Опубликовано: 20 Январь, 2019 в 0:20

Печальная роль российской дипломатии в Армянском вопросе — Отвратительная ложь в русской печати

Печальная роль российской дипломатииКак бы ни была печальна роль русской дипломатии в армянском вопросе, всё же она была сыграна, хотя с внешней-то стороны, при-личнее, чем вела себя петербургская и московская охранительная пресса. Я не помню, например, в русской печати факта более отвратительной и бесчеловечной лжи, чем константинопольские корреспонденции «Русского Странника» (покойного Е. Львова-Кочетова) в «Новое Время», пытавшиеся уменьшить в глазах русской публики размеры беспорядков, обелить турок и очернить армян, свалив на их голову всю ответственность за происшедшие ужасы.

Даже обвиняемое в попустительстве посольство было возмущено уж чересчур беспардонно организованным обманом общественного мнения. Нелидов, Максимов – все с неудовольствием говорили, что охранители в России пересолили, что это вредно, смешно и пошло, что «так нельзя». В Петербурге и Москве были иного мнения.

Когда всё тот же «Русской Странник» дописался до «красных бинтов», которыми, якобы, гримировались здоровые армяне, чтобы европейцы принимали их за израненных турками, я попробовал возвысить голос против всей этой системы клевет и статья моя, обоснованная живыми свидетельствами и рядом фактов, широко открытых к проверке, не могла быть напечатана!

Возвращённая мне корректура до сих пор покоится в моём архиве, как печальный памятник неудачи, в которой бюрократическая тенденция зажала рот голосу правды и приказала смотреть на действительность слепыми глазами.

Итак, русская бюрократия, дипломатия и вдохновляемая ими охранительная пресса в девяностых годах заняли позиции, прямо враждебные армянам, удерживая таковые почти непоколебимо и до настоящего времени. К сожалению, нельзя сказать, чтобы эти влияния встретили значительный отпор в русском общественном мнении.

Даже передовые группы нашего общества относились к армянскому мартирологу с равнодушием, как к делу, конечно, прискорбному по человечеству, но далёкому и чужому. Так, например, тяжёлый и совершенно незаслуженный нравственный удар нанёс армянству граф Л.Н. Толстой, отказавшись принять участие в сборнике Г.А. Джаншиева, изданном в пользу жертв турецкого гонения в Малой Азии 13.

Между зрением многих русских прогрессистов и несчастиями Армении обидно стояла призма русского Закавказья, в городах которого армяне представляли до последних своих разорений элемент капитлистический и консервативный. Такого предубеждения был не чужд даже покойный Н.К.Михайловский.

Таким образом в русском общественном мнении армянский вопрос оказался зерном между двумя жерновами. Реакционеры и консерваторы, панславизм и русификация объявили армянству войну, как силе революционной, а прогрессисты, не забывая в армянах «торгашей», обдавали их холодом защиты корректной, но бесстрастной, по долгу службы общей гу-манности, но без малейшего увлечения.

Нужен был весь ужас современных закавказских событий, чтобы все русские открыли глаза на армянское горе и поняли то государственное зло, что вырастила для нас Турция у себя, за границею, а мы его у неё послушно восприняли, пересадили на свою территорию и усовершенствовали привив-кою цветочков петербургской бюрократии.

Во Франции голос общественной совести, недовольной армяно-фобскою политикою, принятою министром Ганото в угоду России, говорил гораздо громче. Знаменательною эрою для армянского вопроса во Франции является 1900 год, когда группа наиболее популяр-ных политиков и литераторов парижских – Анатоль Франс, Жан Жо-рес, Франсис Прессансе, Клемансо и др. — основали в виде поправки
к официальной политике франко-русского союза журнал «Pro Armenia».

Новый орган в руках действительного своего редактора, поэта и литератора П.Киара (в 1896 году он был очевидцем константинопольских убийств), быстро приобрёл европейскую известность и значительный авторитет.

Его безукоризненная внепартийность под-робно осветила глазам Европы истинное положение армянского на-рода и, после ряда мелких сочувственных манифестаций, привела к столь крупному результату, как армянофильский конгресс 1902 года в Брюсселе, с участием представителей Франции, Дании, Бельгии и т.д.

Не слишком многочисленный съезд членов на этом конгрессе с избытком вознаградился выражениями сочувствия, присланными со всех концов Европы едва ли не всеми выдающимися людьми современной цивилизации, а, главное, выработкою плана действий к лояльному протесту и примером, поданным на будущее время. 13 февраля 1903 года состоялся грандиозный митинг в одном из парижских театров при участии более 6000 человек с речами Прессансе, Кошена, Поля Леролль под председательством г. Д`Эстурнель де Констан – бывшего делегата Гаагской конференции, одного из наиболее видных и пылких проповедников международной идеи мира («пацифистов»), столь популярной во Франции.

Впечатление митин-га отозвалось соответственными манифестациями во всех государст-вах цивилизованного мира и с особенною яркостью в Италии: Милан, Рим, Генуя и т. д. ответили на парижский митинг грандиозными армянофильскими манифестациями.

Здесь в ряды защитников армянского дела стали такие люди, как антрополог Серджи, социолог Турати, поэтесса Ада Негри, Анджело Губернатис, Монета и др. со всею справедливостью можно сказать – лучший цвет современ-ной итальянской интеллигенции.

Англия в течение менее двух месяцев, от 29 сентября до 16 ноября 1903 года, устроила 64 митинга через посредство своего «Balkan Committee», из которых наиболее замечательным был митинг в «Saint James Holl», под председательством Джеймса Брайса, старого сотрудника Гладстона.

Вообще 1903 год благодаря новым обострениям инсуррекции в Македонии, неприятно напоминавшем Европе о забвенных 23 и 61 параграфах Берлинского трактата, был очень счастлив для армянского вопроса. Но-вый международный съезд в Париже 25 октября 1903 года с заседанием в залах отеля «Континенталь» и с митингом в театре Сары Бернар подчеркнули ещё раз серьёзность международной пропаганды «Pro Armenia» и быстрый рост европейских симпатий к её задачам.

В том же 1903 году задачи эти были перенесены, наконец, из подготовительной инстанции общественного мнения на официальное об-суждение двух представительных правительств – Англии и Франции. Новые солунские 14 убийства в начале 1904 года дали Франсису Прессансе повод к запросу в палате депутатов; в Англии ту же роль взял на себя Джеймс Брайс.

Отрывок из книгги Александра Амфитеатрова: Армянский вопрос Продолжение следует

Читать также: Армянский вопрос — Александр АмфитеатровРоссия умыла руки в армянском вопросе — А. АмфитеатровАрмянское освободительное движение — Недоброжелательность державПопытка Англии положить конец неистовствам Абдул Гамида — Категорический отказ России

13 Джаншиев, Григорий Аветович (1851-1900) – видный общественный деятель, правовед, публицист, историк, автор многократно переиздавашегося капи-тального труда «Эпоха великих реформ», многочисленных работ по вопросам права, статей, путевых очерков (кн. «Перл Кавказа», М., 1886, 4-е изд., М., 1900; «В Европе. Впечатления и мысли туриста», М., 1888; «Среди баловней и пасынков природы. Стамбул – Монако – Финляндия», М., 1890). Сотрудничал во многих русских периодических изданиях, более 20 лет был сотрудником, затем одним из ре-дакторов-издателей крупнейшей газеты «Русские ведомости», состоял в приятельских, коллегиальных, деловых отношениях со многими выдающимися современни-ками (М.Е.Салтыков-Щедрин, Л.Н.Толстой, А.П.Чехов, И.А.Бунин, В.Г.Короленко, Д.Н.Мамин-Сибиряк, А.Ф.Кони, В.Д.Спасович, А.Н.Веселовский, С.И.Танеев и мн. др.). В 1890-е годы не раз привлекал внимание русского общества к истории и куль-туре армянского народа, к положению армян в Турции (кн. «Армянский вопрос в Турции. Из переписки с стамбульским публицистом», М., 1893, под псевдонимом Гр. А. Диев). Выдающейся заслугой Джаншиева является составление и издание им (в 1897-ом и 1898-ом) тысячестраничного сборника под названием «Братская по-мощь пострадавшим в Турции армянам», в котором приняли участие многие пред-ставители русской интеллигенции, в том числе видные деятели рус. литературы, культуры. Значительный денежный фонд, собранный от продажи обоих изданий сборника, был передан пострадавшим. Заметим, что, не приняв участия в сборнике публикацией конкретного произведения, Л.Н.Толстой дал, однако, согласие на по-мещение в нем полного факсимиле текста своего письма в редакцию «Братской помощи», каковым и заключался раздел «Введение».

14 Солунь – общеславянское название города Салоники.




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Комментарии 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.