Опубликовано: 9 Январь, 2019 в 0:05

Правда о московском договоре — Агрессия кемалистов в отношении Армении и антиармянская позиция Сталина

Правда о московском договоре Агрессивные планы кемалистского правительства в отношении Республики Армения выявились еще весной и летом 1920 г., особенно во время советско-турецких и турецко-армянских переговоров.

Москве. Турецкая делегация руководствовалась Брест-Литовским и Батумским договорами, которые не имели юридической основы, так как первый из них был аннулирован правительством РСФСР еще 20 сентября 1918 г., а второй не был ратифицирован ни медж­ лисом Османской империи, нн парламентом Армянской республики. Но анкарское правительство пыталось во что бы то ни стало уза­ конить свои территориальные притязания.

Советская делегация, возглавляемая Чичериным, требовала на переговорах 1920 г., во-первых, создания в пределах Ванского и Битлисского вилайетов армянского очага, чтобы уцелевшие после геноцида армяне могли вернуться к себе на родину, а во-вторых, настаивала, чтобы земли с преобладающим мусульманским насе­ лением перешли к Турции, а земли, где до 1914 г. жило армянское большинство, перешли к Армении.

Переговоры завершились безрезультатно. Тогда кемалистское правительство решило достичь своей цели силой оружия. Заметим, что применить силу оно было готово еще в мае 1920 г. Стремясь осуществить свои экспансионистские планы, кемалисты намеревались первым долгом захватить всю Армению, чтобы, как говорил Мустафа Кемаль, «присоединить к Турции и Азербай­джан».

Перед нашествием кемалистских войск их командующий Кязим Карабекир-паша заявил: «В ближайшие дни я должен известить о том, что Армения стерта с карты мира». Турецкое командование решило нанести основной удар со сто­роны Сарыкамыша. 28 сентября 1920 г. турки вторглись в преде­лы Армянской республики, 29 сентября заняли Сарыкамыш и Кагзман, 30 октября — Карс, 7 ноября —- Александрополь, 12 ноября —Агин и двумя направлениями развивали наступление на Ереван.

Свою агрессию турки осуществляли под лозунгом борьбы с Ан­тантой, а войну с Арменией — «союзницей Антанты» — изображали борьбой с империализмом. Турецкое командование заявило, что их войска борются против агентов Антанты — дашнаков — «за осво­ бождение армянского народа от дашнакского ига». Повсюду рас­пускались слухи, будто кемалисты такие же революционеры, как и большевики.

Наивные попадались на эту удочку. Успеху кемалистской аги­ тации способствовали и армянские коммунисты во главе с Ревко­мом, которые любой ценой стремились подорвать авторитет даш­наков. Процитируем телеграмму миссии РСФСР в Грузии, направ­ ленную Чичерину:

«Армянские солдаты, в большинстве сочувству­ющие Советской власти, сдавались поэтому кемалистам. Несмотря на свою сравнительную многочисленность, хорошее английское во­оружение, армянская армия оказала очень слабое сопротивление. Были случаи отказа сражаться целых полков в районе Карса, Игдира и сдавались кемалистам» . (Публикуется впервые).

В сентябре и октябре армянское правительство неоднократно обращалось к союзным странам с просьбой о военной и матери­ альной помощи. И каждый, раз европейские державы отказыва­лись помочь. Между тем зверства кемалистских войск ничем не отличались от зверств младотурецких палачей. Это была старая политика ту­рок— политика геноцида. «По неполным данным, потери Армении в результате турецкого нашествия составили (только в оккупиро­ванных районах) до 198 тыс. человек, вывезено и уничтожено турками имущества на сумму около 18 млн. рублей золотом». (Совет­ ская Историческая Энциклопедия).

В том, что кемалисты заранее запланировали геноцид в Вос­точной Армении, рассчитывая покончить с ней, говорит совершен­но секретное обращение министра иностранных дел Турции Ахме­да Мухтара-паши от 8 ноября 1920 г. к командующему Восточным фронтом Кязыму Карабекиру:

«Армения находится на весьма об­ ширной мусульманской территории, поэтому необходимо ликвиди­ровать ее как политически, так и фактически. Нужно учесть, что общая политическая ситуация и наша мощь благоприятствуют осу­ществлению этого замысла».

