Опубликовано: 24 сентября, 2019 в 20:50

Триумф и трагедия Первой Республики Армения

28 мая 1918 г., спустя семь веков, возродилось независимое армянское государство на части территорий исторической Армении. Сегодня этот день в новой Армении принято считать Днем Республики. Причины образования и потери армянской государственности в 1918–1920 гг. остаются предметом научных исследований и экспертного анализа политических процессов начала ХХ в.

Уроки Первой Республики Армения необходимо четко представлять нынешнему поколению армянских политиков и экспертов, без объективной оценки которых крайне сложно ожидать новых достижений на пути укрепления независимости Армении в ХХI в.

Армянский вопрос, то есть вопрос армянских территорий и ликвидации международно-правовых последствий преступления геноцида армян 1876–1923 гг., продолжает сохранять свою актуальность в региональной геополитике ведущих держав мира на Ближнем Востоке и Южном Кавказе.

Так уж сложилась историческая судьба Армении, что ее географическое местоположение представляло интерес для империй, претендовавших на роль лидера в столь стратегически важном регионе. Армения всегда оказывалась на пути новых завоевателей и, к сожалению, периодически становилась объектом нашествий, завоеваний, потерь и разрушений.

Суровые политические и географические условия места обитания армян закаляли нацию, ее древняя культура и крепость духа, несгибаемая воля к свободе и вера в Христа становились залогом будущих возрождений истерзанного народа и многострадальной Армении.

Армянский народ выстоял вопреки «объективному ходу» истории, когда все говорило об исчезновении этой древней и уникальной культуры, государства и нации, но проходило время, и Армения возрождалась из пепла и руин.

Оглядываясь в историческое прошлое армянского государства, полагаю, что многие беды нашего прошлого происходят от того, что армяне так и не смогли сформировать устойчивое имперское политическое мышление.

За всю свою 3-тысячелетнюю историю Армения достигла пика могущества и утвердилась как империя в годы правления «царя царей» Тиграна II Великого и в условиях жесткого римско-парфянского противоборства стала одним из могущественных государств Древнего мира.

Армянская империя во времена Тиграна Великого сохранялась фактически 30 лет (85–55 гг. до н.э.) в правление одного царя, который продолжил начатое при Арташесе I объединение армянских земель и установил контроль над приграничными территориями – Адиабеной, Эдесским и Понтийским царствами, Атропатеной, Иберией, Кавказской Албанией (Агванком), а также Сирией, Финикией, Киликией, Иерусалимом.

Великая Армения контролировала обширные территории от Каспийского моря до восточных границ Средиземного моря, от Больших Кавказских гор до Красного моря. Тиграна Великого не случайно называли «всемогущим царем Востока» и «могучим врагом Рима», «великим среди великих».

Но после Тиграна II, увы, Армения не смогла удержать свой контроль над столь значимыми территориями, и всякий раз после очередных поражений и потерь армяне вынуждены были адаптироваться к условиям завоевателей либо ограничивались освобождением своих этнических территорий.

Великое прошлое армянского народа в сочетании с его соборностью, трудолюбием, стремлением к свободе и независимости всегда ставили перед новыми поколениями вопрос возрождения национальной государственности на всех этапах развития армянской истории.

Эта идея никогда не покидала лучшие умы армянского народа, его политическую и духовную элиту. Эта идея объективно сочеталась с ролью армянского народа в динамике мировых экономических и политических отношений. Однако данная стратегия получала новые формы и контуры там и тогда, где и когда созревали геополитические условия и создавались условия их концентрации и выражения.

Не вдаваясь в глубину веков, отмечу, что армянская предприимчивость, терпимость и организованность всегда привлекали и одновременно пугали имперских завоевателей и правителей, независимо от их идеологического и религиозного содержания.

На пути возрождения национальной государственности не было и нет просто освободителей духовно близких и далеких империй, но были и остаются общность и противоречивость национальных интересов.

В той же Российской империи, например, в 1880-х гг. наблюдались тенденции на снижение политической, социально-экономической и культурной роли армянского населения в Закавказье. Некоторых российских чиновников особенно пугала, как отмечает П. Шехтман, «идея автономии Турецкой Армении. Они видели, какой соблазн проистекает отсюда для Армении Русской. Недаром Армению называли «Польшей в Азии».

Возрождение армянской государственности в начале ХХ в., как и в прошлые времена, было связано непосредственно с теми геополитическими процессами, которые отражались в регионе.

