Опубликовано: 29 Ноябрь, 2018 в 0:05

Средневековое армянское право — Судебник Давида Вардапета

Средневековое армянское правоСудебник Давида — первый армянский кодекс, содержащий как церковные каноны, так и светские законы. Он составлен приблизительно в ИЗО году2. Армянский текст Судебника опубликован впервые в 1953 г.3 Ученый арменист С. Дж. Ф. Доусетт в 1961 г. опубликовал в двух томах армянский текст его вместе с английским переводом и исследованием1.

Армянские ученые— филологи, историки, медики и правоведы в той или иной мере касались этого во многих отношениях замечательного памятника, который, однако, все еще ждет своего исследователя.

Судебник Давида состоит из 97 статей (или параграфов), содержащих нормы гражданского, брачно-семейного и уголовного права. Он направлен против суеверия, симонии (продажи духовного сана), продажности судей. Значительное место в нем занимают вопросы врачевания и биологии, гигиены и нравственности.

Имел ли Смбат в своем распоряжении этот Судебник? Хотя он сам ничего не сообщает об этом, но можно полагать, что имел. Если он интересовался правовыми памятниками соседних стран, то, создавая кодекс для армянского государства, должен был познакомиться в первую очередь с армянскими судебниками.

Можно предположить, что он отыскал и рассмотрел все, что имелось по армянскому праву; книг же такого содержания было так мало в Армении, что они не могли оставаться неизвестными хотя бы юристам и государственным деятелям того времени.

1 Е. Dulaurier, Etude sur l’organisation politique, religieuse et administrative du royaumme de la Petite Armemie…, Paris, 1862. V. Langlois, Le tresor des chartes d’Armenie, Venise, 1863.
2 См. нашу статью-заметку в «Юридическом словаре», М., 1953.. стр. 145.
3 Ա. Աբրահամյան Դավիթ Ալավկա որդու կանոնները, ուսումնասիրություն և բնագիր, առանձնատիպ «էջմիածին» ամսագրիդ, Երևան, 1953:

История Киликийского армянского государства и права (XI–XIV вв.)

На протяжении многих столетий армянские земли находились во власти различных завоевателей. Но это никогда не останавливало развитие общественной и правовой мысли в Армении. Науке достаточно давно известны и изучены такие памятники армянского права как Судебник Мхитара Гоша, Судебник Смбата Спарапета и некоторые другие. Но до настоящего времени остаются правовые источники, изучение которых только предстоит.

Одним из самых неизученных источников армянского права до настоящего времени является «Судебник Давида, сына Алавика», составленный по оценкам большинства исследователей около 1130 года [1, с. 184], то есть раньше самых известных памятников армянского права. Текст исследуемого Судебника на современном армянском языке был опубликован впервые в журнале «Эчмиадзин» в 1953 году. [2]

Работа над Судебником проводилась в тот период, когда Армения была лишена независимости. Соответственно, этот документ как общеобязательный нормативно-правовой акт, не был и не мог быть санкционирован действующими властями. Однако на практике он активно применялся и имел силу закона.

Его популярность, на наш взгляд, связана с тем, что в его основу были положены обычаи, нормы канонического права, религиозные законы, близкие и знакомые большинству населения, но при этом Судебник содержит и нормативное регулирование некоторых вопросов светской жизни (в сфере гражданского, уголовного, семейного, трудового права). Анализ теста Судебника позволяет с уверенность отмечать, что он направлен на реальную защиту прав и интересов личности.

Необходимо отметить, что «Судебник Давида, сына Алавика», стал первым светским армянским Судебником. Он, в отличие от многих предыдущих канонов, не является результатом законодательной деятельности самой церкви, хотя основан на церковных канонах. Рассматриваемый документ в какой-то степени даже стал прообразом и источником разрабатываемых позже него правовых актов.

Структура Судебника простая. Автор в тексте не выделяет ни параграфов, ни глав, а только статьи, которых насчитывается 97. Открывается Судебник предисловием, которой представляет собой обращение к некому лицу, ответы на вопросы которого и легли в основу созданного Давидом Судебника. По имеющимся у некоторых ученных данным этим невидимым собеседником являлся священнослужитель Аркайутюн из Гандзака, по инициативе которого Давид и написал свой труд. [3, с. 92]

В предисловии автор говорит о первичности нравственности и морали и основная цель Судебника – «…обеспечить людей, прежде всего, нравственной пищей, а затем позаботиться об устроении второстепенных.» [3, с. 101].

Большое внимание автор Судебника уделял вопросам нравственности, которые, по сути, являются основой документа и тесно переплетены с правовыми нормами. Жизнь человека в Судебнике представлена, как нравственный выбор между добром и злом, между соблюдением закона и его нарушением.

Все 97 статей Судебника можно систематизировать по отраслям права, а также выделить правила, относящиеся к вопросам соблюдения элементарных санитарных требований в быту.

Первые статьи Судебника посвящены правилам дальнейшего использования продуктов питания и посуды в случае соприкосновения их с животными (мышь, кошка, собака). Например, статья 4 устанавливает, что «… если мышь попадет в соль, то знай, брат, бывает, что соль осквернится, а бывает, что не [осквернится].

