Опубликовано: 4 Июнь, 2017 в 1:16

Армяне в Индии с древних времен

Армяне в Индии с древних времен«Армяне есть везде» – эту расхожую поговорку мы вспоминаем тогда, когда говорим о странах, где есть армянские общины. А они действительно разбросаны по всему миру, но только немногие из них могут похвастаться своей древней историей. Одна из таких общин – индийская.

По некоторым источникам, армяне, возможно, впервые пришли в Индию около 2000 г. до н.э., вместе с Семирамидой из Ассирии, вторгшейся в Индию. В 327 г. до н.э., армяне пришли в Индию в составе войск Александра Великого, пересекшего Армению по пути в Индию.

Самые ранние документальные ссылки на взаимоотношения армян и индийцев можно найти в Киропедии Ксенофонта (430 до н.э. – 355 до н.э.). Документы указывают, что армяне ездили в Индию и были хорошо осведомлены о маршрутах для достижения Индии, а также о политической, социально-культурной среде, и экономической жизни Индийского субконтинента.

В VII веке несколько армянских поселений появились в Керале, территории на Малабарском побережье. Армяне контролировали большую часть международной торговли области, особенно с драгоценными камнями и тканями.

Архив, опубликованный в 1956 году в Дели, утверждает, что в 780 году армянский купец-дипломат по имени Товмас Канский, достиг Малабарского побережья по суше. Лишь через семь столетий, в 1498 году, Васко да Гама достиг Малабарского берега морским путем. Товмас вел торговлю главным образом специями и муслином.

Он также сыграл важную роль в издании правителями Малабара Указа, предоставляющего в регионе коммерческие, социальные и религиозные льготы для христиан. В настоящее время Товмаса Канского также называют “Knayi Thomman” или “Kanaj Tomma”, что означает ‘Томас купец’.

Именно в Индии, в 1794-1796 годах в Мадрасе вышло в свет первое в мире армянское периодическое издание «Аздарар», редактором которого был протоиерей Арутюн Шмавонян. В 1772 году в типографии Шаамира Шаамиряна был издан первый печатный труд арцахского иерея Мовсеса Баграмяна «Новая книга, называемая увещеванием».

В 1773 году в той же типографии члены «Мадрасского кружка» Овсеп Эмин, Тер Мовсес, Григор Ходжаджанян и Шаамиряны выпустили первую конституцию для будущего армянского государства под названием «Западня честолюбия».

Армяне в Индии могут справедливо гордиться славным прошлым, но их настоящее и будущее не так ярко. Они значительно уменьшились в числе. Сейчас в Индии около 100 армян, в основном в Калькутте, где до сих пор функционирует Армянский колледж.

Самым ранним обнаруженным армянским памятником на территории Индии, является хачкар 1611 года, сохранившийся на армянском кладбище в Агре. Акбар I Великий предложил армянам селиться в Агре в XVI веке и к середине XIX века, Агра имела значительное армянское население.

По царскому указу армянские купцы освобождались от уплаты налогов на товары импортируемые и экспортируемые ими. Они также могли перемещаться по Империи Великих Моголов, в то время как въезд других иностранцев был запрещен. В 1562 году в Агре была построена армянская церковь.

В XVI веке, армяне, в основном из Персии, являлись важной составной частью торгового сообщества в Сурате, наиболее активном индийском порте этого периода, расположенном на западном побережье Индии. Портовый город Сурат имел регулярные рейсы торговых судов Басре и Бендер-Аббаса.

Армяне Сурата построили две церкви и кладбище. Строительство первой церкви датируется 1579 годом. Вторая церковь – Девы Марии – была построена в 1772 году. Перепись армян в Сурате, рукопись, написанная на армянском языке в 1678 году, в настоящее время хранится в библиотеке Салтыкова-Щедрина в Петербурге.

Армяне поселились в Чинсуре, близ Калькутты, Западная Бенгалия, где в 1697 году построили церковь. Это вторая старейшая церковь в Бенгалии. Церковь хорошо сохранились благодаря уходу Калькуттского Армянского комитета Церкви.