В 1890 г., как известно, в Тифлисе – в административном центре русского Кавказа (очевидно, не без содействия русской администрации и компетентных служб) была создана новая армянская политическая организация Армянский революционный союз «Дашнакцутюн», впоследствии трансформировавшийся в федерацию – АРФД.

Эта организация стала претендовать и со временем превратилась в главную политическую силу армянского народа на пути к освобождению и объединению исторической Армении. В то время Восточная Армения пребывала в составе Российской империи, а Западная и Южная Армения – в составе Османской империи.

В условиях формирования глобальных антагонистических блоков Антанты и Тройственного союза интересы армянского народа оказались на стороне Антанты – России, Франции и Великобритании.

Это объяснялось тем, что, во-первых, в духовно близкой России армяне получили наиболее благоприятные условия национального развития в области культуры, экономики, демографии и администрации; во-вторых, страны Антанты намеревались осуществить раздел Османской империи, переживавшей жестокий системный имперский кризис.

Нельзя сказать, что в оттоманском государстве армяне жили плохо, что объяснялось как предприимчивостью и культурой армян, так и особым отношением к ним турецкой администрации. Однако султан Абдул Гамид II в конце ХIХ в. ужесточил гонения на преуспевающих армян, рассматривая в них прямую угрозу распада империи в Малой Азии, приступил к массовой резне, положившей начало трагедии геноцида.

Мир катился к глобальной катастрофе под названием «мировая война». В этих условиях политическая программа «Дашнакцутюн» сводилась к освобождению Западной и Южной (Киликийской) Армении и присоединению ее соответственно к России и Франции.

Ни о какой объединенной и независимой Армении накануне Первой мировой войны речь тогда не шла. Вся дипломатическая возня стран Запада об образовании армянской автономии в пределах Османской Турции по итогам русско-турецкой войны 1877–1878 гг. и согласно решениям знаменитого Берлинского конгресса не привела к ожидаемому для армянской стороны результату.

Наоборот, эти формальные решения международной дипломатии, не подкрепленные реальным силовым механизмом, лишь усложнили положение армян на своей исторической родине и усугубили недоверие к ним со стороны султана. Фактически после русско-турецкой войны 1877–1878 гг. жизнь армян в Османской Турции стала сплошным кошмаром.

Именно поэтому дашнаки накануне и в процессе Первой мировой войны не выдвигали идею объединенной и независимой Армении. В самой Османской империи партия «Дашнакцутюн» в начале ХХ в. поддерживала новую политическую силу – комитет «Единение и прогресс». Дашнаки рассчитывали, что приход к власти младотурок позволит демократизировать Турцию, обеспечить автономные права армянского народа, что армяне и турки станут государствообразующими нациями в новой Турции. Но эта политика не привела к ожидаемым результатам.

Летом 1914 г. «Дашнакцутюн» проводит по настоянию Ростома очередной съезд в Эрзеруме, что вызвало положительную реакцию Талаат-паши. По воспоминаниям Ваана Минахоряна, в Эрзерум были направлены два представителя Талаата – Бехаэтдин Шакир и Наджи-бей, которые предлагали армянским революционерам тайный союз против России с целью проведения подрывной деятельности в тылу Кавказской армии и обеспечения продвижения Турции в Закавказье в предстоящей мировой войне.

Но дашнаки ответили отказом и отвергли эту авантюру, заявив, что армянский народ может исполнять только гражданские обязательства по отношению к государству, к которому принадлежат. Этим дашнаки подписали окончательный приговор армянскому народу в Османской империи, но у них не было иного выбора, поскольку идти в союзе с турками означало потерю политического лица и будущего нации.

Турки, потеряв Балканы, укрепились в националистической стратегии пантюркизма и рассматривали армян как неблагонадежный этнополитический элемент, который необходимо уничтожить.

Дашнакам необходимо было не спасать Талаата от преследований султана 31 марта 1909 г. и скрытно переправлять его в Салоники, а ликвидировать его – и не 21 марта 1921 г. в Берлине, а на последней встрече Армена Гаро и Врамяна с Талаат-пашой и Халил-беем 4 июня 1914 г. в Константинополе. Именно младотурки приступили к реализации более жестокой геноцидной политики в отношении армян в условиях Первой мировой войны.

Это позволило русским армянам получить возможность образования 6 добровольческих национальных дружин в авангарде Кавказской армии генерала Юденича и штурмовать Турцию в плане освобождения своих соотечественников, в отношении которых младотурецкое правительство 24 апреля 1915 г. начало массовую резню и депортацию.