Если мышь сдохла на каменной соли, то с места на котором лежала [мышь], надо соскрести соль и выбросить вместе с нею, затем промыть [соль], что была вокруг, после чего [соль] станет чистой и годной к употреблению.» [3, с. 103-104]. Статья 5 устанавливает правило согласно которому «Если кошка осквернит, поев ее (пищу), хранящуюся в бурдюке, пусть отделят и выбросят пол-литра продуктов, какую-то часть ее дадут нищим, остальное будет чистым.» [3, с. 105].

При несоблюдении правил «очищения» пищи после ее контакта с животными вся она считалась оскверненной и не подлежала употреблении. Ответственность за потребление оскверненной пищи предусмотрена ст. 4 Судебника и зависит от статуса едока и информированности об оскверненности пищи [3, с. 105].

Так, если священник по неведению употреблял оскверненную животными пищу, то он обязан был 8 дней не участвовать в богослужениях, а если это был мирянин, то он должен был пять дней соблюдать пост, делая при этом по сто коленопреклонений в день. Если же это происходило сознательно, то ответственность для мирян не устанавливалась, а священник мог быть лишен своего сана.

В Судебниках указанные правила никогда не отражались и впервые получили свое закрепление именно в работе Давида. Вероятно, освещение этой темы и установление особых правил было направлено на максимальное снижение риска распространения заболеваний, переносимых животными и были направлены на охрану здоровья граждан.

Большое количество статей, посвященных церкви и ее деятельности, направлено на разъяснение и уточнение правил поведения при осуществлении богослужений, а также на осуждение не богоугодных деяний – гадание, колдовство, сквернословие и т.д..

Рассмотрим светские законы, установленные в Судебнике.

Гражданско-правовым отношения посвящено небольшое количество статей. Статья 46 Судебника рассматривает возможность купли-продажи рабов с целью защиты их от гибели. Не был забыт и вопрос о займах. Так, исходя из положений канонических норм, запрещалось ростовщичество. Устанавливалось, что неприемлемо «давать не способное к росту золото, а потом требовать его с приростом». [3, с. 144] За нарушение этого правила была установлена гражданско-правовая ответственность в виде возмещения причиненных убытков в четырехкратном размере, а затем виновных должен был причаститься.

В отличие от гражданско-правовых отношений, сфера семейного права получила широкое освещение.

Автор Судебника в вопросах семьи и брака отразил обычаи и порядок заключения брака, основанные на канонических нормах. В связи с этим имело значение соблюдения порядка заключения брака. Только церковный брак мог повлечь за собой какие-то правовые последствия. Цель брака была четко определена – это рождение детей и продолжение потомства (ст. 67).

Для заключения брака необходимо было соблюсти несколько условий:

1) взаимное добровольное согласие вступающих в брак;

2) достижение брачного возраста;

3) ненахождение в родственной связи;

4) армянская национальность.

Эти условия закреплены в различных статьях Судебника.

Брачный возраст для мужчины и женщины составлял 12 лет. При устанавливался и максимальный возраст, по достижении которого вступление в брак запрещалось – 60 лет, поскольку «… это будет не для детей, а похоти ради».

Заключение брака между родственниками не допускалось. При этом обязательным условием являлось взаимное согласие супругов на вступление в брака. Без этого согласия запрещалось совершать действия по заключению брака (ст. 92).

Принципиальное значение имела национальность брачующихся. Они обязательно должны были быть армянами. Например, ели женщина вступала в брака с курдом, то в качестве наказания ее отлучали о церкви. Единственным входом из этой ситуации для нее было раскаяние и расторжение брака. Факт сожительства с курдом, без заключения брака, также считалось грехопадением и могло быть искуплено только отказом женщины от своего сожителя и «…ревностным устремлением к чистой жизни…» (ст. 16).

Прекращение брака было возможно по двум основаниям — смерть одного из супругов или развод. По общему правилу разводы были запрещены – «… ибо с кем соединил Бог, с тем человек не должен разойтись…» [3, с. 137]. Развод не разрешался даже в случае психической болезни жены. Если же мужчина это правило нарушал, то ему запрещалось вступать в новый брак. Вступление же в новый брак разведенным мужчиной влекло за собой наказание в виде искуплениях греха на протяжении 7 лет, а также пожизненное материальное обеспечение бывшей жены.

Основаниями для развода также являются понуждение жены мужем к интимной связи с другими мужчинами (ст. 75) либо измена мужа с невесткой, если об этом стало известно (ст. 50).

Отношения в семье, между родителями и детьми должны были строиться на канонических принципах любви и уважения – «… любовь к родителям [Бог] поставил на первое место после себя, что родители соравны Богу и достойны такого же почитания, как и Бог» [3, с. 142-143].

Впервые в Судебнике (ст. 35) получило свое закрепление право на оплату труда — «…работник заслуживает платы, то есть еды и питья, … каждый получит свою награду по своему труду» [3, с. 120]. В статье 43 документа предусматривалось выполнение как бесплатных работ, так и работ платных.