В период империи Великих Моголов Аурангзеб издал указ, который позволил армянам основать поселения в Сайдабаде, пригороде Муршидабада, в то время столицы Бенгалии.

Имперский указ также снизил налог с 5% до 3,5% на два основных предмета торговли Армян, а именно штучный товар и шелк-сырец. Указом было предусмотрено, что имущество умерших армян переходило к армянской общине. К середине 18 века армяне стали активной частью торгового сообщества Бенгалии. В 1758 году армяне построили церковь Девы Марии в Сайдабаде.

В настоящее время наиболее известное армянское учреждение в Индии – “Армянский колледж и благотворительная Академия” (основан в 1821). В настоящее время в Колледже обучаются около 125 детей из местного армянского населения, Республики Армения, Ирана и Ирака.

Существует также армянский спортивный клуб, основаный в 1890 году.
В Индии сохранилось несколько армянских церквей: церковь Святого Назарета в Калькутте, церковь Девы Марии в Ченнаи (Мадрас), церковь святого Григория Просветителя в Калькутте, церковь Святого Петра в Мумбаи, церковь Св. Иоанна в Чинсуре, церковь Св. Богородицы в Сайдабаде, церковь Девы Марии (Сайдабад), часовня Святой Троицы (церковь Тангра).
В феврале 2007 года Католикос Всех Армян Гарегин II посетил Индию. В Дели он встретился с президентом Индии. Его Святейшество также посетил Ченнаи, Мумбаи и Калькутту.

Немного истории. Несколько армян в Индии заняли высокое положение в разное время и при различных правителях. Абдул Хай был главным судьей могольской империи во времена Акбара, Доминго Пирес был переводчиком с Португальского при дворе Акбара, Леди Юлиана, как полагают, сестра одной из армянских жен Акбара, была врачом в гареме Акбара.
Леди Юлиана построила первую церковь в Агре.

Впоследствии она была замужем за Жаном Филиппом Бурбон де Наварра, потомком королевской семьи Франции. Мирза Зул Карнаин, приемный сын Акбара. Был полиглотом, в частности, прекрасно владел португальским.

После смерти отца в 1613 году, Мирза преуспел в качестве сборщика налога на соль, производимую в Самбхаре (Раджпутана). Его взлет был быстрым, и он занимал различные должности, в свою очередь, как губернатор Самбхара, Могора, Бабраиха, Лахора и Бенгалии.

Император Джахангир присвоил ему звание Амир. Он также поддерживал очень теплые отношения с иезуитами. Мирза был также поэтом, певцом и драматургом, он сочинял стихи на Урду и персидском.

Армяне в Индии, также внесли свой вклад в медицину.

Стефан Манук, сын известного бизнесмена, Овсепа Манука, за заслуги во время эпидемии холеры получил почетный сертификат британского правительства, Саркис Аветум, Доктор индийской армии, участвовал в действиях британской армии в Афганистане, Египте и Бирме,был удостоен наград британского правительства, Египта, Бирмы.

Обнаружил лекарство от дизентерии. Свободно говорил на многих языках, в том числе на русском, Стефен Оуэн Мозес, доктор наук – создатель первой скорой помощи Красного Креста в Калькутте во время Первой мировой войны, Мари Хачатур, доктор наук – первая женщина Индии, назначенная в качестве главного хирурга Западной Бенгалии. Работала до начала 1980-х, Фредерик Джозеф Сатур, полковник Военно-медицинского корпуса Индии.

Окончил медицинский колледж в Мадрасе в 1938 году, Проходил действительную военную службу в Северной Африке, во время индо-китайской войны 1962 года. В рамках сил ООН по поддержанию мира работал в больнице Конго в 1960 году. Вышел на пенсию в 1969 году.

Один из активных деятелей Ост-Индской компании Франсуа Мартен, поселившийся в Малабаре во второй половине XVII века и подробно исследовавший этот край, пишет, что «в Сент-Фоме (ныне Новый Мелабар) активно действовали армяне, которые с давних времен обосновались здесь и занимались торговлей… Здесь были семьи армян, которые имели состояние, стоящее миллионы».

