Опубликовано: 2 Декабрь, 2017 в 13:16

Армения – страна гнозиса II

Армения – страна гнозиса IIАрмения – страна гнозиса Часть I  Далее общины павликиан появляются на Балканах под названием «богомилов». Они укрепляют болгарское царство, которое наносит ряд поражений Византийской империи. Затем общины павликиан распространяются по Западной Европе, во Франции, в Провансе и других местах. Здесь они получают название катаров. Почему они были так названы?

Остановимся более подробно на истории катаров, так как она наиболее ярко показывают судьбу опередивших свое время идей и людей.

Как всегда и здесь надо выкарабкиваться из толщи намеренных искажений, внесенных ради умолчания роли армян. Как известно, павликиане и богомилы называли себя совершенными. Но «совершенный» на армянском языке звучит как «катарьял».

Почему умалчивается о таком, достаточно очевидном происхождении слова «катар», и искусственно прибегают к, якобы, переводу с греческого, как «чистый», что оказывается притянутым за уши?

Исследовательница средневековой французской литературы Гоар Карагезян в своей недавней книге[7], изданной под грифом Национальной Академии наук, кропотливо показывает, как перетекали сюжеты и идеи и формы с Востока на Запад.

Но интересен еще ряд, оставшихся за бортом книги, дополнительных обстоятельств, проливающих свет на столь быстрое и радушное отношение жителей Южной Франции к армянским мигрантам и их ереси.

Население Лангедока, страны катаров, говорило на старокаталонском языке. Оказывается, что базой старокаталонского языка являлся язык басков, чьи армянские корни сегодня не вызывают сомнений у ученых. Баски населяли не только испанскую часть Пиренеев, но и ту их французскую часть, которая включала в себя Каталонию.

Лангедок простирался на сегодняшнюю Испанию. Многие топонимы тогдашнего Лангедока имеют сильное армянское звучание. Но важнее всего, что и психологически и духовно и мировоззренчески местные жители и мигранты ощущали родство между собой, что удивило даже рыцарей, пришедших их уничтожить.

Они не выдали ни одного из Совершенных, и предпочли все умереть, быть повершенным, сгореть заживо в костре. Катары были полностью уничтожены римской католической церковью в 1209-43 гг.

Официально они все были французы и все — христиане. Можно даже привести еще более удивительные сочетания астрономических и культовых пересечений с армянской традицией, которые были найдены, например, в замке Монсегюр[8].

Подтверждением того, что это были все-таки мигранты из Армении и Византии можно найти в той же книге. «…Армения станет причастной к расцвету романской культуры ХI-ХII веков», пишет известный французский исследователь движения катаров[9].

«…Французский ученый Ш.Дайкур и немецкий ученый А.Геерен еще 150 лет тому назад выдвинули теорию о цивилизующей роли Востока, крестовых походов, вызвавших культурную революцию, возвестившую Ренессанс[10].

«Восточные иммигранты (армяне – Карагезян Г.) заселяют в Париже, Орлеане, Бордо, Пуатье, Сенте, в городах Прованса: Тулузе, Марселе, Ниме, Арле, целые кварталы»[11].

Святые, чтившиеся в западных церквях, имеют павликианское происхождение. Например, Св. Грегуар де Питивье (умер в начале ХI века), служивший священником в городе Питивье, расположенном близ Орлеана, «родился в Малой Армении, в Никополисе, который был включен в павликианское государство со столицей Тефрике»[12]. Как указывает автор этой книги, проповеди Св. Грегуара были обращены к армянским павликианам.

Когда Св. Грегуар прибывает в Питивье, он обращается с просьбой к владелице этих мест Алис, разрешить ему обосноваться в этих местах.

Как выясняется[13], сама Алис Эрменгард, сестра канцлера Франции, также армянского происхождения, что наверняка было известно Св. Грегуару, и она любезно предлагает ему выбрать любое место для жительства.

Кстати, первый дюк Франции – обладатель той же фамилии, которая восходит к армянскому Арин-берд. Автор вышеуказанной книги считает, что там уже существовало небольшое армянское поселение.

С ХI века в Италии и Франции, а также в Вероне, Турине, Тулузе и Орлеане встречаются поселения армянских павликиан., строивших церкви в армянском стиле.

Когда в конце IХ века византийские войска разгромили павликиан, то часть их бежала в Армению, где их последователями стали тондракийцы, а другая часть была переселена византийскими правителями во Фракию.

«Такое внезапное объединение павликиан с тондракитами в IX веке — исследователь павликианства Джурас В. объясняет тем, что оно — было результатом того, что сами павликиане в своем большинстве по национальной принадлежности были армяне…

Этнокультурное пространство Малой Азии той эпохи определяло армянское большинство».[14] Век спустя (30-40-е годы IХ века – середина ХI века) аналогичным гонениям подвергаются тондракийцы. В 70-х годах Х века византийский император Иоанн Цимисхий наносит тондракийцам ряд поражений и насильственно переселяет их во Фракию.

Затем, приверженцы этих еретических учений добираются и до Западной Европы. Именно в этот период во Франции, в районе города Пуатье наблюдается распространение манихейства. Очевидно, что армяне сыграли решающую роль в распространении дуалистического учения и в этом регионе.

Эта ересь, истоки которой в Армении – павликианство, тондракийство, затем богомильство в Болгарии и т.д. — расцвела в Южной Франции и дала образцы поэзии трубадуров, высокой духовности и стала основанием всей последующей французской культуры.

Тробадор – слово, которое сейчас произносится как трубадур, происходит от слова trobar. По-окситански так называют выдумщика, умеющего придумывать изящные фигуры речи, т.е. употреблять слова в непривычном или забытом смысле, завуалированно используя переносные значения слов.

Эти поэты предупреждают нас, что их стихи имеют двойной смысл. Тробар, говорят они, – это искусство переплетать слова. Они сочиняли песни и стихи полные свежести и очарования. В поэзии трубадуров мы находим почти все темы, затрагиваемые учением катаров.

Тробар можно перевести с армянского как слова, от которых трепещет сердце (конечно, Прекрасной Дамы). Тртел — трепетать, бар – слово.

Дама, воспеваемая трубадуром, подвергает его ряду испытаний, которые тот должен последовательно выполнить. Так постепенно он становится воздыхателем, затем просителем, потом тем, кто понимает, и, наконец, Посвящённым.

В награду за испытания трубадур получает немного: Дама едва обращает на него внимание. Высочайшая награда – поцелуй, но самый, что ни на есть невинный! Посвящённый трубадур обязан строго соблюдать свои обязательства по отношению к Даме, прежде всего – держать их отношения в секрете; он также обязан во всём повиноваться Даме.

Под Прекрасной Дамой катары подразумевали свою Церковь, которую они называли Церковью Любви и Истинным Светом. Вот как пишет об этом Жерар де Сед: «Тщательно разработанный ритуал Истинной Любви во многом напоминает обряд посвящения. В обоих обрядах необходимо сначала приобщиться к знанию и совершить ряд подвигов.

Приближение к сакральной тайне связано с прохождением через символическую смерть, за которой следует новое рождение, потом новая юность, и наконец, человек, прошедший все ступени посвящения, становится другим человеком.

Поэзия трубадуров суть поэзия Посвящённых, скрытая любовным флёром. Не случайно поклонники называют её Весёлой Наукой, ибо поэзия – это нечто большее, чем чистое искусство, это ещё и знание, подкреплённое верой сердца, то есть познание (гносис)»[15].
Против катаров Римская католическая цероковь организовывала военные походы, катаров секли, казнили.

В ХIII веке в городе Альби усилилось влияние катаров – здесь они были названы — альбигойцами. Крестовый поход, известный, как Альбигойские войны, разрушил культуру Прованса. Она сохранилась к югу от Пиренеев, в Каталонии, так как каталонцы сильнее всего связаны с Провансом родственными узами.

В ХVI веке во Франции прошли жестокие религиозные войны. Король уничтожал протестантов (гугенотов или кальвинистов, как их здесь называли). Они также не признавали Римской церкви, требовали, чтобы проповеди читались на родном, французском языке, а не на латыни, которую простой народ не понимал. Они осуждали роскошь, носили скромную одежду, жили экономно, и тоже были подавлены, в чем в какой-то степени повторили судьбу катаров.

* * *

Таким образом, мы видим целый комплекс фактов, свидетельствующий о трансмиссии культуры посредством миграционных потоков. Культура Прованса была целиком сформирована катарами-армянами. Кстати, совсем не удивительным оказывается тот факт, что Нострадамус — уроженец Прованса и писал на … старокаталонском языке.