Ставшие лишь недавно доступными архивные . материалы под­тверждают, сколь неблаговидна роль, которую сыграл в армянском вопросе Сталин, к каким последствиям привели его дезориентиру­ющие телеграммы и письма. Так, 5 ноября 1920 г., когда турки уже заняли Сарыкамыш и Карс и вплотную подошли к Александропо-лю, Сталин телеграфировал из Баку Ленину:

«Сообщаю для ори­ентировки… 2 . Положение в Турции не ясно, ибо оно может стать опасным, если состоится соглашение Кемаля с Антантой, ибо ней­ трализация Кемаля облегчит поход Антанты на Баку, поэтому без тщательной разведки и выяснения положения в Турции нельзя под­ писать договор с Арменией, отдающий Армении, т. е. Антанте, важ­нейший стратегический район с мусульманским населением и втягивающий нас в конфликт с Турцией. С договором с Арменией пока надо тянуть, делать вид, что желаем выгодного для Армении мира, а потом видно будет». (Публикуется впервые).

Намерения Сталина ясны: он хотел, чтобы турки заняли как можно больше армянских земель, прежде чем будет заключен до­говор между РСФСР и Арменией. Между тем турецкие войска заняли всю Карсскую область, Александрополь, Сурмалинский уезд и участок железной дороги Александрополь — Караклис, отрезав единственный путь, связывав­ ший Армению с внешним миром.

7 ноября 1920 г. Сталин телеграфировал из Баку Ленину и Чи­черину: «Карс действительно занят, Александрополь, наверное, бу­дет занят, причем турки будто бы не пойдут дальше линии, изве­стной Москве. Думаю, сведения эти запоздалые, ибо турки уже перешли линию, кроме того, турки хотят и преследуют свои собст­венные цели, т. е., видимо, хотят заставить Армению отказаться от Севрского договора и поставить Антанту перед фактом в связи с предполагаемыми переговорами кемалистов в Константинополе». (Публикуется впервые).

После долгих поисков нам удалось установить, что еще до на­ ступления турецких войск на Армению между анкарским прави­тельством и правительством Советской России существовала дого­воренность — не переходить при наступлениии линию за Сарыкамышем. Об этом свидетельствует, в частности, заведующий полити­ческим отделом министерства иностранных дел Турции Хикмет.

«Мы.— пишет он в своей информации,— силой событий принуж­дены были повести наступление на Армению, не имея возможности обсудить это движение с Советской Россией. Согласно нашему сов­местному с Советской Россией решению, мы в случае наступления должны были не двигаться дальше Сарыкамыша». (Публикуется впервые.— Е. С.).

Что такая договоренность существовала, подтверждает и ответ И. Ленина на просьбу армянского правительства оказать воен­ ную помощь против турецких оккупантов. Ленин ответил выражекиями всяческой симпатии к Армении и заявил, что «Россия го­ това послать войска для поддержания порядка и безопасности».

Благодаря военным успехам турки надеялись навязать Армении такие условия «мира», которые могли бы положить конец существованию Восточной Армении. Вот отрывок из уже цитирован-ного совершенно секретного обращения А. Мухтара-паши к К. Ка­рабекиру:

«Мы не должны заключать обычный мирный договор, убрав из Армении наши силы. Задушив армян, одновременно мы должны стараться не обострять отношения с Европой, союзницей которой является Армения, и так добиваться нашей цели. Теперь мы должны стремиться окончательно покончить с армией армян, за­брать у армян оружие и раздать мусульманам, лишить армян права создать новую армию, завладеть железными дорогами и уста­новить непосредственную прямую связь с азербайджанскими тур­ками и их правительством. Вот в основном те пункты, которые должны лежать в основе мирного договора».

Руководствуясь указаниями министра иностранных дел, Карабекир-паша навязал разоренной Армении кабальный Александропольский договор, который, заметим, был подписан дашнаками 2 декабря 1920 г., т. е. уже после того, как они передали 29 нояб­ря власть большевикам. Иначе говоря, этот договор был с первого дня неправомочен. Скорее всего, подписывая его, дашнаки на это и рассчитывали.

Александропольский договор передавал Турции почти всю тер­риторию Армении за исключением района Еревана и озера Севан. От самостоятельной Армении оставалась только тень. Турецкие за­хватчики долгое время цеплялись за букву Александропольского до­говора, лишенного элементарных юридических основ и не признан­ного ни Советской Арменией, ни РСФСР, т. к. он был заключен правительством, уже сложившим с себя полномочия.