О многолюдности и богатой жизни армянских общин на Малабарском побережье Индии в XVI—XVIII вв. свидетельствуют также архитектурные памятники, часть которых сохранилась и до сих пор. В 1707, 1712 и 1729 гг. здесь, недалеко друг от друга, были построены три церкви.

О больших строительных работах, которые проводили армяне, свидетельствует и надпись на стене церкви св. Фомы, датированная 1547 годом. Известны имена строителей-армян тех времен—Махтеси Закария Сафаряна и Петроса Восканяна.

Знаменит многоярусный мост, построенный в 1725 г. С возвышением Мадраса почти все армяне направились туда, оставив прежние места жительства на Малабарском побережье.

В Мадрасе, а впоследствии в Бомбее и Калькутте, образовались самые крупные армянские общины в Индии, сыгравшие большую роль в культурной жизни и формировании национально-освободительных идеи армянского народа.

Архивные документы, рукописи, памятные записи, надписи на надгробных плитах свидетельствуют, что в XVI—XVIII вв. армянские общины существовали в Агре, Адонио, Аркате, Бангалуре, Бихаре, Дакке, Дели, Кандагаре, Кочине, Ориссе, Муршидабаде, Пондишери, Серингапатаме, Сурате, Танджуре, Хайдарабаде, Хугли, Мункере, Читангоне.

Армянские общины в Индии в основном были образованы джугинскими и персидскими армянами. В XVII в., когда началось падение Ирана, Новая Джуга оставалась еще источником доходов персидского двора.

В конце XVII в. фанатичный и бездарный шах Хусейн пытался заставить армян принять ислам. Начались страшные гонения, преследования, резня. Джугинские армяне искали выхода из этого земного ада. Они оставляли все— дома, имущество, сады, лавки, мастерские—и переезжали в Индию, Россию и другие страны.

О численности армянских общин в Индии точных сведений не имеется. Дельуре считает, что армян, проживавших в Индии и Индонезии, насчитывалось 25 тысяч. Г. Алишан называет цифру в 5 тысяч, К. Шахназарян— 15006. В одном из документов Матенадарана значится две тысячи.

В Историческом музее Еревана хранится ряд работ калькуттских армян-ювелиров, свидетельствующих об их великолепном мастерстве. Руками армянских мастеров было изготовлено большинство подарков джугинских и индийских армян русскому царю Алексею Михайловичу, среди которых был знаменитый трон, находящийся сейчас в Оружейной палате.

Как указывает «Азгасер», в Калькутте жило много армян-плотников, кузнецов, ювелиров, портных, слесарей, а также каменщиков, строителей. Кроме того, армянские ремесленники изготовляли различные краски для крашения тканей, кожи и т. п. Но основную массу в армянских общинах составляли более мелкие купцы, лавочники, служащие, сопровождающие караваны с товарами кустарей, рабочие и т. д.

Еще задолго до появления европейцев в Индии армяне играли значительную роль в жизни страны, вели обширную торговлю почти со всеми крупными странами Европы и Азии. Поэтому европейцы, поселившиеся в Индии в первой половине XVII столетия, воспользовались связями армян и через них сумели получить у индийских правителей разрешение на строительство факторий и на торговлю в Индии.

Армянином был один из членов французской делегации, отправленной к Аурангзебу из Эфиопии. Франсуа Бернье с недовольством сообщает, что Великий Могол первым принял армянина, имел с ним беседу и одарил подарками.

Именно благодаря дружественным связям армянина Моюрата французам удалось получить разрешение на безопасную торговлю по всему Голкондскому побережью. Большую роль в английской делегации, отправленной к шаху Джахану в 1651 г., играл хорошо известный в Индии Ходжа Сахрат.

Армяне в этот период играли в Индии не только торговую, но и политическую роль. Это противоречило интересам проникших в Индию европейцев, в особенности англичанам.