Секретное соглашение союзников Сайкс–Пико–Сазонов в мае 1916 г. предопределило раздел азиатских владений Османской Турции между союзниками, согласно которому Западная Армения передавалась России, а Киликия – Франции. Турецкая армия фактически к ноябрю 1917 г. была разбита Русской армией, которая к этому времени контролировала 500-километровый участок территории в направлении Трапезунд – Битлис – Ван.

Но в октябре-ноябре 1917 г. в России происходит революция. СНК РСФСР во главе с Лениным, отказавшись от участия в мировой войне и от прежних соглашений царского правительства, в начале имел один подход к судьбе Армении, а потом изменил свою позицию.

В частности, в декабре 1917 г., подписав перемирие с турками, Ленин поручает Чрезвычайному и Полномочному комиссару по делам Кавказа и председателю Бакинского Совета депутатов Степану Шаумяну подготовить декрет по Турецкой Армении.

Шаумян предлагает провести на подконтрольных Русской армии территориях референдум и по его результатам присоединить к Русской Армении в составе новой Советской России, и Ленин соглашается.

Но в феврале-марте 1918 г. на переговорах в Брест-Литовске Лев Троцкий принимает требования Талаат-паши и соглашается на вывод русских войск с занятых территорий, а также с территории Карса, доставшейся России по итогам русско-турецкой войны 1877–1878 гг., и вообще за Большой Кавказский хребет.

Это фактически предательское решение Троцкого и правительства Ленина предопределило новую конфигурацию сил в Закавказье и будущую катастрофу Армении.

Данное решение позволило 3-й турецкой армии провести перегруппировку, потребовать от национальных советов народов Закавказья (грузин, кавказских татар и армян) объявить Закавказье де-юре независимой территорией от России, образовать Закавказскую Федеративную Демократическую Республику (ЗФДР) весной 1918 г. и, наконец, начать в мае 1918 г. интервенцию в пределы Закавказья с целью уничтожения Восточной Армении, установления стратегического контроля по линии Карс – Нахичевань – Карабах – Гянджа – Баку и образования Азербайджанской Демократической Республики (АДР) – оплота новой пантюркистской стратегии Турции на Восток.

Наступление турецкой армии в мае 1918 г. на Восточную Армению привело к распаду ЗФДР и провозглашению независимой Грузии и Азербайджана. В этих условиях Армянский национальный совет и партия «Дашнакцутюн» вынуждены были вступить в военный конфликт с турецким агрессором, дабы отстоять Ереван. Наспех сформированная армянская армия из числа русских офицеров и армянских добровольцев под командованием генерала Силикяна в героических сражениях под Сардарапатом, Баш-Апараном и Караклисом в мае 1918 г. смогла остановить натиск турок и привести 28 мая к провозглашению Первой Республики Армения.

Армения оставалась барьером на пути Турции в «большой тюркский мир», нацеленной против России и Ирана. И этот геополитический спор продолжается по сей день.

Что касается свержения правительства Степана Шаумяна в Баку летом 1918 г., то следует отметить, что власть Шаумяна в регионе была сдана, прежде всего, правительством Ленина, которое, не оказало необходимой военной помощи 26 бакинским комиссарам. Гибель Шаумяна и остальных комиссаров также остается на совести Ленина.

Да, ему не дали уйти из осажденного Баку и взяли под арест представители Диктатуры Центро-Каспия, расценив действия комиссаров как предательство и попытку к бегству. Но правые эсеры вместе с дашнаками не могли совершить казнь комиссаров, так как они обороняли Баку до 16 сентября 1918 г., англичане же под командованием полковника Стокса 15 сентября ушли в Иран, оставив бакинские позиции на откуп наступающим туркам и мусаватистам. Бакинских же комиссаров уничтожили, как известно, 20 сентября 1918 г. Кто? Видимо, те, кто занял Баку 16 сентября 1918 г., то есть турки и мусаватисты.

После поражения Турции в Первой мировой войне и вынужденного официального ухода турецких частей из Закавказья в соответствии с Мудросским перемирием от 30 октября 1918 г. турки создают против Армении опорные базы в лице АДР с центром в Баку, Араксской Республики с центром в Нахичевани и Юго-Западной Республики с центром в Карсе. Турецкие офицеры и вооружение были переданы Азербайджану, образование которого генерал Деникин считал результатом турецкой политики и следствием стратегии пантюркизма.

