Опубликовано: 30 Май, 2019 в 22:06

Армяне в Абхазии — I тысячелетие нашей эры

Присутствие армян на территории Абхазии ещё в позднее эллинистическое время может быть отмечено не только на «многонациональной» Диоскурийской агоре (античная рыночная пло­щадь), но и в боевых отрядах Понтийского царя Митридата VI Евпатора (союзник царя Арме­нии Тиграна II).

В середине III в. н. э. римским гарнизоном в Питиунте, вспомним, командовал Сукессиан (по происхожде­нию армянин), который умелыми и решитель­ными действиями разгромил готских пиратов и тем самым спас местных жителей от разграбления.

В одной из рукописей (арабский, более поздний вариант «Истории Армении» Агафангела Арцруни, автора V в.) приводится легенда о кре­щении абхазов вместе с армянами святым Гри­горием-просветите­лем во время царствования Трдата III (301 г.).

Зодчий Фома Армянин и его сын Иоанн. В VI в. выходцы из Малой Армении зодчий Фома Армянин и его сын Иоанн осуществляли, как свидетельствовал Прокопий Кесарийский, руководство строительством оборонитель­ных рубежей («клисур») и боевых действий ви­зантийцев в Колхиде.

Иоанн был активным уча­стником сражения с персами за Петру (совр. Цихисдзири) летом 549 г., где с отрядом из 50 человек произвёл подкоп и был ранен. Затем в начале лета 550 г. в битве при Гиппосе (совр. р. Риони) близ Археополя (совр. Нокалакеви) он, возглавляя конницу византийцев, умелым маневром способствовал разгрому персидско­го полководца Хориана и отличился при взятии лагеря персов.

Раненый осенью того же года, он возглавил карательный отряд визан­тийцев, переброшенный морем из Фасиса к Трахее – главной крепости восставших абасгов, в част­ности, руководил морским десантом.

После завершения этой жестокой акции Иоанн во гла­ве тысячного отряда подступил к стенам Тцибилы и на сей раз, «дру­жескими речами и обещаниями», сумел без боя взять «главную крепость Апсилии».

Позднее, осе­нью 550 г. он сыграл решающую роль и во взя­тии у персов Петры, проведя свой отряд ему одному известным путём по отвесной скале на крепостную стену.

Сам Иоанн погиб в бою: ка­кой-то перс нанёс ему смертельный удар кам­нем, пущенным с помощью пращи. «Этот че­ловек, – писал Прокопий об Иоанне, – совершал удивительные подвиги храбрости в битве с врагами». Ему в ту пору не было и двадцати пяти лет. В источнике он назван «юношей».

Судя по всему, Иоанн, как это было принято в те времена, всюду следовал за своим отцом Фо­мой, и пока тот осуществлял надзор за строи­тельством крепостей, хорошо изучил местность, узнал людей, их обычаи.

Трахея и Тцибила – пост­ройки 30 г. VI в., как очевидно, и другие крепо­сти, вблизи которых он отличился. И не ис­ключено, что бескровное решение вопроса у стен Тцибилы было результатом давней его дружбы с подростком-апсилом, который стал затем начальником этой крепости. Знал он, по-видимому, и епископа Константина, крестившего тогда взрослое население апсилов.

При сасанидском шахе Хосрове Ануширване (531–578 гг.), построившем знаменитую Дер­бентскую стену, произошло вторжение с целью якобы грабежа объединенных сил абхазов и ала­нов в Армению, которое закончилось неудачно (Табари, Х в.). Зато в 571 г. те же самые силы помогли восставшим против персов армянам (Феофан Хронограф, IX в.)

Абхазия и абхазы в армянской географии. Не имеют цены сведения армянской географии VII в. «Ашхарацуйц» о тогдашней Абхазии: «Между Булгарами и Понтийским морем живут наро­ды: Гарши, Куты и Сваны до Писинуна – при­брежной страны Аваза, где живут Абхазк и Апшилк, до их города – прибрежного Севостополика и также за ним до реки, что называется Дракон, которая суть Вишап, что течёт из Алуании и делит Апхаз от области Егер…».

Здесь впервые упоминаются оба названия Абхазии и абхазов (Апшилк-Писинун-Апсны и Аваза-Абхаз-Абхазия). Гарши, карш в переводе Сукри оз­начают адыги (кашаг-касоги русских летописей).

Севостополик соответствует современному Сухуму, а р. Дракон (Вишап) – р. Ингур, верховья которого до Бухлоона-Буколуса были в тот период вклю­чены в пределы Алании. Поэтому граница меж­ду Абхазией и Грузией, говоря современным языком, проходила в VII в по р. Ингур (так было ранее в VI в. и позднее, в середине VIII в.).

События у стен Тцибилы. В 711 г. Лев Исавр, возвращаясь из Алании через Апсилию в Кон­стантинополь, как известно, повстречал в горах Абхазии 200 византийских солдат в основном армянского про­исхождения, которые присоединились к нему и осадили «Железную крепость» – Тцибилу, комендантом которой был также армянин, но находившийся на службе у арабов.

Вспомним, как на помощь армянскому отряду, возглавляемому Львом Исавром, пришёл «первейший среди апсилов» патрикий Марин, отец блаженного Евстафия, с 300 воинами-апсилами, и как крепость была взята и разграблена.

