Опубликовано: 5 июня, 2021 в 12:24

Спасение армянских рукописей в период Геноцида армян

Западная Армения и Киликия оставили исключительно большое наследие древних рукописей. Она была почти у каждой семьи, ее хранили дома как святыню. В каждой армянской церкви, будь она в селе или в городе, имелись необходимые книги для проведения ежедневных обрядов, а армянские монастыри были крупными центрами скрипториев (мастерских по переписке рукописей), а также местами хранения рукописей.

Геноцид армян — беспрецедентное событие не только с точки зрения человеческих жертв, но и уничтожения культуры армянского народа. В пепел превратились тысячи рукописей, так и не успев стать предметами исследования.

В 1915 году монастыри на территории Западной Армении были разграблены, сожжены, разрушены до основания, а хранящиеся там бесчисленные рукописи, печатные книги и даже целые библиотеки — безвозвратно уничтожены. Из них сохранилась лишь небольшая часть, которая была героически спасена.

Операция по спасению рукописей Васпуракана

В качестве скрипториев большое значение имели монастыри, расположенные на островах Ахтамар, Лим и Ктуц на озере Ван. Острова, окруженные водой со всех сторон, были защищены от нападений турок и курдов и, тем самым, служили надежным местом для хранения большого количества рукописей. 

«[До геноцида] число рукописей в монастыре Лима достигало 550, а печатных книг — 3000. В монастыре острова Ктуц хранилось много ценной национальной и религиозной утвари, а также около 500 рукописей» — отмечает настоятель монастыря острова Лим Ованес Усян.

В 1915—16 годах, в тяжелейшие дни геноцида, когда повсюду было насилие, смерть и само спасение жизни казалось чудом, Католикос всех армян Геворг V Суренянц инициирует операцию, которая на первый взгляд кажется безумием — спасение армянских рукописей на территории Васпуракана (Ван, Варагаванк, острова Ахтамар, Лим, Ктуц), Муша и Карса и их перевозке в Св. Эчмиадзин.

Сложную операцию по спасению рукописей в Васпуракане вел настоятель монастыря Лима вардапет Ованес Усян. В дни апрельской резни Ованес превратил Лим в центр обороны, помог перебраться на этот остров и спастись около 12 тысячам человек, которые оставались там до мая месяца, когда российские войска и армянские добровольческие отряды вошли в Васпуракан. 

Вардапет Ованес не только спас от смерти тысячи невинных армян, но и позаботился об их убежище, о монастыре Лима в целом, а также о сохранении рукописей и ценной утвари. Во время миграции беженцев в Восточную Армению в 1915 году вардапет Ованес и настоятель монастыря на острове Ктуц вардапет Степан забрали с собой первую часть рукописей, около 284 штук, и доставили в Св. Эчмиадзин, где их ждал Католикос Геворг V. 

В октябре того же года Католикос, прекрасно осведомленный об адском положении в Западной Армении, тем не менее, поручает вардапетам Ованесу и Степану вновь возвращаться на родину, собрать все оставшиеся рукописи, ценную утварь, сортировать и перевезти в Св. Эчмиадзин.

Беспокойство о сохранении культурных ценностей Вана и его окрестностей выразил также президиум академии наук Санкт-Петербурга. По его указанию в Ван отправился старший научный руководитель Музея Кавказа (Тифлис) Смбат Тер-Аветисян, присоединившись к вардапетам Ованесу и Степану.

21 ноября 1915 года из островов Ахтамар, Лим, Ктуц, а также из монастырей Вана было собрано 1082 рукописи и спустя два месяца доставлено в Св. Эчмиадзин. В целом в 1915—1916 гг. было спасено около 1440 рукописей.

К этой большой коллекции прибавляются еще небольшое количество книг, привезенных беженцами: в период с 1916 по 1918 гг от беженцев из Васпуракана собирали рукописи епископ Месроп Тер-Мовсисян, вардапет Месроп Максудян, Степан Канаян. В разные годы от разных людей в Матенадаран также поступали и другие спасенные книги.

В Матенадаране сейчас хранятся около 1476 спасенных во время геноцида рукописей из Васпуракана. Каждая из этих сохранившихся рукописей имеет свою историю создания, особенные иллюстрации и содержание.

В армянских скрипториях рукописи не только копировались и деликатно иллюминировались, но также большое внимание уделялось подготовке их обложек. Таким образом, несмотря на огромные культурные потери, которые мы понесли во время геноцида, в результате исключительного самопожертвования армянскому народу удалось сохранить красивые, иллюстрированные и посеребренные рукописи.