Власти Азербайджана по согласованию с турками и под управлением турецких офицеров в 1919–1920 гг. продолжали военный конфликт с Арменией в надежде установить контроль над Нагорным Карабахом, Зангезуром и Нахичеванью. Но все попытки мусаватистов не привели к намеченной цели.

Англичане, так много вложившие в начале ХХ в. в идею образования тюрко-исламского государства в Восточном Закавказье с центром в нефтеносном Баку, были авторами новых границ независимого Закавказья в 1918 г. Англия начертила границы Азербайджана, Армении и Грузии. Площадь Армении тогда была 55 тыс. кв. км. Азербайджан имел почти равную территорию.

В Армению вошли Зангезур, Нахичевань, Карс, Сурмалинский уезд. Нагорный Карабах оставался спорной территорией, и Лига Наций должна была определить статус края. В то же время назначение в Шушу британской администрацией губернатором Карабаха Султанова так и не привело к установлению контроля над этой армянской областью со стороны Азербайджана.

В период с 1918 по 1920 г. дашнакское правительство Армении находилось в союзе со странами-победителями и генералом Деникиным, который не признавал независимые национальные образования на осколках империи и намеревался восстановить участие России в итогах Первой мировой войны.

Весной 1920 г. произошли серьезные изменения в кавказской геополитике, Красная армия, нанеся поражение Добровольческой армии генерала Антона Деникина и установив контроль над Северным Кавказом, выходила на нефтеносный Баку.

Правительство Кемаля-паши при поддержке бежавших в Германию младотурецких лидеров вела активные переговоры с большевиками. Турки заигрывали с Москвой идеей перманентной пролетарской революции до берегов Босфора взамен на дипломатическую, военную, финансовую и продовольственную помощь.

Потеряв Балканы, Африку и часть территорий на востоке Ближнего Востока (Палестину, Сирию, Ирак и др.), турки никак не соглашались на потерю Армении, что означало бы конец геополитическим амбициям новой Турции.

Именно поэтому турки из вчерашних врагов русских становились новыми союзниками большевиков, понимая, что правительство Ленина по идеологическим и политическим соображениям Запад не признает. И этот временный турецко-большевистский союз состоялся за счет раздела Армении.

Между тем, 19 января 1920 г., то есть спустя 1,5 года после провозглашения независимости Армении, Высший Совет союзных сил Антанты признал Республику Армения с условием, что границы ее будут уточнены в дальнейшем. США пытались занять место России в судьбе Армении и установить над ней свой мандат, а 23 апреля 1920 г. США признали независимость Армении. Спустя три дня, 26 апреля 1920 г., Высший Совет союзных сил на конференции в Сан-Ремо принял решение обратиться к президенту США с просьбой: а) принять мандат на Армению и б) арбитражным решением определить границу Турции и Армении.

Под давлением республиканцев Сенат США 1 июня 1920 г. отказал в мандате на Армению. Однако относительно второй просьбы ответ американцев был положительным, и 17 мая 1920 г. госсекретарь США через своего посла в Париже оповестил союзников, что президент Вудро Вильсон согласился действовать в качестве арбитра. С этой целью во главе с профессором Вильямом Вестерманом в середине июля 1920 г. создается группа экспертов под названием «Арбитражная комиссия по границе между Арменией и Турцией». В 1920 г. состоялась Парижская конференция, которая определила новые границы Армении согласно решениям знаменитого Севрского договора стран-союзников от 10 августа 1920 г. Значительные территории Западной (Турецкой) Армении должны были отойти к Республике Армения. С подписанием Севрского мира названная арбитражная комиссия США начала официально действовать. Так, идея единой и независимой Армении летом 1920 г. приобретает политическую реальность.

Эти решения союзников в Париже и Вашингтоне стали тревожным сигналом для турок. Кемалисты начинают активный раунд переговоров с большевистским правительством Ленина. Они, прежде всего, в период конференции союзников в Сан-Ремо соглашаются на советизацию Азербайджана под протекторатом Советской России 28 апреля 1920 г., далее требуют совместного наступления на Армению и ликвидацию независимого армянского государства – союзника Антанты и Запада.

Между тем, в мае 1920 г. армяне Карабаха согласились на ввод Красной армии в пределы края для последующего решения принадлежности Нагорного Карабаха при посредничестве Советской России. Карабахцы так и не пустили Азербайджан в свой край, но они рассчитывали, что большевики не пойдут на поводу у Баку и Турции. Именно поэтому войска генерала Андраника покинули Карабах и, как оказалось в дальнейшем, совершили непоправимую ошибку. Иначе поступил полковник Нжде, и благодаря его личному мужеству и героизму армянских гайдуков территория Зангезура не повторила горькую судьбу Нагорного Карабаха.

