одним и тем же божествам, в первую очередь — могущественной богине Инанне и Думузи, богу мертвых. В обеих землях существовала также в принципе одинаковая административная система и использовались идентичные политические титулы.

Так, Энмеркар был эном Урука; правитель Аратты также носил титул эн (царь-первосвященник). Ассиролог Генри Саггс высказал предположение, не указывают ли столь тесные культурные связи на древнюю прародину жителей Урука, где они обитали до тех пор, пока им не пришлось мигрировать на равнины Шумера. На мой взгляд, как мы увидим в последующих главах книги, Саггс совершенно прав.

Несмотря на столь тесные культурные и, возможно, этнические связи, из текста шумерских поэм со всей очевиднстью следует, что отношения между этими родственными государствами часто складывались весьма напряженно.

Впрочем, в этом нет ничего необычного. Целый ряд историй, дошедших до нас от эпохи Древнего Шумера, посвящен конфликтам и банальному соперничеству между соседними городами-государствами.

На столь раннем этапе исторического развития все родоплеменные группировки стремятся укрепить свои политические позиции и заявляют о династических притязаниях на все новые и новые земли.

Эта миграция явилась первым документально известным переселением народов в истории. Переселенцы решили променять минеральные богатства горных районов на богатые пахотные земли великой равнины.

В поэме «Энмеркар и владыка Аратты» события начинаются с угрозы военного вторжения царя Урука в Аратту. Энмеркар уже пригласил к себе богиню Инанну с ее исконной прародины и был занят возведением достойного храма для нее в Уруке.

Эта священная крепость в Уруке, Эанна («Дом Неба»), была открыта во время археологических раскопок в Варке и, таким образом, позволяет нам ознакомиться с реалиями, лежащими в основе легенд, связанных с именем Энмеркара.

Итак, в самом начале поэмы мы узнаем, что царь Урука требует с Аратты огромную дань: множество золота, серебра и ляпис-лазури (лазурита) на украшение Храма Абзу в Эриду, «Дома Энки» («Владыки Земли») и нового «дома» богини Инанны в Уруке.

Если же Аратта не отдаст все это в дар, царь Урука вторгнется на его земли и заберет все эти сокровища силой. Эти угрозы передавались через гонца или царского герольда — бедного воина, вынужденного по нескольку раз совершать путешествие через горные гряды, чтобы стать живыми устами «заочного диалога» между царями двух земель.

Диалог этот продолжался годами, но в конце концов Энмеркар,  как и следовало ожидать от литературного памятника, созданного в Шумере, добивается своего, и крепость Эанна украшается сокровищами недр, захваченными у Аратты.

Взамен Аратта должна была получить хоть немного зерна, что указывает на тот тривиальный факт, что это бедное горное царство не могло прокормить свое население за счет одних только собственных ресурсов. Таким образом, Шумер был своего рода житницей Аратты, тогда как Аратта поставляла в равнинное царство минералы и древесину, дефицит (если не сказать

— полное отсутствие) которых остро ощущался в аллювиальных низменностях Месопотамии. Если гипотеза Саггса о том, что Аратта была прародиной хотя бы некоторых племен, населявших Шумер, верна, то одной из возможных причин активной миграции этих племен мог стать заметный прирост численности населения, которое уже не могли прокормить скудные ресурсы горных долин.

Покинув свою древнюю прародину, племена Аратты обнаружили на равнинах Шумера — библейской земли Шинар — обширные, малозаселенные низменные земли, обильные водой и удобные для земледелияо

Пришельцы построили здесь ирригационные и транспортные каналы, превратив прежние болотистые низины в плодородные земли, где на каждом шагу возникали города.

Нет никаких сомнений в том, что Аратта в позднейшие времена воспринималась шумерами как сказочно богатая, чуть ли не волшебная земля. Один ученый даже назвал Аратту «шумерским Эльдорадо» — мифическим полуреальным царством грез, фантазий и древней славы. Однако не может быть сомнений и в том, что Аратта была реальным местом, легендарный статус которого возник во времена, когда эпоха героев уже ушла в прошлое.

В первой главе я уже говорил о том, что география Эдема легко отождествима с топографией Великой Армении. Кроме того, я также убежден, что исторический Эдем нетрудно идентифицировать по литературным памятникам Древнего Шумера.

Действительно, есть немало оснований полагать, что земля Аратта древних шумеров — это и есть древнейший прототип библейского Эдема.

Отрывок из книги Дэвида Рола «ГЕНЕЗИС ЦИВИЛИЗАЦИИ. ОТКУДА МЫ ПРОИЗОШЛИ…».

( Рол Д. Генезис цивилизации. Откуда мы произошли… — М.: Изд-во Эксмо, 2002. — 480 с, илл.)


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Один комментарий

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.