Опубликовано: 4 Сентябрь, 2019 в 22:19

Серо Ханзадян: «Возмутительный отказ»

Предлагаем Вашему вниманию произведение Серо Ханзадяна «Возмутительный отказ», полностью основанное на реальных событиях, повествующее о попытке 8000 исламизированных амшенских армян, депортированных большевиками в Киргизию, переселиться в Армянскую ССР, чинимых препятствиях со стороны руководства Киргизии и предательском отношении к их судьбе со стороны ЦК Компартии Армении и Председателя Верховного Совета СССР А.Микояна.

Серо Ханзадян: «Возмутительный отказ»

Июль 1966 года. Нахожусь в Анкаване, приехал отдохнуть на несколько дней. 31 июля неожиданно ко мне в Анкаван приехал проживающий в городе Сочи амшенский армянин Барунак Торлакян и сказал, что из Киргизии в Ереван приехали шесть амшенских армян и хотят меня видеть.

Я сразу нашел машину и с Торлакяном приехал в Ереван. Скажу, что с Торлакяном давно знаком. Родился в 1899-м, в армянском селе Кюшана, находящемся возле города Трабзон. С 16 лет был фидаином и храбро сражался в горах против турок. С весны 1918 года проживает в Сочи.

Является собирателем устного народного творчества, занимается этнографией, неустанный и честный человек. Среднего роста, не держит ни усов, ни бороду. В дальнейшем я помог ему, и в Ереване издали его ценную книгу «Этнография амшенских армян».

Доехали до Еревана. Торлакян привел в наш дом группу исламизированных амшенских армян. Шесть человек. Старшему из них было, наверно, почти 50 лет. Остальные были молодыми, с истинно армянскими чертами лица и типично армянскими головой и телосложением.

Надо представить, сколько волнения передали мне эти люди. Мусульмане, но не потеряли свой коренной армянский амшенский диалект, психологию, знают и современный армянский. То есть мусульмане только религией. Я имел неосторожность и спросил.

— То есть вы турки?

— Нет! — ответили они — мы магометанские армяне и ненавидим турков-таджиков. Мы армяне со всех сторон. Я уже по какому-то поводу, по-моему в книге «Амшенский голос», говорил об этом. Часть амшенских армян более 300 лет назад насильно приняли магометанство по приказу турецкого султана.

Это было в основном в долине реки Чорох, в горах Пархар и округах старого Амшена (Амамашен). Мои гости сказали, что сейчас в Турции проживают около двух с половиной миллиона армян, принявших мусульманство.

Одна часть этих армян проживала в округе Батума, на землях своих предков. В 1921 году, когда «чертили и определяли» границы между СССР и Турцией, основной Амшен, Ардаган, Ардвин и Олти отдали Турции, а маленькая его часть, в составе Аджарии, перешла к Грузии.

И вот, оставшиеся там жители армянских сел, амшеноармяне, и были пришедшие ко мне в гости. 25 ноября 1944 года, когда уже была близка наша победа над фашистской Германией, по приказу Москвы и заговору Тбилиси войска ЧК ворвались в армянские села, собрав всех жителей, загрузили в товарные вагоны и выселили в Сибирь.

Среди них были армянские села Гонио, Чарнали, Кориат, Кызыл Топрах и Авция. Подверглись высылке все жители, около 5000 человек. Мои гости рассказывали мне подробности, как чекисты всех арестовали и в товарных вагонах переправили в сторону Киргизии. Многие не вытерпели холода и погибли на дорогах, а оставшихся доставили в район Кызы-Кия Ошской области Киргизии.

К ним там относились как к врагам, местные мусульмане-киргизы не верили, что они мусульмане, а русские, украинцы и другие христиане не хотели верить, что они армяне и бедные переселенцы, попав под этот огонь, еле выжили. Однако скоро отношение к ним в колхозах и совхозах начало меняться, так как они хорошо вели хозяйство и содержали овец, постепенно приобрели уважение.

Мои гости начали с волнением говорить, как они и все остальные хотят переехать и жить в Армении. Вот их имена: Гара Ибрагим оглы Магмед, Кёс оглы Кязим, Татар оглы Адел, Ферз оглы Бинали, Давид оглы Мустафа, Мараш оглы Кярим.

В 1944 году из района Батум выселили и лазов, и аджарцев, которые тогда в паспортах национальность указывали «аджарец», а не «грузин», то есть пока не забыли свою нацию. Начиная с 1956 года, выселенные из Аджарии неоднократно обращались в Москву с просьбой и требованием вернуться на родину.

Лазам и аджарцам разрешили вернуться в Аджарию, но просьбы армян не выполнялись. Состояние армян с каждым днем становилось тяжелее. Выселенные из батумских сел армяне в 1964 году пишут письмо Анастасу Микояну, который в это время был Председателем Верховного Совета СССР, и просят, чтобы им предоставили возможность вернуться в родные места.

Микоян дает распоряжение ответственным людям проверить, действительно ли они амшенские армяне. Как будто сам он не был уверенным в этом. Эта комиссия приезжает в Киргизию к батумским армянам и начинает расспрашивать:

— Чем докажете, что вы армяне?

На такие и подобные вопросы бедные магометанские армяне не могут достаточно убедительно ответить. Анастас Микоян в справедливой просьбе этим армянам отказывает. Об этом Армения не знала ничего. Москва не спрашивала Армению. Амшенцы отправляют еще одно письмо Микояну на армянском языке, пробуя этим доказать, что они армяне, но им снова отказывают.

В третий раз пишут более подробно, приводя факты, как турки их предков насильно превратили в мусульман, но опять получают отказ. Амшенские армяне-мусульмане Киргизии, которых уже около 8 тысяч, отправляют делегацию в Москву, чтобы в суде решать свой вопрос.

Делегацию принимает официальный представитель Армении Сурен Мелкумян. Он внимательно слушает их просьбу и, дав надежду, отправляет обратно в Киргизию:

— Вы отправляйтесь, а мы обязательно решим ваш вопрос. Дают надежду людям, но и не думают заниматься вопросом. Амшено-армяне Киргизии опять хотят отправить делегацию в Москву, но местные власти любыми способами начинают мешать им, чтоб не добрались до столицы.

В это время сильно заболел их руководитель Карабуджах оглы Артун (Арутюн) Буджах.

— Артун Буджах это я, — говорит мой гость в возрасте, — я выздоровел и опять хочу поднять этот вопрос. Выздоровев Артун Буджах, со своими пятью товарищами, месяц назад приехал в Грузию, чтоб побывать в своих родных селах, но им запретили даже войти в села.

— Нам сказали, что в наших селах давно живут грузины, и мы не сможем больше туда пойти. Вместо этого они предлагали жить в других районах Грузии.

После долгих споров они решили приехать в Армению и вот, сидя у меня дома, говорят, что Армения родина всех армян, и они хотят жить в Армении. Не теряя времени, я пошел в ЦК компартии Армении и говорил об этом со вторым секретарем ЦК. Тот посоветовался с председателем Совета министров. Посоветовавшись, нас отправили в комитет по переселению. По дороге Артун Буджах спросил меня.

— А здесь нас не будут преследовать, мы же мусульмане. Я ему объяснил, что никаких преследований не может быть, что в Армении живут народы разных религий, и в том числе множество мусульман, против которых никакого преследования нет, и ни власти, ни народ не видят в этом что-то плохое.

— Мы тоже особо нерелигиозные, — говорил он, — но среди нас есть старейшины верующие и даже муллы армянские.

— Пусть остаются в своей вере, никто не будет их упрекать в этом, и наша конституция обеспечивает свободу веры. Артун Буджах спросил меня, можно ли встретиться с Католикосом. Я ответил, что Католикос сейчас не в Эчмиадзине, когда вернется, я устрою встречу.

В комитете сказали, что готовы хоть сегодня разместить их там, где хотят. Амшенцы отвечали им, что они занимаются овцеводством и хотели бы переселиться в такой район, где можно было бы держать скот.

— Мы не занимаемся земледелием, — добавили они, — наше дело держать овец.

— С удовольствием, — говорили им в комитете, — мы имеем такие колхозы и совхозы. Решили переселение осуществлять за государственный счет. Каждому человеку будет дана определенная сумма, и, кроме этого, 8 лет они будут освобождены от всяких налогов.

Бесплатно будут выделяться земельные участки и стройматериалы для постройки домов. Будут выплачиваться пособия, старше 18 лет – 50 рублей, а младшим – по 15 рублей в месяц. Артун Буджах и его друзья были очень рады. Наконец-то исполнится мечта их соотечественников.

5 сентября они выехали из Еревана. Артун Буджах сказал мне, что уходит за народом и скоро переедут с семьями. Он оставил нам свой адрес: Киргизия, Кызыл Кия, ул. Спортивная, дом 94, и мы с надеждой стали ждать возвращения восьми тысяч армян на родину. Прошли месяцы, но никаких новостей от наших мусульманских армян нет. Позвал моего друга Сергея Варданяна.

Вдвоем отправили телеграмму в Киргизию, ждали, но ответа не получили, написали письмо, но опять без ответа. Наверно, киргизские власти мешают им, предполагал Сергей, и мы решили подождать еще. И в 1983 году Артун Буджах с одним молодым парнем пришел ко мне домой, я спросил:

— Почему столько молчали?

— Наши очень обрадовались, что можем приехать в Армению, но власти Киргизии были против. Не хотят потерять нас, своих слуг, против были и наши муллы.

Мы убедили наших мулл, но власть убедить не смогли. Теперь мы вот пока вдвоем прибыли и постепенно подтянем всех, без разрешения властей и без их средств будем переезжать. Долго думали, где их поселить, и я решил предложить район Мегри.

Там были горы для овец, и населения тоже стало мало, вот амшенцы и заполнили бы эти места. Согласились. Я по телефону связался с руководством Мегри и сообщил им мою мысль. Они с радостью согласились, и я отправил Артун Буджаха и его друга в Мегри.

Вернулись через три дня. — Нас хорошо приняли, — говорят мне, — прекрасная страна, но мы не хотим там жить. — Почему? — удивился я, — земля плохая, народ . . .

— С трех сторон Мегри турки живут, мы хотим жить в Армении, среди армян, жить армянской жизнью. И я никак не смог убедить их, чтобы жили в Мегри. На следующий день я их отвез в Араратскую долину, в район Баграмяна.

День был воскресным, и я из начальства нашел только одного милицейского капитана. Он проводил нас в село Каракерт. Вошли в эту вновь построенную деревню, где жило пока мало народа. Мы стали осматривать село, Артун Буджах взял кусок земли и попробовал ее вкус. Я был ошеломленным, какие они опытные сельчане. Наконец оба заговорили. — Хорошее место и земля, мы согласны жить здесь. Вернулись в Ереван.

Договорились, что о переселении не надо говорить ни властям Киргизии, ни Москве, и они уехали за семьями. Я написал в наш Совет министров, чтобы правительство не мешало амшенским армянам вернуться в Армению, напоминая, что несколько лет назад такое согласие со стороны правительства и комитета было получено.

Жду первые группы амшенских армян, проходят недели, месяцы, но никаких сведений из Киргизии. Опять отправляю телеграммы, письма, но никакого ответа. И в один день ко мне домой приходит преданный этому делу Барунак Торлакян, ужасно грустный.

— Новости имею, — говорит он, — власти Киргизии всячески препятствуют переселению амшенцев в Армению. Киргизия по этому вопросу обратилась в Москву, к правительству Армении, чтоб это переселение запретили.

Я связался с руководством нашего Совета министров. Оттуда мне сказали, что ЦК компартии Армении запретил переселение в Армению армян. Таким образом, провалился план возвращения домой, в Армению, восьми тысяч армян.

Не лишним нахожу напомнить также, что тот же государственный вред Армении нанесли в начале советской власти. В 1921 году в Батуми были 7 тысяч христианских армян. В начале 1922 года они просили их принять в Армению, но правительство Армянской ССР отказало в их просьбе.

Также 30 марта 1922 года первый секретарь ЦК компартии Армении Ашот Оганесян написал официальную бумагу, чем запретили переселение в Закавказье армян, бежавших из Ирана, а бежавших из Ирана турков-азербайджанцев приняли великодушно и поселили в Нахичеване. 19 мая того же года правительство Армянской ССР приняло решение – отказать в просьбе о переселении армян из Тавриза в Армению.

То же правительство 29-го мая решает бежавших из Армении в Тбилиси турок принять и обратно расселить в Армении. Бедные амшенские армяне, что с ними стало, я так и не узнал. Наверно, разошлись, потерялись…




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.