Август 1920 г. был насыщен историческими событиями по судьбе Армении. Севрский договор от 10 августа положил начало активизации турецко-российских и армяно-российских переговоров. Турки вели работу по убеждению Москвы начать новую войну против Армении.

Через неделю после подписания Севрского мира турецкая делегация во главе с министром иностранных дел кемалистского правительства Бекир Сами-беем прибыла на сепаратные переговоры в Москву, и тут же за ними направилась армянская делегация во главе с Левоном Шантом. В Москве переговоры Л. Шанта и Г. Чичерина не привели к подписанию мирного договора.

Ереван не мог принять ультимативного требования Москвы отказаться от условий Севрского договора и армянских территорий, во всех других вопросах Армения готова была поддержать инициативы российской стороны (включая ввод 11-й Красной армии в Нахичевань).

Чичерин так и не смог убедить Ленина на передачу вилайетов Вана, Битлиса и Муша Армении. Бекир Сами-бей в ответ требовал независимости Северного Кавказа, оккупации армянских территорий Нагорного Карабаха и Зангезура Азербайджаном, а Нахичевани – Турцией. И большевики, отказав Азербайджану, согласились на оккупацию турками Сарыкамыша и Шахтахты, прервали переговоры с армянской стороной и фактически отфутболили их.

Меньшевистская Грузия выразила нейтралитет на очередную турецкую оккупацию Армении. Для выяснения позиции Грузии в случае войны Турции с Арменией в начале сентября 1920 г. в Тифлис в срочном порядке был направлен представитель Мустафы Кемаль-паши Юсуф-паша, который в то время находился в Баку для участия в работе Съезда народов Востока. По возвращении из Тифлиса Юсуф-паша подал в Анкару лаконичную телеграмму: «Дорога открыта».

Итак, 23 сентября 1920 г. турецкие войска 15-й армии под командованием Кязыма Карабекира без объявления войны начали наступление на Армению. Эта война привела к поражению Армении и оккупации большей части ее территории (включая Александрополь).

Запад так и не помог Армении в условиях новой агрессии Турции. Арбитражное решение президента США Вудро Вильсона от 22 ноября 1920 г. предусматривало определение границ независимой Армении в пределах более 170 тыс. кв. км, включая территории Русской Армении (в том числе Нагорного Карабаха, Зангезура, Нахичевани) и четырех вилайетов Турецкой Армении – Вана, Битлиса, Эрзерума и Трапезунда.

Армении предоставлялся выход к Черному морю. Однако это решение президента США без военной помощи Армении осталось всего лишь на бумаге. Турки к концу ноября 1920 г. нанесли поражение Армении, дашнакское правительство вынуждено было уступить власть в Ереване большевикам. Так пало правительство Первой Республики, а вместе с ним и независимость Армении.

Уже 29 ноября в Иджеване, а 30 ноября в Ереване фактически была установлена советская власть, а в Александрополе в ночь со 2 на 3 декабря 1920 г. Александр Хатисян – министр иностранных дел независимой Армении – от имени не существующего уже правительства дашнаков вынужден был подписать с турками кабальный Александропольский договор о признании тех границ, которые сегодня существуют.

Большевики поступили умно и хитро, так как первое соглашение подписали дашнаки, а потом уже были март и октябрь 1921 г., то есть Московский договор от 16 марта 1921 г. и Карсский договор от 13 октября 1921 г., которые подтвердили эти границы.

Возникает вопрос, каким же образом Александропольский договор правомочен с точки зрения международного права, коль, во-первых, Хатисян подписывал этот договор от лица уже не существующего правительства, он не представлял Армению.

Во-вторых, кемалистское правительство не было признано тогда мировым сообществом. В-третьих, почему же большевики таким коварным образом поступили в отношении Армении, ведь, уступив туркам территории Карса, Ардагана, Ардвина и Арарата, а Азербайджану – Нахичевани и Нагорного Карабаха, РСФСР так и не получила обещанной пролетарской революции в самой Турции. Запад тогда отвернулся от России, и Ленин пошел на идеалистический флирт с турками, Армения же стала жертвой этой политики.

Между тем, 6 декабря 1920 г. в Париже арбитражное решение по границам Армении и Турции было передано посольством США союзным силам. Однако Армения к тому времени была вновь оккупирована Турцией и власть в Ереване перешла к большевикам. Запад не настоял на своем решении и предал интересы Армении так же, как и большевики.