Успешное продвижение Красной Армии к Кавказу и разгром Врангеля рушили пантюркистские планы анкарских правителей. Это отрезвляюще подействовало на них, и они решили возобновить мос­ковские переговоры, прерванные в августе 1920 г.

До начала московской конференции Сталин 12 февраля 1921 г. предупредил Ленина о том, чтобы Чичерин не поднимал армян­ский вопрос, как он это сделал на первой конференции, окончив­шейся провалом:

«т. Ленин! Я вчера только узнал, что Чичерин действительно послал когда-то туркам дурацкое (и провокационное) требование об очищении Вана, Муша и Битлиса (турецкие провин­ции с громадным преобладанием турок в пользу Армении. Это армянское империалистическое требование не может быть нашим требованием. Нужно запретить Чичерину посылку нот тур­кам под диктовку националистически настроенных армян».

Турецкую делегацию, разумеется, устраивала позиция Сталина. «Мне сообщили,— пишет первый посол Турции в Москве Али Фуад Джебесой,— что в московской конференции активное участие при­мет товарищ Сталин», Далее, говоря о своей встрече со Сталиным,

50 Сталин знал, что коренное армянское население в этих ви­лайетах было полностью уничтожено или изгнано в 1915— 1916 гг. Джебесой пишет, что на ней «ни слова не говорилось о передаче Турцией части своей территории Армении».

Антиармянскую позицию Сталина недвусмысленно выразила газета «Жизнь национальностей» — официальный орган возглавляетегася Сталиным Наркомкаца, где 4 марта 1921 г. была опублико­вана пространная передовица «Армения и Турция на предстоящей конференции»» Под ней стояла подпись А. Скачко, того самого Скачко, недорого Орджоникидзе называл «адвокатом турецкого имперммгизма».
Ограничимся несколькими выдержками, которые наиболее вы­ пукло характеризуют этот армяноненавистнический опус.

«Необкодимо. чтобы, участвующие в конферевции государства сделали бы друг другу такие уступки, которые устраняли бы все поводы к взаимному недовольству и недоверию… Тогда как для ан­ горского правительства, преследующего государственно-национальные интересы, чрезвычайно важно сохранение, а может быть, и увели­ чение турецкой территории, для социалистических государств ни тер­ ритория, ик национальное единство не играют никакой роли…

Все эти соображения относятся главным образом к Армении, ибо ни Россия, ни Азербайджан не имеют спорных вопросов с Турцией. Главным вопросом конференции является вопрос армянский, т. е. устранение всех недоразумений и установление дружеских отношений между Турцией и Арменией… Армении безусловно придется руко­водствоваться ленинским принципом о величайших национальных пожертвованиях.

Ей придется отказаться не только от империали­стических дашнакских замыслов о великой Армении, но, возможно, даже и от более скромного желания объединения тех земель, кото­рые всегда назывались армянскими… И если бы даже в современ­ной Армении беженцы из Битлиса и Вана терпели неимоверные ли­ шения, если бы оставшиеся в Турции армяне сейчас продолжали преследоваться и угнетаться правительством, все равно Армении до поры до времени ничего не остается, как примириться с этим и принести в жертву интересам мировой революции н бывшие тер­ ритории, и оставшиеся там группы своего народа.

Армении при­дется отказаться не только от территорий, на которые она пре­тендовала, но даже и от тех, которые уже входили в состав неза­висимой Армении. Карсская и Ардаганская области отнюдь не дол­ жны являться яблоком раздора между Арменией и Турцией, ибо надо принять во внимание, что захват этих областей армянским правительством был акт чисто империалистический…».

Надо ли удивляться, что переговоры прошли в духе инструкций, содержав­шихся в этой уникальной по своему бесстыдству статье? Прежде чем ехать в Москву, турецкая делегация, возглавля­емая министром иностранных дел Юсупом Кемаль-беем, прибыла в Баку, где имела встречи с руководителями Советского Азербай­джана. На этих встречах обсуждалось, как на предстоящей советско-турецкой конференции претворить в жизнь захватнические пла­ны Турции и Азербайджана по отношению к Армении.

Об этом сви­детельствует письмо Н. Нариманова В. И. Ленину от 19 февраля.: «Самый щепетильный для них (турок— Е. С.) вопрос — это армянский: в этом вопросе они проявили максимум энергии, чтобы его решить в свою пользу». И дальше: «Армянский вопрос есть во­прос жизни и смерти. Если в этом вопросе мы уступим, масса не пойдет за нами.