Чудом спасенные рукописи Муша

Провинция Тарон издревле известна своими монастырями и церквями, которые были духовными и культурными центрами. Особенно были примечательны монастыри Мшо Сурб Аракелоц и Сурб Карапет с их монашескими орденами, историей, культурными артефактами, в том числе ценными рукописями. В этих монастырских комплексах их не только копировали и украшали разноцветными иллюстрациями, но также со временем создали библиотеку с богатой коллекцией рукописей.

Специальная комиссия, созданная Католикосом, с большим трудом добирается до Муша 24 апреля 1916 года. Членами комиссии были монах Тер-Казарян, помощник надзирателя духовной семинарии Геворгян Аветик Тер-Погосян, учитель семинарии Баатур Баатурян, позже к ним примыкает врач Хосров Паносян.

В поручении, данном Католикосом, было отмечено: «Следует особенно беречь рукописи, принадлежащие монастырям и церквям, и, насколько это возможно, собрать их… сортировать в мешки или коробки и безопасно перевести в Кафедральный собор [Эчмиадзин]».

В Муше их сопровождали священник Егише Тер-Парсамян (который был единственным оставшимся в живых из 500 священнослужителей в Муше), член городского совета Муша Мисак Бдеян, председатель Церкви Пресвятой Богородицы в Дзоротаге (Муш) Арам Порикян и другие видные мушцы.

Члены комиссии застали церкви Муша в разграбленном и разрушенном состоянии. С тяжелым сердцем они доложили об этом Католикосу в Эчмиадзин:

«Исторические обители, знаменитые места паломничества были разрушены настолько, что по сравнению с этим меркнут разрушения от вторжений Чингисхана и Тамерлана. Разрушающая рука поступила с камнями так варварски, будто вылила всю свою месть на бессмертные исторические памятники. Церкви, священные могилы, хачкары — все было разрушено и уничтожено. Одним из мотивов этого варварства была попытка найти монастырские тайники, и в этих в целях иногда могли порохом или динамитом взорвать всё здание целиком».

Были почти полностью уничтожены здания Мушского прелата, церкви Св. Марианэ, Св. Воскрешения, Св. Саркиса, Св. Киракоса, Св. Богородицы (Дзоро Таг), школы и выдающиеся дома Муша. Был потоплен в камнях некогда знаменитый монастырь Св. Апостолов вместе с его кафедральным собором, колокольней и притвором, тайники были открыты и разграблены.

Тем временем бывший служитель монастыря Сурб Карапет Акоп Степанян пишет Католикосу письмо о том, что весной 1915 года монастырский совет успел спрятать священную церковную утварь:

«Прошлой весной, когда политическая ситуация начала ухудшаться, монастырский совет Св. Карапета принял решение спрятать церковную утварь, чтобы спасти от разграбления. Это дело было поручено святому отцу-ключнику и мне. Мы принесли клятву никому об этом не говорить, пока опасность не минует».

(1 марта, 1916 г.)

Когда комиссия прибыла к монастырю Св. Карапета, она стала свидетелем его руин, в том числе выкопанных полов, украденных дверей. Акоп Степанян раскрывает членам комиссии самый большой и важный тайник монастыря, ускользнувший от глаз врага. Оттуда они забирают священные одеяния, церковную утварь, небольшое количество печатных книги и рукописи. В дополнение к этому комиссия также собирает 21 рукопись, хранившуюся в Муше у различных лиц. Все спасенные сокровища 29 мая 1916 года комиссия привозит в Эчмиадзин.

В последующие годы еще три рукописи, привезенные из Муша, были переданы в Матенадаран, в том числе огромный изборник из Муша, который хранился в монастыре Св. Апостолов. Таким образом, из Муша в Матенадаран поступило 102 армянских рукописи, 12 рукописей на арабском языке (одна из которых разделена на 16 частей) и 27 печатных книг.

Эти спецоперации по сохранению общечеловеческого наследия показывают, с какой чувствительностью и почтением предыдущие поколения армян воспринимали свою культуру и ценности. Прошел век, сменились поколения. Сегодня, имея все возможности для сохранения и развития своей культуры без рисков для своей жизни, люди часто остаются равнодушными и поверхностными. Имеет ли право нация созидателей, пережившая великое преступление по отношению к себе, быть безразличной к своей культуре и идентичности?

За предоставленные материалы благодарим кандидата исторических наук, научного сотрудника Матенадарана им. М. Маштоца Лусине Туманян.

Eleonora Sargsyan armat.im Редакция Вне Строк




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.