Они должны были каким-то образом ограничить действия армян в Индии, однако это было не так-то просто, ибо тогда их было слишком мало—всего горсточка купцов, не обладавших военной силой. Оставался один-единственный путь—привлечь на свою сторону индийских армян и постепенно взять под свои наблюдения и контроль их действия.

С этой целью англичане предложили индийским армянам проект договора с Ост-Индской компанией, по которому армяне получали все привилегии и права британского гражданства в Индии. Большие привилегии были предоставлены им для перевозок товаров в Европу и из Европы в Индию на судах компании.

Армянам было разрешено также поселяться и свободно торговать в городах и гарнизонах компании, где они могли занимать все гражданские посты и должности наравне с англичанами.

Далее, армянам было разрешено свободное исповедание своей религии. В качестве дальнейшего поощрения англичане выделяли армянам землю для церквей, которые должны были первоначально строиться за счет компании,—всюду, где только сорок или более армян станут жителями любого города на территории компании. Этот договор был принят частью индийских армян и его подписал Ходжа Фанос Калантар 28 июня 1668 г.

После проникновения в Индию, а затем ее завоевания европейцами, в районах, где начали хозяйничать англичане, положение почти всех слоев армянских общин в Индии резко изменилось.

Армянские купцы, ремесленники или небольшие торговые компании армян не смогли противостоять мощи европейской Ост-Индской компании, которая к тому времени имела за спиной вооруженную армию и свои торговые и экономические операции часто совершала с помощью кровавых экспедиций и нашествий.

В разорении армянских общин решающую роль сыграло и падение уровня экономической жизни индийского народа. Несмотря на договор 1668 г. между армянами и английской Ост-Индской компанией, который давал армянам на территориях Ост-Индской компании все права граждан Англии, начиная с середины XVIII в. положение резко меняется, теперь англичанам не нужны были «союзники»—армяне.

В 1765 г. Симоном Ереванци был составлен список тех городов мира, где существуют армянские колонии.

Из индийских городов он упоминает лишь Сейдабад, Бомбей, Калькутту, Мадрас, Сурат, Патну и Шахджаханабад, Г. Инджиджян, анализируя положение индийских армян, особенно тех слоев, которые были тесно связаны с экономической жизнью Индии в период 1750—1757 гг., пишет:

«Когда англичане распространили свою власть в Индии, все главные линии торговли, ранее находившиеся в руках армян из Джуги, они взяли в свои руки, хотя армяне вели ее с великим мастерством. Теперь редко кто из армян Индии занимается торговлей, да и то мелкой».

Агонц сообщает, что когда европейцы вступили в Индию, «множество сражений было между ними и индийскими войсками, а также армянскими войсками, которые сражались против англичан на стороне индусов».

Активное участие приняли армяне в восстании 1662 г. в Меланборе, губернатором которого после восстания был назначен армянин Маркос Хогас (Рогаз). Таких примеров немало в истории Индии. Но самым ярким из них является участие армян в борьбе против англичан в 1760—1764 гг. в Бенгалии, о чем так подробно и интересно сообщает Т. Ходжамалян в «Истории Индии».

Но история индийских армян продолжается до сегодняшнего дня. Речь идет о наследстве Масеха Бабаджана, который завещал часть своего огромного состояния армянам Нор-Нахичевана.

Напомним, что указом Екатерины II в 1779 г. аннийские армяне были переселены из Крыма на Дон. Переселенцы собрались на отведенной им земле и на месте будущей центральной площади нового города объявили грамоту об основании Нахичевани. Город на Дону был назван в память о древнем Нахичеване, отнятом персами у армян.

В первой половине XIX века Нахичевань-на-Дону по благоустройству и торгово-промышленным возможностям была одним из значительных городов Новороссии. В дальнейшем с еще большим размахом стал развиваться ближайший сосед Нахичевани – город Ростов.

В первые годы советской власти Нахичеван вошел в состав Ростова-на-Дону. Сегодня это Пролетарский район города, в котором проживают 17 тысяч армян. Армянская община Ростова считает себя правопреемником Нахичевани, что подтверждают имеющиеся у нее юридические документы.