Между тем решение этого вопроса в нашу поль­зу делает нас сильными». Нариманов озабоченно подчеркивает:

«Если Москва из-за армянского вопроса оттолкнет ангорцев от себя, они. отчаявшись «могут броситься в объятия Англии. Что может тогда быть?.. Я должен предупредить Вас: тов. Чичерин путает восточный вопрос, он слишком увлекается армянским вопросом и не учитывает всего, что может (быть), если разрыв с ангорцами будет именно из-за армянского вопроса. Я категорически заявляю», если хотим Азербайджан удержать за собой, мы должны с ангорцами заключить крепкий союз во что бы то ни стало. Я подчеркиваю: этот союз даст нам весь мусульманский Восток».

Перед началом московской конференции Нариманов снова пре­дупреждает Ленина о том, что «Армянский вопрос в переговорах с турецкой делегацией не должен играть роли».

Лишь выработав в Баку определенную программу, турецкая делегация выехала в Москву. Конференция открылась 26 февраля 1921 г. Воспользовавшись тем, что в результате февральского пе­реворота Советская власть в Ереване временно пала, турки кате­горически отказались вести переговоры с делегацией Советской Ар­мении.

Они снова выступили с требованием исходить в террито­риальных вопросах из Брест-Литовского и Александропольского до­ говоров. Со своей стороны глава делегации РСФСР Г. В. Чичерин вновь потребовал справедливо решить армянский вопрос, в частно­ сти. возвратить хотя бы малую часть Западной Армении, а также захваченные кемалнстами Карс и Ардаган. Это, однако, не нашло поддержки у Сталина. .

Не случайно, турецкие дипломаты, принимавшие участие в пе­ реговорах, а вслед за ними и турецкие историки в один голос поют дифирамбы Сталину и порицают Чичерина. Так, А. Ф. Джебесой пишет:

«Направленное нам официальное извещение об участии в московской конференции Сталина, который был вторым после Ле­ нина лицом и, который с согласия Ленина, сосредоточил в своих руках всю власть в стране, было ничем иным, как стремлением из­менить не имевшую успеха политику советского комиссара Чиче­рина, которую он проводил в отношении Турции». «Из встреч с Чи­чериным и Караханом.— продолжает автор,— мы поняли, что по­добным путем мы не добьемся определенных результатов. Чтобы не тратить зря времени, мы попросили комрссара по делам нацио­нальностей товарища Иосифа Джугашвили — Сталина принять нас».

Вспоминая о своей беседе со Сталиным, бывший посол Турции приводит его слова: «Вопрос об Армении вы решили сами. Если еще осталось что-то нерешенное, это тоже решайте сами, но поставь­те нас в известность об окончательном сроке». «После этого твер­дого, ценного и удовлетворяющего нас заявления товарища Сталина­ мы попрощались с ним». Все это говорит о том, что успех ту­рецкой делегации на московской конференции был предрешен. Не­ даром турки ни в чем не шли на уступки и добились больших территориальных приобретений.

Вот как характеризовали члены турецкой делегации роль Ста­лина (в телеграмме К. Карабекиру): «Сталин лично ярый враг армян_ Подписание договора осуществилось благодаря Сталину». (Публикуется впервые).

Согласно грабительскому договору «О дружбе и братстве», под­писанному 16 марта 1921 г., к Турции отошли не только Карсская область, но и Сурмалинский уезд, который не был занят турецки­ми войсками. Что касается Западной Армении, то вопрос о ней даже не поднимался. Кстати, турецкие историки не скрывают сво­его удовлетворения.

По договору от 16 марта,— пишет Быйыклы-оглу,— Ардаган, Карс и Артвин без референдума переходили к Тур­ции, вместо Батума мы получили Сурмалинский уезд (с горой Ара­рат — национальным символом армянского народа.— Е. С.) и под протекторатом Азербайджана создавалась Нахичеванская автоном­ная республика… при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству (т. е. законному владельцу На­хичевани— Армении).

Более того, по Московскому договору «Рос­сия обязуется предпринять в отношении закавказских республик шаги, необходимые для обязательного признания этими республи­ками в договорах, которые будут заключены ими с Турцией, статьей настоящего договора, непосредственно их касающихся».

В отличие от Азербайджана, который, естественно, приветст­ вовал подобные условия, Армению они принуждали к отказу от жизненно важных прав и интересов.

