Опубликовано: 28 июня, 2017 в 1:45

Письмо Врацяна после провала операции Сарикамиш

Письмо Врацяна после провала операции СарикамишСарыкамышскую операцию Энвера, как правило, считают изначально обреченной на провал, хотя за несколько дней турки успели взять Ардаган, Олти, отрезать Сарыкамиш и вызвать в Тифлисе такую панику, что наместника уже планировалось эвакуировать в Екатеринодар (Краснодар), а население ломилось на вокзалы чтобы поскорее убежать из города.

Т.е. начал бы Энвер эту операцию до наступления холодов, скорее всего ход войны, как минимум на начальном этапе, был бы совершенно иной.

Письмо С. Врацяна центральному американскому комитету АРФ в январе 1915 года, сразу после провала Сарыкамишской операции.

Несколько интересных сюжетов и очередной пример насколько наивными могут быть ожидания «манипулировать империей», когда сама империя занималась тем же самым и насколько разными по тяжести эти последствия могут быть для обеих сторон.

1-14 января 1915 года

«Дорогие товарищи! Последнее письмо писали вам около месяца назад, не были уверены, получаете ли вы их и по этой причине остерегались того, чтобы писать; из последнего письма товарища Варандяна узнали, что наше письмо дошло до вас, потому продолжаем переписку.

Это письмо, пользуясь случаем, отправляем с человеком до Румынии, а оттуда- почтой. Пишем о произошедшем в течение прошлого года и просим, чтобы вы также сообщили тем, кто сохраняет связь с вами, в частности, в Египет и Америку.

Кавказ и армянский народ только что избежали ужасной катастрофы. Русско-турецкая война, на которую русские смотрели с большой небрежностью, внезапно получила неожиданный характер: турки, собрав свои силы на Эрзрумской линии, 10-го декабря занимают Олти, раздавив и отбросив русских, затем стремительным движением достигают Ардагана, захватывают его и направляются к Ахалакалаку, на расстоянии 25 верст от которого вступают в бой с русскими.

Другое, более сильное крыло штурмует Сарыкамиш, турки яростно обстреливают вокзал и железную дорогу, быстрым броском берут в мешок корпус Берхмана и удачной атакой заходят за Сарыкамиш и отрезают железную дорогу Карс- Сарыкамиш у станции Чатах.

Местные турки Олти, Ардагана и Сарыкамиша соединяются с османским войском и турецкие корпусы, ошеломив русских, угрожают Тифлису, от которого находятся на расстоянии 3-4 дней.

У русских было очень мало сил в этих краях, главная армия- корпус Берхмана, оказалась в мешке, а новые войска было возможности, чтобы доставить; началось безумное отступление, во время которого все- оружие, боеприпасы, провиант- богатство стоимостью в миллионы попало в руки турецкой армии, было разграблено, сожжено.

Армяне этих краев, бросив все, бежали, началась огромная волна беженцев. Сообщения с поля боя достигали более преувеличенными в Тифлис, где каждый потерял голову и все считали, что турки, не встретив сопротивления, через 3-4 дня будут в Тифлисе; было получено распоряжение эвакуироваться: было решено эвакуировать банки, официальные учреждения и т.д., наместника перевезти в Екатеринодар, а военный штаб- в Ставрополь.

На нескончаемые телеграммы в Петербург с требованием войск, пришел ответ с отказом. Берхману был отправлен приказ любой ценой прорвать турецкое окружение и прийти на помощь в Сарыкамиш.

Помощник наместника по военной части Мышлаевский, который во время натиска турок был в Сарыкамише, убежал в Александрополь и там начал организовывать ополчение и раздавать оружие населению; из Карса, Александрополя и, особенно, Тифлиса народ начал убегать: на вокзале места доставались с кулаками, ужасная паника, страх царили всюду и каждая нация пыталась определиться со своей позицией.

Грузинская аристократия, организовав собрание, обращается к наместнику, чтобы Тифлис был сдан врагу без боя. С таким же обращением выступает городская дума и собрание журналистов. Происходит собрание всех партий в городе, в котором грузины также предлагают сдать Тифлис без боя.

Только у наших (т.е. армян) бывает противное мнение. В целом, в эти дни как в правительственных кругах, так и среди масс господствовало то мнение, что все Закавказье перейдет в руки турок.