В первые годы своего существования на Дону нахичеванцы обратились к другим армянским колониям с призывом оказать им помощь в обустройстве жизни, создании школ, налаживании просвещения. На этот призыв горячо откликнулись армяне Индии, возглавлявшие в конце XVIII века армянское освободительное движение.

Среди них был и Масех Бабаджан (Абдул Масех Мартирос). О нем сохранились лишь те сведения, которые он оставил в своем завещании от 30 мая 1794 г.: “Христианин, армянин родом из города Амадана, купец, в настоящее время проживаю в Индии в городе Калькутте, что под властью Англии.

Считая все свое достояние состоящим из шестнадцати долей, восемь завещаю и целиком отдаю на благоустройство армян города Нахичеван Азовского уезда. Две доли из этих восьми – школе, две больнице, две дому нищих и еще две детскому приюту в искупление моих грехов и в утешение моего народа, чтобы там среди них осталась моя память.

Шесть долей из остальных восьми оставляю в городе Калькутте. Остальные две доли оставляю странникам, которые в Калькутту прибудут из Армении, армянам и людям странствующим и нуждающимся, которые окажутся здесь”.

“Достояние” Масеха Бабаджана достигало 100 тыс. рупий. Назначенные им распорядители обязаны были в январе каждого года пересылать определенную сумму нахичеванским благотворительным учреждениям.

О завещании Масеха Бабаджана в Нахичевани узнали лишь в 1818 г. В 1828 г. нахичеванские армяне написали в Индию официальное письмо по поводу денег, им завещанных. Но ответа на него так и не последовало.

Однако благодаря стараниям Микаэла Налбандяна, деньги удалось вернуть законным владельцам. Выплаты с завещания Бабаджана еще долго поступали в Нахичеван-на-Дону.

Посланные из Индии деньги общественный фонд направлял на строительство и содержание больниц, школ, приютов. Несколько поколений нахичеванских армян получили образование в лучших учебных заведениях России и за границей.

Значительные суммы шли на благоустройство города. Деньги поступали на имя городского главы Нахичевани, как это было отмечено в завещании, который передавал их в попечительский совет.

Но уже в начале XX века деньги начали поступать нерегулярно. А потому в конце 1912 г. попечительский совет Нахичевани уполномочил доктора биологии Бедельяна поехать в Индию и выяснить причину задержки.

“17 января 1913 года. Бедельян вчера прислал телеграмму из Калькутты председателю попечительства о том, что следственная комиссия удовлетворила ходатайство церковного попечительства о признании за ним юридических прав на завещание имущества покойного Масеха Бабаджана”.

“27 февраля 1913 года. Высший калькуттский суд признал имение покойного Бабаджана, находившего в Калькутте, принадлежащим нахичеванскому церковному попечительству и выдал документы об утверждении попечительству право наследования”.

Накопившиеся за пять лет деньги в сумме 10 тыс. руб. были получены Бедельяном и переведены в Русско-азиатский банк в Ростове. В дальнейшем полагающиеся суммы вплоть до Октябрьской революции Нахичевань ежегодно получала через этот банк.

Все закончилось с установлением советской власти на юге России. А проблем за годы советской власти у армян Дона накопилось немало. Самой общине решить их не под силу. Установить правопреемство нахичеванской армянской общины на наследство Масеха Бабаджана несложно.

Но нужно повторить путь доктора Бедельяна, который в 1913 г. сумел решить проблему с получением денег по наследству. А все потому, что в свое время в британском суде Микаэл Налбандян доказал принадлежность части дохода от завещанной Бабаджаном недвижимости армянской общине Нахичевани.

По канонам британского права, прошедшее однажды через суд дело автоматически имеет юридическую силу, хотя бы и по прошествии 100 лет. По твердому убеждению членов нахичеванской армянской общины, деньги от наследства Бабаджана вот уже более 80 лет накапливаются для них в далекой Индии. Но как их получить – вопрос сложный.

Карине Тер-Саакян


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *