Опубликовано: 1 Ноябрь, 2018 в 0:10

Нелогичные действия русской армии способствовали погромам в Тароне и Сасуне

Нелогичные действия русской армии способствовали погромамВ конце 1913 года Рубен вернулся в Тарон и организовал дело вооружения народа. Ему помогали Корюн, Манук, Сасунци Мушег и другие. До осени 1914 года, когда Турция уже вступила в войну, в Сасуне имелись разногласия по поводу’дальнейших действий.

Фидаины были за то, чтобы, не дожидаясь результатов войны, поднять восстание, между тем как более умеренные круги считали, что необходимо ждать прибытия русских войск. В январе 1915 года дашнакский комитет составил программу общего восстания Сасуна и Муша, но события развивались быстрее, чем можно было предположить. Уже в начале марта турки начали окружать Сасун для осуществления своего чудовищного замысла.

В середине марта начались бои. Самооборона длилась более 6 месяцев. Почти все фидаины погибли в боях. Только Рубен с группой воинов в начале сентября смог отступить в горы и присоединиться к группе Комса. Затем горстка смельчаков, прорвав окружение, сумела дойти до Манаскерта, где стояли русские войска. Беззащитное население было вырезано.

Нужно отметить, что нелогичные и непонятные наступления и отступления русской армии намного облегчили, если не сказать — прямо способствовали погромам в Тароне и Сасуне. Под носом у русской армии вырезали население Муша, а русское командование даже формально не пригрозило туркам, и те, обнаглев еще больше, свирепо расправлялись с ни в чем не повинным населением. В боях погибли такие старые и опытные фидаины, как Акоп Котаян, Каркену Мкртич, Сортараци Арам, Баланех Карапетян, Сого, Слак и другие.

В Шапин— Гарахисаре уже в начале 1915 года произошли массовые аресты. Арестованных тут же убивали, в тюрьмах. Среди них -был также местный священник. Самооборона началась с запозданием — только в начале июля. Армяне заняли крепость и укрепились там. Турки сожгли все дома армян и двинулись на крепость. Горстка смельчаков 18 дней сопротивлялась 6-тысячной турецкой армии. 28 июля, когда у армян кончились припасы и патроны, в крепость ворвались турки и вырезали всех находившихся там армян.

В Урфе массовые аресты начались в мае. Член дашнакского комитета Мкртич Етнехпайрян предлагает немедленно начать восстание, но руководители общины считают такой шаг неоправданно опасным. И самооборона Урфы началась только в конце сентября, когда турки уже убили и замучили в тюрьмах всех известных армян, в том числе руководителей церкви и 1500 разоруженных солдат.

30 сентября тысячи турецких бандитов ворвались в армянские кварталы для погромов и грабежа. Однако вынуждены были бежать, потеряв 450 человек убитыми. Самооборону возглавили Мкртич Етнехпайрян и Арутюн Расткеленян. С ними рядом были Арутюн Симян, Хорен Кюпелян и Левон Эгберлерян (все дашнаки). 5—6 октября в Урфу прибыла регулярная турецкая армия. 6 пушек с трех сторон бомбили армянские кварталы.

Этот обстрел продолжался до 23 октября, после чего турки, наконец, смогли ворваться в город. Значительная часть населения, чтобы не попасть в руки туркам, совершала самоубийства— люди сжигали себя, бросались со скал в пропасть, матери бросали своих детей в колодцы, а затем кончали жизнь самоубийством.

До последнего дыхания сражались фидаины. Погибли также и руководители самообороны. Когда арестовали Мкртича Етнехпайряна, он выстрелил себе в лоб последней пулей. Турки похоронили его с почестями, как героя, и в его честь дали 24 артиллерийских залпа.

Что касается истории сопротивления Муса-дага, то она великолепно описана в романе Франца Верфеля «40 дней горы Муса». Жители этого района, который находится в горной части Киликии, в июле 1915 года решили подняться в горы и оттуда держать самооборону. К 5 августа в горах Муса-дага укрепились жители почти всех селений этого региона.

Со всех сторон они были окружены турецкими регулярными войсками, и лишь с одной стороны крутая скала соединяла их с внешним миром — в данном случае со Средиземным морем. И здесь армяне в течение 40 дней вели самооборону против более чем 5000 солдат регулярной турецкой армии.

С армянской стороны было всего 800 человек, способных воевать, из них лишь 600 человек имели оружие. Эти бойцы были разбиты на 43 группы, которыми руководили дашнак Мовсес тер-Галустян и священник Андреасян. В боях героической смертью пали местные руководители дашнакской партии — Акоп Карагезян, Петрос Араманян, Саргис Апетян, Петрос Галустян и другие. Сопротивление продолжалось до тех пор, пока горстку мужественных борцов не спасли французские военные корабли.

Здесь мы кратко рассказали лишь о некоторых случаях мужественного и отчаянного сопротивления геноциду. Были и другие попытки сопротивления, но, к сожалению, все они оказались безуспешными.

А в других случаях и вовсе не было возможности сопротивляться. Печальное повествование об армянском геноциде, видимо, можно закончить свидетельством английского историка, доктора философии Герберта Адамса Гиббонса, который по этому поводу писал: «Я считаю своим долгом заявить, что нисколько не сомневаюсь в подлинности фактов, мною описанных в этой книге. И мнение мое об этих фактах я составил на основе многолетних и подробных исследований.

В апреле 1915 года из Константинополя местным властям Малой Азии посылается приказ, в котором требовалось прибегнуть к средствам, необходимым для предотвращения возможного восстания армян. В приказе было сказано, что армяне угрожают безопасности империи и нужно применить самые строгие меры, чтобы обезвредить противника.

Некоторые из местных руководителей ответили, что они ничего подозрительного в поведении армян не заметили, что они абсолютно безопасны, поскольку безоружны, и что те из армян, кто мог представлять из себя опасность, уже призваны в армию. Написавших такие ответы отстранили от власти и на их место назначили тех, кто готов был выполнять приказы правительства безо всяких размышлений.

В городах и деревнях еще оставались мужчины, которых собрали в заранее подготовленное место и стали убивать ножами и штыками. Известные армянские деятели были убиты прямо на улицах и в собственных домах. В прибрежных районах армяне на лодках переправлялись в другие порты, но лодки без пассажиров удивительно быстро возвращались назад.

Армянские призывники были разбиты на группы по 300—500 человек и посланы на строительные работы без оружия. Неожиданно на них нападали специальные подразделения войск, которые были созданы для подавления армянской революции, и на месте убивали их.

Еще’более чудовищной была программа выселения. Все армянское население выселялось в Месопотамию — в Мадисдачетк. Исключений не было ни для больных, ни для беременных женщин. Не разрешалось что-либо брать с собой. И эти несчастные люди под палящим солнцем должны были пешком идти 5—6 недель.

Старики, больные и дети падали по дороге и больше уже не вставали. Женщин, находившихся в предродовых схватках, плетьми заставляли двигаться вперед. И когда на ходу происходили роды, окровавленную женщину с мертворожденным ребенком оставляли умирать в пыли. Кто из этих людей мог, кончал жизнь самоубийством. Обезумевшие матери ударяли своих младенцев оземь, чтобы избавить их от страданий. Сотни тысяч женщин и детей погибли в дороге от голода и жажды».

Это свидетельство английского историка не исчерпывает того ужаса, который испытал армянский народ в апреле. Французский публицист Анри Барби, побывавший в 1916 году в Западной Армении, в своих путевых заметках писал: «Кто проезжает сейчас по опустошенной Армении, не может не содрогнуться, так необычно много говорят эти бесконечные дали развалин и смерти.

Нет ни одного дерева, ни одного утеса, ни одного клочка мха, который не был бы осквернен потоками пролитой крови. Нет ни одной реки или речки, которая не несла бы к вечному забвению сотни тысяч мертвых тел. Нет ни одной пропасти, ни одного ущелья, которые не были бы могилами под открытым небом, в глубине которых не белели бы открытые груды скелетов, так как почти нигде убийцы не дали себе ни времени, ни труда похоронить свои жертвы.

В этих обширных областях, когда-то оживленных цветущими армянскими поселками, царит сегодня разорение и безлюдье». Могло ли всего этого не быть? Иначе говоря: можно ли было избежать геноцида? Виноваты ли в геноциде сами армяне?

Эти вопросы в той или иной форме возникают там, где все еще царит наивное представление, будто геноцид был связан с формой поведения армян, что будь они посмирнее, будь они преданнее, будь они скромнее и, самое главное,— не возьмись они за оружие, не было бы геноцида. Иначе говоря, носителями антиармянских действий турок, их ненависти к армянам, являлись сами армяне.
Эта точка зрения, к сожалению, бытует не только среди турок, но и среди армян.

Желая обвинить армянских революционеров, в частности дашнакскую партию, противники дашнакской партии неосторожно и преступно выдвинули лозунг, что в армянском геноциде виноваты армянские революционеры. И эту необоснованную концепцию, разумеется, подхватили турки и, раздув ее, довели до «научного» уровня.

Между тем носителем геноцида является только — и только — турецкая сторона. Геноцид был предрешен независимо от формы поведения армян. Можно, конечно, говорить о том, что будь армяне поумнее и похитрее, они бы понесли меньше жертв, но геноцид не мог быть
предотвращен, ибо он составляет неотъемлемую часть турецкой политической культуры. Чтобы в этом убедиться. обратимся к таблице, отражающей хронологию геноцидов, организованных турецкими властями при различных ее правителях. При этих погромах было убито:

1822 год — на острове Хиос — 50 000 греков
1823 — в Мисолунгии — 8 750 греков
1820 — в Константинополе — 25 000 янычаров
1850 — в Мосуле — 10 000 айсоров
1800 — в Ливане — 12 000 маронитов
1870 — в Болгарии — 14 700 болгар
1877 — в Баязете — 1 400 армян
1879 — в Алашкерте — 1 250 армян
1881 — в Александрии — 2 000. христин
1892 — в Мосуле — 3 500 янычаров
1894 — в Сасуне — 12 000 армян
1895 — в Западной Армении — 300 000 армян
1896 — в Константинополе — 9 570 армян
1896 — в районе Вана — 8 000 армян
1903—1904 — в Македонии — 14 667 Македонцев
1904 — в Сасуне — 5 640 армян
1909 — в Адане — 30 000 армян
1915 — в Западной Армении — 1 500 000 армян
1918 — в Карсе, Ардагане и в районе Александрополя — 100 000 армян
1919 — в Киликии — 50 000 армян
1922 — в Смирне — 200 000 армян, греков и евреев
1917—1925 — в Турции — 2 000 000 курдов убиты и выселены
1988—1990 — в Сумгаите, Баку, — сотни армян убиты, Кировабаде 200 000 выселены

Известно, что армянские революционные организации были созданы в 1885— 1890 годах, а погромы и убийства в Османской империи возникли задолго до этого. Революционные организации различных народов возникли на территории Турции в ответ на эти погромы, а не наоборот.

Отрывок из книги Эдуарда Оганесяна «Век борьбы» Продолжение следует

Читать также: Операция «Буря» — Сбор средств для освобождения Армении — 1899-1903 гг.Сасунское восстание — Век борьбыСасунское восстание — Панический побег турок и курдов при появлении АндраникаСасунское восстание — Осажденный КэликюзанСасунское восстание — Гражданское устройство Сасунское восстание — Царская дипломатияСасунское восстание — Царизм поддерживает и углубляет ненавистьСоюз царской России и Турции в походе на АрмениюСасунское восстание — ПанисламистыСасунское восстание — Что случилось в Баку в 1905Сасунское восстание — Организация обороны — Казаки преследуют фидаиновБаку — Август 1905 — Второй погром армян — Черносотинцы на стороне турокЯростные и кровавые столкновения с турками в КарабахеПадение Абдул Гамида — Фидаины спускаются с горДашнакская партия в РоссииДашнакская партия в революции Ирана — 1909 г.Обсуждение позиции армян на случай войны — 1913 годОтносительно Геноцида армян не было осуждения преступления и раскаяния


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.