С каждым днем возрастала угроза общего движения кавказских татар, были видны уже и признаки. Администрация, также, казалось, смирилась с этой мыслью: быстро отправляли подальше свои семьи и драгоценные вещи.

Ужасным было положение армян, для них не было спасения, и “видные деятели нации”, такие как глава Национального бюро Самсон Арутюнян, член Думы Пападжанян и др., под разными предлогами убежали из Тифлиса: остались только мы и нашей общей заботой было спасение народа от надвигающейся угрозы и его защита.

Для этого дела мы думали воспользоваться нашими группами (речь о добровольческих группах), было обращение к правительству и в некоторых местах- в Карсе, Александрополе и т.д., были розданы берданки. Думали также над тем, чтобы создать удобства для помощи беженцам.

В это время правительство обратилось к нам обещав оружие и офицеров, лишь бы мы отправляли новые группы (речь о добровольцах), мы тут же организовали отряд из 500 человек и вместе с Варданом отправили в Александрополь, где планировалось сконцентрировать сопротивляющиеся силы русских.

Так проходят несколько тяжелых дней, когда 20-го декабря приходит известие о том, что корпус Берхмана- армия, вышла из капкана и вместе с оставшимися силами останавливает натиск турок, затем одерживается большая победа над турками, в которой разбиваются 10 и 9-ые турецкие корпусы, командующий последним Исхан паша и штаб попадают в плен; попадают в плен также около 10 тыс. турецких солдат.

Ардаган берется назад, турки бывают вынуждены отступить и ныне бои проходят у Караургана. Турки сражаются очень хорошо, план наступления был составлен очень хорошо, только холод и недостаток провианта стали причиной того, что они проиграли, в ином случае Тифлис был бы потерян.

Во время этой паники воинским частям в Персии и Алашкерте дается приказ отойти назад; начинает отступать и русская армия в Атрпатакане (Азербайджане), с которой снимаются также армяне Албака и Салмаста. Нужно ли говорить, в какое ужасное положение попал этот народ в эти холода.

Есть беженцы и из Тебриза, который перешел в руки турок, и из Алашкерта, все села которого русские сожгли перед отступлением, Времена Шаха Аббаса вновь настали для нашего народа. Русские ныне хотят закрепиться по линии Хой-Баязет-Караурган оборонительной линией, пока подоспеют свежие силы.

Из России ныне прибывают новые корпуса, по сути весной произойдут решительные события. Для поддержки армянским беженцам начинается сбор помощи- нужда неисчислимая. Армяне Кавказа принимают прибывающих с большим состраданием.

Этот новый год принес нам скорбь и плач нескольких десятков тысяч бездомных людей. Угроза турецкого наступления, кажется, прошла, хотя неизвестно, сколько у турок сил за происходящими у Караургана их атаками.

Добровольческие группы также участвовали в последних событиях. Отряд Андраника, который сейчас имеет 1200 человек, отходит со стороны Сарая в направлении Хоя вместе с русской армией, группа осуществила очень успешные действия и удостоилась высоких оценок со стороны русских военных и штаба.

Группа Армена Гаро ныне в Игдыре. У нее также было несколько удачных боев, а во время последнего отступления она оказала неоценимую помощь армянским крестьянам-беженцам.

Группа была привязана к Осетинскому отряду генерала Абациева, последний был армянофобом и курдофилом, по этой причине между ним и Гаро произошли несколько неприятных происшествий. Абациев направлял его на самые опасные участки.

За заслуги отряда командующий четвертым корпусом Огановский решил привязать группу к другому отряду.

Огановский очень хорошо относится к нашей группе, по его предложению и при покровительстве в Канакере создаются курсы для 50 человек, чтобы подготовить для армянских групп армянских офицеров; по его же настоянию также в Канакере создается резерв из 1000 человек, который будет обучаться под надзором русских офицеров.

Решено укрупнить группу Гаро, а группу Вардана перебросить сюда и создать армянский дивизион из 1200-1500 человек, есть желание сконцентрировать наши силы в армянонаселенных областях, в пределах корпуса Огановского, он сильно воодушевлен нашими группами, наш интерес также требует концентрации сил. Как группы Вардана-Гаро, так и Андраника, будут занимать один и тот же район.

