Опубликовано: 16 Январь, 2019 в 0:25

Россия умыла руки в армянском вопросе — А. Амфитеатров

Россия умыла руки в армянском вопросеНачало. Все эти ужасы принадлежат уже истории, и ни для кого не тайна, что в этом злосчастнейшем событии роль пассивной, но, тем не менее, решающей причины сыграла роковая ошибка тогдашней нашей русской дипломатии.

Последняя, во временном увлечении своим панславистическим идеалом восьмидесятых годов, сперва, что называется, «запустила» армянский вопрос, не обращая внимания на требовательность, с какою оживил его §61 Берлинского трактата, а потом и вовсе повернулась к армянам спиною – подозрительная и враждебная, потому что султан Абдул-Гамид успел внушить петербургским сферам, со свойственным ему талантом современного Макиавелли 3, жесточайшие предубеждения против армянского национального подъёма, представляя его отраслью международной социальной революции. Печальное и непоправимое заблуждение Нелидова и Лобанова-Ростовского 4 заставило русское правительство умыть руки в судьбе армян.

Была произнесена знаменитая фраза, что «Россия не хочет второй Болгарии» — carte blanche, чтобы все незначительные реформы, какими Берлинский конгресс указывал армянскому народу тропинку в автономии, мгновенно очутились под сукном; и для Малой Азии открылась эра террора, беспримерного в европейской истории. Сасунские ужасы 1894 года далеко оставили за собою и Варфоломеевскую ночь, и Сицилийскую вечерню, и Кровавую Баню Христиана II5, и даже Казанлыкскую резню болгар в Долине Роз, воспоследовавшую после необдуманного набега и вынужденного отступления генерала Гурко6.

За ошибочную политику умовения рук в приговоре, зависевшем всецело от её воли, Россия заплатила сперва потерею политического авторитета в Малой Азии и доверия христианских народностей, которые ранее полагали в ней единственную надежду своего освобождения; затем – ужасными закавказскими беспорядками, которые, начавшись спорадическим разбойничеством разных Кяримок, Наби и Мурзакуловых, разгорелись впоследствии в пожар, уничтоживший бакинскую нефть 7.

61 параграф Берлинского трактата, которым воля Европы предназначала Армении те же реформы, что параграфом 23 она обещала Македонии, нисколько не подвинул вперёд благосостояние и правовое положение армянского народа.

Что 61 параграф не выйдет из области теоретических предначертаний и осуждён со временем застыть в мёртвую букву, это не только предчувствовали, но и отлично знали все, подписавшие 13 июля 1878 года в Берлине исторический акт – символ победы европейской дипломатии над русским оружием.

Надежда реформ была брошена армянам как нравственная подачка, как фальшивая милостыня нищему, мимо которого неловко пройти человеку благотворительному, вовсе ничего не дав на его вопиющую бедность, но серьёзно помочь и нечем, и не хочется.

И вот, суёт благотворительный человек в протянутую руку … не ходящую в государстве мелкую иностранную монетку: на, мол! отвяжись! Что усердие подать с моей стороны было – Бог видит; ну, а что милостыня моя тебе не в пользу, это уже не моя вина, твоё дело … приспособляйся!.. К сожалению, благодетельствуя армянам монетою вне обращения, державы не сообразили степени и меры, до которых домучена злополучная нация.

Они не приняли в расчёт, что утопающий хватается за соломинку и, что армяне в своём отчаянии всё-таки
начнут «приспособляться», чтобы из лукавого теоретического миража европейской помощи выжать для себя какое-либо реальное, практическое благо. Осенившие угнетённую страну надежды разбудили народное самосознание, – в рабах проснулась гневная совесть свободного человека. Европа поманила армян на волю, и они ринулись к воле.

Сперва – в наивных упованиях на твёрдость политического честного слова, полученного ими от держав, – они протестовали громкими жалобами, ропотом и стоном народного брожения; потом, – когда убедились, что плачутся перед глухим и показывают свои раны слепому, – вооружённым противодействием варварствам турецкого произвола, партизанскою инсуррекцией 8, четами сасунской самозащиты Андраника, Вахана, Кеворка и др.

Отрывок из книгги Александра Амфитеатрова: Армянский вопрос Продолжение следует

Читать также: Армянский вопрос — Александр Амфитеатров

3 Макиавелли, Никколо ди Бернардо (1469–1527), итальянский политический деятель, писатель и дипломат. В своем трактате «Государь» выдвинул «государственный интерес» в качестве основного принципа политики, оправдывающего любые, даже самые неблаговидные, средства для достижения цели.

4 Нелидов, Александр Иванович (1835-1910), русский дипломат, пользовавшийся поддержкой консерваторов. Перед русско-турецкой войной 1877-78 гг. был советником посольства в Константинополе, во время войны начальник дипканцелярии главнокомандующего армией на Балканах, один из авторов условий СанСтефанского мирного договора, в подписании которого участвовал вместе с Н. П.

Игнатьевым. С 1883 г. – посол в Турции. Как автор Сан-Стефанского договора Нелидов отрицательно относился к Берлинскому трактату и практически не следил за его исполнением Турцией в части положения армян и других христианских народов.

5. Лобанов-Ростовский, Алексей Борисович (1824–1896), князь, русский дипломат. С 1856 г. советник посольства, в 1859-63 гг. посланник в Турции. В 1878 г. назначен послом в Константинополь. Стержнем его политики был следующий принцип: если Россия должна идти на уступки, то уступать она должна не Европе, а непосредственно Турции, чтобы не раздражать ее. С 1895 г. – министр иностранных дел России, защищал концепцию переноса центра тяжести русской внешней политики на Дальний Восток, не встревая в «мелочи» невыполнения Берлинского трактата Турцией.



ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Комментарии 9

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.