Как уже говорилось, армянскую делегацию, по настоянию ту­рок, на конференцию не допустили, хотя здесь решались террито­риальные вопросы, касающиеся исключительно Армении. Это было вопиющим нарушением суверенных прав республики, которую не сзязывали с Советской Россией никакие договорные обязательства. Следовательно, РСФСР не имела юридических прав распоряжать­ся ее территорией и определять ее государственные границы.

О решениях конференции армянская делегация узнала пост­ фактум. Ее руководитель А. Бекзадян в своем заявлении Чичери­ну обвинил российскую делегацию в незаконной передаче Турции Карса. Ардагана, Артвина и Сурмалинского уезда. В своем ответе Чичерин раскрыл закулисную сторону перегово­ров, вмешательство в них верхних эшелонов власти — Политбюро ЦК, которое и предрешило ход и итоги конференции.

«Тов. Бек­задян.— пишет Чичерин,— представляет дело так, будто бы пере­говоры начались с первого заседания нашей политической комис­сии. Он странным образом совершенно обходит то, что заседания политической комиссии начались почти через две недели после на-чала действительных переговоров между нами и турками.

Как раз наиболее интенсивный период переговоров происходил вовсе не на заседании комиссии, а путем отчасти закулисных переговоров при содействии влиятельных товарищей. Политическая комиссия откры­лась только тогда, когда основные вопросы были решены». (Публи­куется впервые). «Договорная граница,— пишет далее Чичерин,— вовсе не является поэтому ничем не оправданным подарком Турции, а есть результат самой ожесточенной долгой борьбы.

Ему (Бек-задяну — Е. С.) не может быть не известно, что каждый шаг пе­реговоров сопровождался постановлением ЦК. Договорная линия была установлена после ожесточенных дебатов, причем шаг за шагом происходили взаимные уступки, и уступки с нашей стороны принимались Центральным Комитетом. Не было ни одного важного вопроса, по которому Центральный Комитет не вынес бы решения. Это не было известно армянской делегации…». (Публикуется впервые).

Таким был первый ход в той политической игре, которую вело Советское правительство вокруг армянского вопроса. Поразительно, что сами армяне к переговорам не подпускались. В итоге противозаконных махинаций обескровленная Армения лишилась еще 30 тысяч квадратных километров исконных земель (Карсская н Нахичеван ская области, Сурмалинский уезд), Следующий ход был, сделан я июле 1921 г.— у Армении отняли Арцах. И снова никто не поинте­ресовался мнением народа. Последствия этого мы ощущаем до сих пор.

Ерванд САРКИСЯН, доктор исторических наук. профессор

Отрывок из книги Эдуарда Оганесяна «Век борьбы» Продолжение следует Том — 2

Читать также: Армяне опьяненные революцией в России — 1917 г.Отношение армян к большевистскому переворотуНоябрь 1917 — Перемирие — Новые погромы армян в Баку — Подготовка турок к новой войнеТрапезундские переговоры — Отступление армян в страшных условияхОтступление из Эрзерума — Переход войны в Восточную АрмениюПредательская сдача и падение КарсаГенеральное наступление турок — Армения перед выбором — Свобода или смертьИз истории создания и распада Закавказского СеймаОб истории создания и распада Закавказского Сейма — ПродолжениеВ день падения Закавказского Сейма — Независимость ГрузииНовая цепь конфликтов в ЗакавказьеАмериканская мука пришедшая на помощь катастрофическому положению в АрменииПриказ генералу Дро очистить Лори от грузинских войскРезолюция сенатора Лоджа: Независимая Армения должна включать в свой состав Турецкую АрмениюКомиссия Вильсона: Армянин безоружен в стране где все вооруженыСпорные вопросы между республиками Закавказья — 1920 гВопрос Батума и Трапезунда в Севрском договореЕсли соглашение кемалистов и большевиков потребует Армению как жертву то она будет принесенаРевком: «Народ будет спасен от ига дашнакской партии»О свободной Армении мечтали все армянеРусский империализм разоблачил себя подружившись с КемалемГазета «Коммунист»: «Необходимо физически уничтожить дашнаков»Зверства большевиков и наступление на ЕреванВсюду где побывали большевики армянский народ был ограбленЛенин: «В Армении мы немного перебор­щили»


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Комментарии 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Шаблон от WP Puzzle