Опубликовано: 3 Июнь, 2019 в 20:52

Гурген Яникян: «Я Был уверен, что слово сильнее крови»

Мое решение было окончательным. Неожиданным шагом заслужить внимание, которое даст мне возможность рассказать, требовать, которое разбудит мой спящий народ. Но был один единственный вопрос – как? Каким образом? И все мои мысли кружились только вокруг этого вопроса.

Десятки способов и средств, дерзких и диких, проходили в моей голове и после долгих раздумий и взвешиваний, выгонялись прочь оттуда. Чего-то не хватало. И вдруг, видение, казалось, направило мои мысли в нужное русло. Кровь. Кровь.

Всю свою жизнь я был против крови и кровопролития. Всегда был уверен и считал, что слово сильнее крови. Но реальность доказала обратное. Я глубоко ошибался в своих суждениях. Все уроки моей жизни твердили об одном – только кровью ты можешь поднять шум и обратить на себя внимание человечества.

Видение казалось даже подсказало чью именно кровь нужно пролить. Кто убивал армян? Кто уничтожил все святые ценности, справедливость моего народа? Мне не понадобилось много времени чтобы найти ответы на эти вопросы. Ответ один – турецкое правительство. Вот кому я должен объявить войну, чтобы получить и восстановить права моего народа, права и честь.

Я не вступлю ни в какую партию, движение или группировку. Я буду действовать как личность, как армянин, который устал ждать и был обманут многочисленными обещаниями и впредь не будет молчать.

Я обращусь к таким же людям, к таким же армянам, и попрошу их продолжить ту новую форму войны, которую я объявил тюркским властям. Я не сомневаюсь, что в моем народе найдутся многие, кто готов пожертвовать своей жизнью, если понадобится.

Войны без крови не бывает. Так почему не принять это за данность. Помимо всего этого, был еще и другой вопрос, который сыграл немаловажную роль в моем решении. Я уверен, что если геноцид армян не признают, то человечество как таковое исчезнет с лица земли. Проясню.

Пока на земле есть хоть один армянин, его дети не имеют право забыть и простить туркам их деяния и должны требовать справедливости. И так, решение было принято. Чем дальше, тем более отчетливей становились детали моего плана. Спровоцировать такую ситуацию, чтобы человечество, приняв свои ошибки, заставило турок и их властей вернуть хозяевам их земли и ответить за 2 миллиона жизней.

Я должен действовать всеми возможными способами и средствами, чтобы меня арестовали и оставили в живых, чтобы я смог на скамье подсудимых в суде во весь голос рассказать всему человечеству о той неизгладимой боли моего сердца, о жажде мести и требовании справедливости, что есть во мне.

Я уже нашел тот путь, который привел бы меня к осуществлению этой цели, ради которой я годами работал. И этим самым фильмом я хотел достичь своей цели, но обстоятельства заставили меня сменить курс пути. И, несмотря на то что, этот новый путь был мне не по душе. Но выхода не было. Этот путь должен был пролиться кровью.

Краткая биография

Гурген Яникян родился 24 декабря 1895 года в Карине (Эрзуруме). Ему не исполнилось и 6 месяцев, когда в Западной Армении была осуществлена очередная историческая массовая резня, жертвой которой стали более 300000 невинных армян.

Отец Гургена, поддерживавший тесные отношения с персидским консулом в Карине, сумел укрыть свою семью и 28 своих родственников на территории персидского консульства. Спустя две недели, по указанию и направлению консула, через горные пути им удалось добраться до русской границы Карса – села Кетах.

Здесь выяснилось, что маленький Гурген исчез. Оказалось, он выскользнул из обледеневших рук уставшей матери. Несмотря на возражения родственников, а также угрозу преследования, мать и старший брат Акоп решили вернуться и найти младенца.

Несмотря на страх неминуемой смерти и, пройдя почти 7 километров по следам санок, они обнаружили Гургена почти в безжизненном состоянии, обогрели его своими телами и вернулись к границе, где родные и близкие ждали их с хорошими или плохими новостями. И так они доходят до Карса.

За короткое время отец Гургена снова налаживает благополучную жизнь для своей семьи — благодаря некоторым сбережениям, которые он успел захватить с собой, а также поддержке местного персидского консулам. Об этой поддержке ходатайствовал персидский консул в Карине.

Скоро маленький Гурген по совету консула становится поданным Персии. Спустя 5 лет мать Гургена, его старший брат Акоп и 6-летний Гурген тайно возвращаются в Эрзурум, чтобы перенести в Карс железный ящичек с важными документами и драгоценностями, спрятанными в сарае.

Когда наступил закат, Гурген со своей матерью спрятались за сараем и в щелку наблюдали за Акопом, который выкапывал ящичек. Из-за шума лопатки в сарай вбежали два турка, схватили Акопа и ятаганом отрезали ему голову.