Формально до 30 декабря 1922 г. Советская Армения – Вторая Республика являлась самостоятельным государством, однако вся ее политика определялась не Ереваном, а Москвой. В феврале-марте 1921 г. в Москве начала работу большевистско-кемалистская конференция по судьбе Армении, на которую не был допущен представитель Советской Армении Александр Бекзадян.

В качестве повода турки использовали факт так называемого дашнакского переворота в Ереване и образования Комитета спасения Отечества во главе с Симоном Врацяном. Фактически это стало результатом народного возмущения в ответ на антиармянскую политику Ревкома ССР Армении. На переговорах в Москве, а затем на Карсской конференции турки требовали вообще полного уничтожения Армении как политического образования, но получили жесткий отказ большевиков.

Оценив ситуацию, Бекир Сами-бей и Али Фуад Джебесой (посол кемалистов в Москве) вынуждены были изменить тактику и поставили целью максимально урезать территорию Армении путем передачи ряда районов Азербайджану. Лишь по судьбе Зангезура турки не смогли продавить свое требование, так как во время Московской конференции данная армянская территория контролировалась фидаинами Гарегина Нжде, который 25 декабря 1920 г. провозгласил здесь образование Армянской Сюникской Республики.

В апреле 1921 г. данное образование было переименовано в Республику Нагорной Армении, продержавшуюся до июля 1921 г. Именно эта решительность гения армянского освободительного движения и политическая дальновидность русских большевиков сохранили Зангезур за Арменией, что поныне выступает барьером на пути Турции в «большой тюркский мир», обеспечивает выход Армении и русских пограничников в Иран и раздел между Турцией и Азербайджаном.

Оппоненты могут возразить, что большевики здесь ни при чем, это только заслуга Нжде. Нельзя не согласиться с очевидным фактом. Однако стоит сохранять объективность и понять, что русские большевики все же осознали важность Зангезура и разделительного коридора между Турцией и Азербайджаном.

В самой партии большевиков по армянскому вопросу были разногласия, что проявилось на переговорах с турками в 1920 г. (Г. Чичерин и Л. Карахан) и далее на пленуме Кавбюро 4 июля 1921 г. по судьбе Нагорного Карабаха (С. Киров, Г. Орджоникидзе, Ю. Фигантнер, А. Мясникян). Не умаляя заслуг Гарегина Нжде, все же следует признать, что Москва понимала очевидность допущенных просчетов, иначе могла бы переиграть статус Зангезура в Карсе в октябре 1921 г., когда Нжде уже не был в Армении.

Так завершилась история Первой Республики Армения, оставив потомкам свои уроки и новые задачи по возвращению армянских территорий.

Безусловно, триумфом Первой Республики можно считать, во-первых, героические победы под Сардарапатом, Баш-Апараном и Караклисом в мае 1918 г., позволившие остановить натиск турок и спустя семь веков провозгласить независимость Армении; во-вторых, установление контроля в течение 1918–1920 гг. над всеми территориями Восточной (Русской) Армении (включая Карс) в жестокой борьбе с Турцией и Азербайджаном; в-третьих, знаменитый Севрский мир от 10 августа 1920 г. и арбитражное решение президента США В. Вильсона по границе Армении в 170 тыс. кв. км с выходом к Черному морю в районе Трапезунда, что фактически позволяло решить армянский вопрос и обеспечить морально-психологическую, историческую и политико-правовую реабилитацию армянского народа, пережившего к тому времени страшную трагедию геноцида; в-четвертых, операцию «Немезис» по осуществлению возмездия в отношении организаторов чудовищного геноцида армян.

Трагедией Первой Республики можно считать военное и дипломатическое поражение Армении и как результат потерю независимости.

Была ли у Первой Республики иная альтернатива? Сегодня можно винить правительство дашнаков, что не смогли удержать завоевания, добиться помощи Запада или повернуться летом 1920 г. к большевикам, защитить крепость Карс и не уступить Карабах.

Но так распорядилась судьба, Армения стала жертвой идеалистической политики большевиков и конъюнктурной политики Запада. Армения не получила мандата США, так как в это время появлялась новая политическая сила в лице сионистского движения, рассчитывавшая в обозримой перспективе установить стратегический союз с США, что и произошло спустя 27 лет.

Александр Сваранц, доктор политических наук газета “Ноев Ковчег”




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.