Группа Амазаспа ныне в Кагызмане, у нее было около 30 убитых, 40 раненых и значительные потери в провианте. У группы было около 13 боев и всегда успешных, ею также очень довольны, была получена Георгиевская медаль 2-ой степени.

Самые тяжелые потери были у Кери, который подвергся атаке турок в районе Нармана, группа потеряла около 7 убитыми у Нармана. Его группа во время победного похода турок попадает в мешок у Нармана и только благодаря ловкости Кери выбираются, группа рассеивается и ее остатки постепенно собираются в Карсе.

Ныне группа восстановлена и готова к походу. В эти дни Гаро и Амазасп находятся в Тифлисе, были отправлены телеграммы , чтобы Вардан и Кери также прибыли для организации общего собрания.

Вопросов много и, прежде всего, мы должны согласовать наши действия. Вместе с новой тактикой русской армии, имея в виду самооборону армянского населения, также осуществить перераспределение сил, потому что правительство хочет укрупнить наши группы, удвоив число добровольцев.

Последняя паника заставила забыть на время все, но до этого некоторая работа была проделана как через прессу, так и дипломатическим путем- для благоприятного решения армянского вопроса.

Наш лозунг следующий: “Автономия шести вилайетов и Киликии под русским протекторатом”, согласно ему в Петербурге готовится почва. Сазонов и другие круги, в сущности, не против этого проекта.

С этой же целью со стороны католикоса было письменное обращение к наместнику и устное — к царю, во время аудиенции и последней встречи; наместник сказал- “подумаем”, а царь: “пожелания вашего преосвященства будут осуществлены, после завершения войны будущее армян будет очень хорошим”.

Царь интересовался будущей Арменией, ее населением и численностью армян. Католикос предоставил сведения. Армянские буржуазные круги были достаточно воодушевлены этой аудиенцией также как особым интересом царя , выраженного к армянам, однако в действительности по содержанию нет никаких осязаемых гарантий, наоборот, некоторая часть русской интеллигенции- Милюков, и прессы- “Речь”, “Утро России” и т.д., ясно и категорически ставят задачу аннексии Армении.

В наших рядах по этому вопросу нет определенного мнения, хотя все мы боимся “призрака” аннексии. Отношение правительства к армянам ныне очень хорошее- главным образом военных и высшей администрации, местные чиновники, главным образом- грузины, тюрки, немцы- всегда настроены против армян.

Убежавшие по политическим причинам вернулись и живут свободно. Обширный список с именами представлен наместником Петербургу, но пока нет амнистии. Те кто находятся за границей, могут безопасно возвратиться и до конца войны смогут жить без ареста: а после войны есть надежда, что будет общая ликвидация их вины.

Как вам известно, материальную часть дела добровольцев ведет Национальное бюро, а военную- Военный орган. В Национальном бюро в последнее время происходят смятения и борьба, наверное в ближайшие дни ситуация взорвется; после отставки С. Арутюняна председателем был избран Пападжанян, который тоже подал в отставку, потому как узнал, что не пользуется нашим доверием.

Мы постараемся спасти положение и протянуть до общего собрания, а из общего собрания избрать компетентный орган. Хотим перевести сюда из армии Андраника врача Заврияна, но он ставит условие, что он должен будет уйти, если на его место придет более способный товарищ, например- Ростом.

Отсутствие Ростова здесь в целом чувствуется очень сильно, и было бы хорошо, если бы он приехал, до сих пор много думаем о том, чтобы телеграфировать ему и попросить, чтобы он приехал, но имея в виду важность дипломатических шагов, не сделали этого.

Просим в особенности постараться создать для нас благоприятное отношение среди дипломатов Парижа и Лондона, потому что в конечном счете все будет зависеть от них.
Здесь мы очень много думаем об этом, однако мы из-за осторожности не делаем официальных шагов.

Военную часть ведем мы, создали исполнительный орган- Абраам-Ишхан-Врацян- который ведет текущую часть дела, а общее дело ведет Абро.

Настроение пока очень высокое, поток добровольцев продолжается, нужно пока его остановить, потому что на местах также есть много людей.  Все товарищи здоровы. С горячими приветствиями от товарищей- С. Врацян. »

Սամվել Մելիքսեթյան




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.