В 737 г. в составе арабской армии Мервана-ибн-Мухаммеда у стен Анакопии могли быть отряды армян с князем Ашотом и другими армянскими князьями во главе (Гевонд, VIII в.). После образования к 786 г. независимого Абхазского царства активи­зиру­ется его восточная политика. В 80-х гг.

IX в. на­растает соперничество Абхазского царства с Ар­мянским из-за грузинского княжества Картли, которое было ключом ко всему Закавказью. В 888 г. армянский царь Ашот I Багратуни у р. Кура нанёс поражение войску абхазского царя Баграта I, которым командовал осетин Багатар.

На протяжении 90-х гг. IX в. армянские цари, умело пользуясь междоусобицами Абхазского царства с грузинскими княжествами, овладели тем вре­менем Картли, чему также способствовал абхазо-армянский «дружественный» военно-полити­ческий союз (890–891 гг.), позднее скреплённый династическим браком армянского царевича с абхазской царевной.

Связи Абхазского и Армянского царств. Дружеские отношения Абхазского и Армянского царств сохранялись до начала Х в., т.е. време­ни вторжения арабов в Армению, приведшего к распаду Армянского государства, чем незамед­лительно воспользовался абхазский царь Кон­стантин III (893–922 гг.) и в 904 г. на время зав­ладел Картли.

Позднее после кратковременно­го пребывания в «почётном» плену у армянского правителя Смбата I он укрепил свои позиции в Картли, о чём может свидетельствовать надпись в Самцеврисской церкви близ Хашури, где гово­рится о строительстве здесь канала на 20-ом году царствования Константина III.

В 914 г. восточные границы Абхазского царства были нарушены из-за вторжения арабского эми­ра Абул Касима, который преследовал укрыв­шегося в «горах Абхазии» Смбата I. Опасаясь дальнейшего продвижения арабов на запад, аб­хазская армия была заблаговременно перево­оружена по «византийскому обычаю в сплошные латы, в то время, как другие кавказские народы носили кольчужные доспехи, и на которые кру­гом смотрели со страхом и трепетом».

В 920 г. в сложной международной обстановке создается абхазо-армяно-византийская коали­ция против арабов, о чем свидетельствует по­слание константинопольского патриарха Нико­лая Мистика (в его второе патриаршество – 914–925 гг.) к католикосу Армении и абхазскому царю, приведенное в «Истории Армении» Иованнесом Драсханакерци.

В послании говорится о том, чтобы у них забылись взаимные столкно­вения и обратились их «взоры к дружбе и един­ству, согласию и миру друг с другом» и чтоб они, объединившись, боролись «против общего вра­га». В послании также обещалось в подмогу большое византийское войско, чтобы отбить у неприятеля то, что было потеряно раньше.

Когда армянский царь Ашот II Железный (914–928 гг.) обратился за помощью к абхазскому царю Константину III, женатому вторым браком на дочери армянского царя Смбата I, то его встретили очень дружелюбно и оказали большую помощь, «собрав многочисленное вой­ско на конях, словно по воздуху летящих, в же­лезных доспехах и устрашающих шлемах, в скрепленных железными гвоздями нагрудниках и с прочными щитами, снаряженное и вооружен­ное острыми копьями». В источнике, как видно, описан боевой комплект абхазского воина Х в. периода расцвета Абхазского царства.

Другой армянский историк Степанос Таронский, прозванный Асогик, рассказывает далее о со­бытиях Х в., очерчивающих сферы влияния этих двух крупнейших государств Закавказья. «Князь абхазов из земли сарматов, что по ту сторону Кавказских гор, предпринял поход (на Армению) во главе многочисленного войска…

Он явился… на берег реки Кур (совр. р. Кура) с намерением опустошить всю страну нашу. Он отправил гонца не освящать церкви по обрядам православной веры свято­го Григория, пока не придет сам и не освятит по постановлению Халкедонского собора».

Затем приведены подробности о сражении между кон­ницей армянского царя Абаса (929–953 гг.) и армией князя абхазов Бера на берегах р. Кура. В результате Бер был пленён и увезён в Карс. Абхазы выкупили своего князя и «клятвен­ным обещанием утвердили обет мира с Арме­нией, что отныне впредь не будет войны между обоими народами».

Причиной данного конфлик­та послужила передача абхазским царём крепости Берд (совре­менный Шамшадинский район Армении), владетель которой был в конфлик­те с армянским правителем. Бер, скорее всего, являлся одним из вассалов абхазского царя Георгия II.

Во второй половине Х в. восточная граница Абхазского царства с Армянским про­ходила в районе современного Ахалкалакского района Грузии, где абхазский царь Леон III (957–967) построил в Кумурдо храм, в парусах кото­рого сохранились рельефные изображения его самого и сестры Гурандухт, матери Баграта III.

В армянском источнике (Асогик) содержатся также интересные сведения конца Х в. о том, что последнего царя абхазов из династии Лео­нидов Феодосия III «ослепили вельможи стра­ны» и что в деле воцарения в 978 г. его племян­ника Баграта III из династии Багратидов в Абха­зии оказал поддержку армянский царь Смбат II (977–990 гг.).

Армянский епископ Х в. Ухнатес даёт высокую оценку Абхазскому царству: «Развился народ этот и, увеличив свою численность, распрост­ранился по разным берегам Понтийского моря, дошёл до границ Армении и Агвании, стал на­родом очень многочисленным. Название этой страны Абхазия».




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.