Опубликовано: 9 Апрель, 2019 в 22:52

Влияние древнего армянского воинства на общество

Здесь необходимо хотя бы коротко остановиться на вопросе численности армянского воинства. Ибо только на основе его численности можно составить верное представление о длительности и непрерывности армянских боевых традиций, а также о том, какое влияние имели армянское воинство и передавшаяся из поколения в поколение система его ценностей на умонастроения, психологию и идеологию древнего и средневекового армянского общества.

Обратимся к сведениям из древнейшего периода. Исходя из целого ряда сообщений о войнах, которые вело царство Хайасы в XIII-XIV вв. до н. э. против хеттского государства, можно с уверенностью утверждать, что численность армянского войска была не меньше 10 тысяч, а возможно, и гораздо больше.

Существование в Армении современной для своего времени регулярной армии подтверждает хотя бы тот факт, что армянская армия имела боевые колесницы, которые в ограниченном количестве имелись даже в самой могущественной тогда армии Ассирии.

О высоком уровне развития армии Урарту (Араратского царства) свидетельствует иерархия ее командного состава, появление в ней должностей главнокомандующего, его первого и второго заместителей, командира полка, командира полусотни.

Эта иерархия развивалась в последующие века. Армия Урарту, то есть армянского Араратского царства, вероятно, впервые объединяла все существующие вооруженные силы страны, которые насчитывали по меньшей мере несколько десятков тысяч воинов.

Так, одна из сохранившихся надписей сообщает, что в составе урартской армии, совершавшей поход в северном направлении, участвовало 66 боевых колесниц, 4430 всадников и 15760 пехотинцев.

Во времена Ервандуни численность армянской армии была весьма значительной. Так, римский автор 1 в. до н. э. Квинтос Курциос Рупос сообщает, что в известном сражении под Гавгамелами в 331 г. до н. э. правое крыло союзных сил, возглавляемых персидским царем Дарием III, составляли 40000 пехоты и 7000 всадников армии Великой Армении (которая, кстати, проявила себя блестяще: сражалась до позднего вечера и организованно отступила только тогда, когда стало ясно, что персы в центре и на левом фланге потерпели сокрушительное поражение).

О численности сражавшегося на левом фланге войска Малой Армении Рупос ничего не сообщает. Тем не менее очевидно, что это 47000-е войско не представляло всех вооруженных сил Великой Армении, так как Гавгамелы находились довольно далеко от границ Армении и по меньшей мере такое же количество войска должно было оставаться в стране, прежде всего для обеспечения безопасности неизменно беспокойных северных и северо-восточных границ.

В пользу подобного вывода говорит и сообщение Ксенофонта о том, что лишь половина армянских войск была послана в общеарийскую армию.

Знаменательно, что в IX (или VII) в. до н. э. быстро перемещавшаяся часть (по современной терминологии, «экспедиционный корпус») армии царя Арама (Араме) также состояла, как сообщает Хоренаци, «приблизительно из 50 тысяч» воинов.

И опять же в эти 50000 не должны были входить крепостные и пограничные гарнизоны или хотя бы часть их, которые не покидали постоянных мест дислокации.

Интересно, что численность этого корпуса совпадает с общей численностью конницы Тиграна Великого, которая, согласно Плутарху, насчитывала 55000 всадников (17000 из которых были одеты в броню).

Согласно Хоренаци, в дальнейшем, укрепив безопасность страны, Арам к уже имевшемуся войску (то есть к 50000) добавляет еще 40000 пехоты и 2000 конницы и этой объединенной 92000-й армией выступает в поход на запад — в Кесарию.

Исключительно высокое качество армянских вооруженных сил и их постоянную боеготовность подтверждает уже тот единственный факт, что почти половина армянской армии (очень высокий процент даже для армий современных развитых стран) была способна при необходимости совершать дальние и стремительные походы вне границ Армении, хотя и, как мы знаем из приведенного выше сообщения Павстоса, это было вовсе не по душе армянскому воину.

Таким образом, во 2-м и 1-м тысячелетиях до н. э. , во времена царств Хайасы, Урарту и Ервандуни, численность армянского воинства достигала нескольких десятков тысяч, а во времена царств Арташесянов, Аршакуни и Багратуни, согласно достоверным историческим сведениям, численность армянской регулярной армии колебалась от 100000 до 120000 воинов.

Численность армии армянского Киликийского царства во время войн превышала 60000 воинов. Эти данные позволяют утверждать, что в древнейшие, древние и средневековые времена место, роль и значение армянского воинства в армянском обществе были самыми важными и центральными.

Следовательно, кодекс чести армянского воинства, со всеми его идейно-морально-психологическими ценностями, на протяжении веков, передаваясь и изучаясь из поколения в поколение, наложил непреходящую печать на национальный характер, психологию и мировосприятие армянского народа.

Исключительную боеспособность армян заметили и зафиксировали многие иностранные авторы. Приведем только два примера. Согласно сообщению византийского историографа VI века Прокопия Кесарийского, до 474 г. римские императоры «при отборе своих телохранителей учитывали достоинства людей и отдавали предпочтение армянам».

Другой византийский историограф, рассказывая о служившем в 1-й половине IX века в византийской армии армянском военачальнике по имени Мануил, пишет: «Мануил был очень храбрым человеком, хорошо известным всем противникам, так как он был по рождению армянином». Таким образом выясняется, что в Византии понятия «армянин» и «храбрый» были синонимами.

Кодексы воинской чести — явление, присущее не только далекому прошлому. Кадетские и офицерские училища современных развитых государств при идеологической и морально-психологической подготовке своих воспитанников непременно используют специально разработанные кодексы чести.

Необходимо, чтобы и мы, наследники богатых и самобытных традиций национального армянского военно-патриотического воспитания, разработали кодекс чести современного армянского воина, который должен лечь в основу идейного и морально-психологического воспитания вначале студентов Военного института Министерства обороны, а затем и всей армянской армии.

Патриотическое и гражданское воспитание — одно из главных средств сплочения армянского общества, тем самым — укрепления национальной безопасности Армении. Армянская армия, как и века назад, призвана стать кузницей поколений, безостаточно преданных Родине.

Отрывок из книги Армена Айвазяна: Система ценностей армянского воина Читать также: Система ценностей армянского воина — Армен Айвазян, Кодекс чести армянского воина — Параллели с самураями и рыцарями, Воин Армении предпочитал смерть пребыванию на чужбине, Миниатюры: 3D Реконструкция воинов Древней Армении




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.