При этом устанавливалась ответственность работодателя за смерть работника в случае, если работодатель заведомо знал об опасности выполняемых работ, но несмотря на это направил туда работников – «Бывает и так, что назавтра должна быть выполнена работа, которая со всей очевидностью связана со смертельной опасностью, о чем предупреждают и многие, а хозяин тем не менее посылает работников и приказывает выполнить работу – так вот, если там с кем-нибудь приключиться смерть, он виновен в его смерти» [3, с. 123]. Работодатель освобождался от ответственности за смерть или увечь, полученные работником только в том случае, когда он предупреждал работника об опасности.

Регулированию уголовно-правовых отношений в Судебнике уделяется серьезное внимание. Судебник устанавливает ответственность за имущественные преступления (кража, разбой, грабеж), за преступления против жизни и здоровья (убийство), преступления против нравственности (мужеложство, скотоложство), преступления против основ семьи, связи с нехристианами и т.д.

Анализ все статей Судебника из этой сферы позволяет утверждать, что Давид сознавал, что для привлечения к ответственности лица необходимо установить несколько элементов, как объективного, так и субъективного характера. По сути, это прообраз института состава преступления.

Так, Давид акцентировал внимание на то, что если в действиях лица и наступившими негативными последствиями нет причинной связи, то и нет оснований для назначения наказания (ст. 39). Примечательно, что ответственность наступала как за деяние в форме действия, так и за деяние в форме бездействия (ст. 42).

Субъектом преступления могло быть только физическое лицо (ст. 96). Причем в некоторых статьях имеется прямое указание на возраст, с наступлением которого лицо может нести ответственность за совершенное преступление. Например, ответственность за скотоложство и мужеложство наступала с 15 лет (ст. 56).

Судебник выделял виновность, как основание для наступления ответственности. Преступления могли быть совершены либо по умыслу, либо по неосторожности. При этом совершение преступления по неосторожности, наряду с раскаянием лица были смягчающими вину обстоятельствами.

Судебник закреплял институт необходимой обороны. Так, в случае, если христианин убивал иноверца, напавшего на него, то христиан освобождался от ответственности за совершенное убийство (ст. 59). Причем это правило не имело обратного действия, и в случае убийства иноверцем христианина при любых обстоятельствах наступала суровая ответственность.

Такая дискриминация прослеживается во всем тексте документа и, по всей видимости, направлена на защиту армян-христиан от полного порабощения окружающими народами.

Подводя итог, отметим, что Судебник Давида, сына Алавика первый в своем роде документ в истории армянской правовой мысли. Он впервые был создан, как Судебник и не исходил от церкви, хотя и был основан на канонических нормах. При этом, рассматриваемый Судебник можно назвать первым светским правовым актом, который регулировал множество вопросов в сфере гражданского, семейного, уголовного права.

Судебник Давида содержал в себе много передовых норм, например, право на оплату труда, возрастные пределы и цель вступления в брак, институт необходимой обороны и соучастия.

Можно утверждать, что для своего времени нормы Судебника Давида представляли большую ценность, в связи с чем некоторые его нормы были использованы при создании Судебника Мхитара Гоша, Судебника Смбата Спарапета и других более поздних актов.

Зурначян Авак Сергеевич

Библиография
1. Сукиасян А. Г. История Киликийского армянского государства и права (XI-XIVвв.).Ереван: Митк, 1969. 328 с.
2. Абраамян А. Каноны Давида, сына Алавика// «Эчмиадзин»,1952. № 9-10. С.48-57.

3. Авакян Р.О. Памятники армянского права. Ереван: ЕФ МНОЮИ-XXI ВЕК, 2000. 1019 с.

4. Армянский Судебник Мхитара Гоша / Памятники древнеармянской литературы. Т. 2. Ереван: Изд-во АН АССР , 1954.

5. Айкянц А. М. История развития частного права в Армении. Ереван: Асогик., 2006.

6. Зурначян А.С. Судебник Мхитара Гоша как источник армянского права // Genesis: исторические исследования. — 2015.-№ 2.-С.25-49. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.2.14027. URL: http://e-notabene.ru/hr/article_14027.html

7. Зурначян А.С. Некоторые вопросы уголовного права и процесса по армянскому судебнику Мхитара Гоша // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. № 5(11).-С. 94-96.

8. Зурначян А.С. Некоторые вопросы регулирования гражданско-правовых отношений по армянскому судебнику Мхитара Гоша // Казанская наука. 2011. № 3.-С. 110-113.

9. Зурначян А.С. Вопросы наследования по армянскому судебнику Мхитара Гоша // Альманах современной науки и образования. 2011. № 5(48).-С. 16-18.

10. Зурначян А.С. Развитие армянского права в Новое время (XV-XVIII века) // NB: Вопросы права и политики. — 2014.-№ 6.-С.50-115. DOI: 10.7256/2305-9699.2014.6.12090. URL: http://e-notabene.ru/lr/article_12090.html

11. Зурначян А.С. Судебник Смбата Спарапета как памятник армянского права // Genesis: исторические исследования. — 2015. — 4. — C. 434 — 457. DOI: 10.7256/2409-868X.2015.4.15534. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_15534.html




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.