Гурген от ужаса увиденного чуть ли не закричал, но мать закрыла его рот своей ладонью, чтобы и он не стал жертвой зверского убийства. Гурген с такой силой укусил руку матери, что та на всю жизнь так и осталась неподвижной.

Можно себе представить чувства и переживания матери, на глазах которой режут одного сына, а ради спасения второго, она вынуждена сдерживать свои чувства.

Эти два турка вытащили ящичек и исчезли. Мать целует голову убитого сына и вместе с Гургеном тайком в темноте доходит до персидского консульства. Эта трагедия так глубоко потрясла Гургена и его мать, что вскоре вместе с сестрой Сатеник они все направляются для лечения в Женеву (Швейцария).

Газеты ежедневно приносили горькие вести об ужасных армянских погромах. Гурген понимает, что пришло время отомстить за брата и других невинных жертв.

Он собрал 50 добровольцев и отправился с ними в Тифлис, где его отряд поступил в распоряжение командира 2-й дружины Дро. Дружина отбывала в Западную Армению через Игдыр, где он, благодаря своему брату Сурену, близко знакомится с Амазаспом.

В Игдыр прибыли попрощаться и родители Гургена. При расставании отец сказал: «Сынок, не забудь о мести своего народа, не опозорь меня». На что Гурген ответил: «Отец, неужели ты сомневаешься во мне?».

Дружина проходит границу Турции. В составе дружины Дро отряд Яникяна восстанавливал разрушенные мосты и проводил разведку в тылу врага.

Однажды, возвращаясь из очередного рейда, Гурген исчезает. Оказывается, по дороге он обратил внимание на странный неестественный холмик, прикрытый камнями и травой. Под ним оказалась пещера, скрывавшая целый турецкий арсенал.

Гурген сразу принимает решение и двумя гранатами взрывает арсенал. Очнулся он в госпитале, окруженный офицерами и медсестрами, главнокомандующий князь Калинин вручил ему Георгиевский орден.

Оказалось, холм с турецким арсеналом был одним из крупнейших и важнейших арсеналов турецкой армии. Гурген повредил себе спину. После трехмесячного лечения в Тифлисском госпитале Гурген возвращается в армию.

Яникян стал искать другие возможности реализации данной отцу клятвы. В этой связи уже во время судебного процесса над ним, Яникян спросил председателя суда: «Неужели справедливо, что на скамье подсудимых рядом со мной не находится прокурор штата, ибо именно он направил меня к гостинице «Балтимор» и вынудил, вопреки моей воле и принципам, превратить мой кулак в пулемет».

Однако жизнь Яникяна в Штатах вовсе не свелась к борьбе за получение иранского долга. Нет, конечно, его деятельная натура и многообразные интересы побудили совершить 4 кругосветных путешествия для проведения серьезных исследований в области истории народов и религий.

Во время этих путешествий он имел множество встреч с такими знаменитыми современниками, как греческий король Георгио II, король Египта Фарук, коммунистическими лидерами, министрами и т. д. Многие из них оставили свои автографы на редкой турецкой банкноте, которую вместе с картиной, висевшей в спальне султана Гамида, Гурген использовал для знакомства с двумя турецкими дипломатами.

В эти же годы Гурген Яникян опубликовал в европейских газетах множество политических, искусствоведческих, в основном театроведческих, социологических статей под псевдонимом Негруг, его книги «Победы Иуды», «Крест Гарена», «Голос американца», «Вознесшийся Иисус», «Личность», «Симфония жизни», «Наша миссия» и «Рай» переведены на многие языки.

На основе книги «Рай» снят 20-часовой фильм о турецких зверствах, однако американские власти не позволили завершить фильм. В США Яникян создал прибор «Янискоф», способный «видеть» на 400 ярдов в глубину. Созданию этого устройства способствовало исчезновение 8-летней девочки в недрах земли.

Он подарил безвозмездно свое изобретение правительству США с условием, чтобы оно использовалось только в добрых целях. Однако, когда он обратился с просьбой к тому же правительству США с просьбой предоставить ему прибор для поиска братских захоронений в пустыне Дер Зор, где он хотел возвести гигантский памятник жертвам Геноцида, оно отказало ему, опасаясь испортить отношения с Турцией.

В своих книгах Гурген Яникян рассказывает о глубоких человеческих переживаниях. За свое литературное наследие Гурген Яникян удостоился чести быть членом американских литературных организаций «Who’s Who», «Blue Book», «Mark Twain», а также пожизненным членом швейцарской литературной организации International Institute of and Literature¦, где он был единственным армянином из 1800 членов, после Вильяма Сарояна.

Перебравшись на постоянное жительство в США, он поддерживал армянские журналы и газеты своими важнейшими статьями. Он не состоялся ни в одной армянских политических партий, однако со всеми поддерживал дружеские отношения.




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.