«Собственно прованский стиль, в современном понимании, сформировался уже в Средневековье и во многом был обязан своим существованием удивительной секте катаров (или альбигойцев), белокаменные крепости которых в начале прошлого тысячелетия высились на Юге современной Франции повсеместно.

Для этих странных христиан не существовало концепции ни рая, ни ада – считая души людей воплощениями падших некогда ангелов, они верили лишь в бесконечную и бессмысленную цепь их перерождений. Впрочем, ад все же был – земное, телесное существование альбигойцы и считали преисподней. Освободить ангела можно было, лишь став катаром и достойно умерев…

Раз тело – лишь темница для высшей сущности, роскошь ему не пристала. Катары считали, что все люди – вне зависимости от пола, возраста, национальности, состояния и даже религии – равны и осенены изначальной божественной благодатью.

Поэтому, даже дома знатных правителей Прованса были весьма скромны; как и у бедняков, основой интерьера становились беленые стены с минимумом украшений, простая и прочная мебель, плиточный пол и украшенные живыми цветами внутренние дворики.

Впрочем, подчеркнутый минимализм компенсировался насыщенными цветами орнаментов и декоративных тканей – не зря среди катаров было традиционно много ткачей.

Время альбигойцев, не слишком долгое, наложило глубочайший отпечаток на всю культуру юга Франции, да и всего мира. Мистическая и любовная поэзия трубадуров, рыцарский культ Прекрасной Дамы, удивительной красоты архитектура – все это наследие двух веков расцвета учения катаров, отголоски которого слышны и сегодня»[16].

«Именно романской архитектурной школе Лангедока и Прованса Франция, а затем и Европа обязаны появлению готической скульптурной пластики, прекрасные образцы которой и поныне демонстрируются в Музее Августинцев в Тулузе.

На сложение своеобразной готики Лангедока огромное влияние оказала Ломбардская архитектурная школа (отчасти Тосканская), поскольку города Лангедока и Ломбардии были связаны не только торговыми и политическими, но и тесными религиозными связями через учение катаров).

Весьма значительное влияние на сложение готики Лангедока оказали также архитектурные школы Анжу (близость которых была обусловлена торгово-политическими и династическими связями) и школы Бургундии и Оверни (со времен раннего христианства связанных с Окситанией).

Именно культовая готика Лангедока в дальнейшем оказала существенное влияние на сложение оригинальной «Каталонской готики» королевства Арагон и своеобразной готики Королевства Пальма-Мальорка.

Более того, именно региональные свойства южнофранцузской готики, воплощенные в Нарбоннском соборе, послужили прямым прототипом для кафедрального собора Св. Вита в Праге, возводимого под руководством мастера Матье из Арраса»[17].

Резюмируя, скажем, что мигранты-армяне транспортируют на Запад целый пласт новой культуры, которая внедряясь в культуру Запада, предстает как ее неотъемлемая часть. Религиозный гимн Поля Верона, посвященный Св. Грегуару, начинается так:

Приветствуем вас, берега Армении,
Небо Востока, земля олив,
Никополис, счастливый и благословенный город,
Где бог избрал Святого Питивье![18]

Источники:

[7] Карагезян Г.Л. Памятники средневековой французской литературы в контексте культурного обмена «Восток-Запад». Ереван, НАН, 2010, 352 с.

[8] Каратини Р. Катары. М, 2010, 420 с.

[9] Цит. по книге, Карагезян Г.Л. Памятники средневековой французской литературы в контексте культурного обмена «Восток-Запад». Ереван, НАН, 2010, 352 с., с.9.

[10] Там же, с.11.

[11] Там же, с. 46.

[12] Там же, с.60.

[13] Там же, с. 69.

[14] Джурас В. Павликианство и тондракийство. К истории двух ересей. http://monotheism.narod.ru/gnosticism/juras.htm

[15] Жерар де Сед. Монсегюр. Фрагмент из книги: Тайна катаров. www.monsalvat.globalfolio.net/rus…sed…index006.php

[16] Культура Прованса. http://www.pandia.ru/467026/

[17] Там же.

[18] Карагезян Г.Л. Памятники средневековой французской литературы в контексте культурного обмена «Восток-Запад». Ереван, НАН, 2010, 352 с., с.72.

Окончание следует


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ

One comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *