Опубликовано: 2 Май, 2019 в 15:17

Материальные убытки и потери армян Баку в результате погромов 1918-1920 гг.

Обратимся к еще одной важнейшей теме мартиролога Б.Ишханяна, которая также является одной из основ нашей книги. Речь о материальных убытках и потерях бакинских армян.

Мы вновь просим прощения за приведенные пространные цитаты, но хотелось бы, чтобы у читателя сложилось полное впечатление о происшедшем. А лучше, чем Б.Ишханян, этого никто не состоянии сделать.

«Грабеж и расхищение – это слишком простые слова и обыденные выражения, чтобы они могли дать представление о всем том, что было сделано с материальными благами и культурными ценностями богатого и цветущего города. Это был страшный ураган, какое-то чудовищное стихийное бедствие, не знавшее ни пощады, ни жалости. Похищалось и присваивалось все то, что можно было поднять и унести, все же остальное было разрушено и уничтожено, как жертва слепой и безудержной стихии.

…Три дня, параллельно с резней, совершался «стихийный» разгром, а два последующих месяца беспрерывно и систематически имели место организованная экспроприация и узаконенный грабеж армянского имущества.

…Три дня беспрерывно турецкие аскеры, многотысячные банды местных мусульман и собравшиеся в городе с окружных сел мусульманские крестьяне грабили, похищали и брали с собой из армянских домов, магазинов, контор, учреждений и церквей все, что хотели и могли. В два последующие месяца турецкое командование и азербайджанская администрация от последнего милиционера до министра под предлогом реквизиции расхитили домашнюю обстановку и предметы роскоши из богатых армянских домов, ограбили и опустошили склады и хранилища города и вывезли в Гянджу и другие места имущество и ценности его.

…Как случаи убийств, так и случаи грабежей имели место в разных частях города – в домах и на улицах.

Не было ни одного дома, двора или даже квартиры, куда бы вошла только одна шайка громил; везде было несколько шаек, одна независимо от другой, каждая со своими требованиями. Но было много и таких случаев, когда одна и та же шайка несколько раз посещала один и тот же двор или дом. Затем не было ни одного дома, двора или квартиры, куда бы пошел турок или татарин и вышел бы оттуда без добычи.

…Кто были громилы?

Это была разношерстная масса людей всякого звания, проис-хождения, возраста, положения и занятий. Здесь были и турок, и татарин, турецкий аскер и мусульманская толпа; уличные мальчишки и старики, персы-носильщики (амбалы), мелкие торговцы и «кочи» всех видов, все без исключения «приобщились» к этому делу.

С добычей в руках они блуждали по городу толпами и по-рознь. Надо отметить общеизвестный факт, что турецкие аскеры в способах ограбления заметно отличались от местной мусульманской толпы. Аскеры, главным образом, требовали и расхищали деньги, золото, серебро, ценные вещи и предметы роскоши.

Татары же грабили все, что им попадалось под руку, до последней нитки. Закрытые шкафы, запертые сундуки и забитые ящики не спасали от них содержимого – топор и молот устраняли всякое препятст-вие. Поразительное зрелище представляли разгромленные квартиры: татарские погромщики, не довольствовавшись богатой добычей, доставшейся им, дали простор самым низменным проявлениям ненасытной жадности, с матрацев были сорваны чехлы, как и с мягкой мебели.

Особенно безжалостное отношение было к так называемым «бесхозяйным» квартирам, владельцы которых, оставив на произвол судьбы свои пепелища, бежали из города. Во многих местах наблюдался следующий факт: в тех квартирах, где громилы не находили денег, свой гнев вымещали на неодушевленных предметах. Ограбив все то, что хотели и могли, озлобленные погромщики разбивали шкафы, столы, стенные зеркала и часы. На полу в этих квартирах валялись осколки разбитой посуды и клочки бумаг, и разорванные листы книг, уничтожавшихся самым ван-дальским способом.

То, что было в частных квартирах, имело место в магазинах и лавках, в конторах и торговых помещениях, в мастерских, на заводах и в прочих предприятиях, в церквах, школах и прочих культур-ных учреждениях.

Везде тот же погром и разрушение, грабеж и вандализм. Страшное зрелище представляли те улицы, на которых находились армянские лавки и магазины. Двери разбиты топорами или ломом, со-держимое дочиста ограблено, а внутренняя обстановка уничтожена.

Также дочиста были ограблены все церкви – унесены кресты, драгоценные украшения, облачения духовенства и даже те книги, на которых были серебряные кресты. Конечно, не были пощажены консистория и епархиальный дом.

…Однако это несметное богатство не досталось целиком тем, которые непосредственно участвовали в погроме. Представьте, что даже среди погромщиков есть «трудящиеся» и эксплуататоры.

Разве те будут наслаждаться добычей, кто мускулистыми руками разбивали ворота и двери, окна, шкафы и сундуки или те, кто на своих спинах таскали тяжести из разгромленных квартир по неизвестным адресам, разве, спрашиваю я, они стали хозяевам этого богатства? Конечно, нет.

Эти были наемники, которым досталась незначительная доля колоссальной добычи. Результатами их «праведного труда» вос-пользовались сидевшие за кулисами, устраивающие дьявольские махинации «сильные мира сего», богатые и влиятельные главари – кочи. Вот в чьи руки попали миллионы и миллионные имущества.

«Властители и сильные мира сего» знали, как надо делить между собой богатую добычу.

Содержимое больших складов и особенно ценную мебель выделило себе турецкое командование и отправило к себе на роди-ну. Остальное в несметном количестве, состоявшее из самых разно-образных предметов, перешли в руки местных власть имущих, ко-торые поспешно скрыли в соседних деревнях или повезли в Гянд-жу, где открыто продавались с публичного торга ограбленные предметы.

После уже, когда укрепилось политическое положение Азербайджана и утвердилась «законная» власть, началась распродажа ограбленного сперва в татарских домах и магазинах, а затем – открыто везде и всюду. Армянское имущество продавалось средь белого дня в татарских лавках без всякого стеснения с чьей-либо стороны, так сказать, на законном основании. Более того, в захваченных мусульманами армянских лавках погромщики продолжали торговлю ограбленным товаром. С разрешения власти, быть может с ее участия, ограбленное продавалось как собственность. Словом, массовый разбой и грабеж здесь нашли защиту не только прави-тельства, но и закона.

Вот в этом заключалась одна из основ новой «азербайджанской государственности». Силой исключительных законов Азербайджанского правительства (закон от 8 октября 1918г.) были выброшены на улицу с одной стороны рабочие и служащие армяне, с другой стороны, торговый класс армян лишился всего состояния благодаря погрому и непрекращающимся захватам имущества, тот самый класс, который представлял внушительную величину как своей многочисленностью, так и энергичным участием в бакинской торговле.

Тот класс, который в своих руках имел бол-шинство торговых предприятий и магазинов на некоторых больших улицах города, как Телефонная, Больш.-Морская, Торговая, Меркурьевская, Кривая, Барятинская, Великокняжеская, – теперь сошел со сцены, и его место заняли жалкие мелкие торгаши, фрук-товщики и виноторговцы на отсталых окраинах города – на Станиславской и Канитапе.

Таким образом, армянское население Баку, эта самая богатая и цветущая община среди армянства всего Закавказья, подверглось беспримерному экономическому разгрому. Нищета среди армян достигла невероятных размеров, массовый пауперизм сделался господствующим явлением. Легионы безработных обоего пола были выброшены на улицу».

Такова была общая картина одного из мотивов и одновременно целей геноцида. В конце ноября 1918г. английское командование опубликовало официальное обращение, которым призывало население Баку в трехдневный срок представить заверенные домовыми комитета-ми списки материального ущерба и потерь в период двухмесячного господства турок для получения компенсации. Конечно, в такие сжатые сроки, когда население еще находилось в состоянии психологического шока, а беженцы только-только начали возвращаться, приступить к такому делу было абсурдом.

Именно по этой причине главный орган правления недвижимости Центродом вынужден был продлить сроки сначала до конца декабря, а потом до 15-20 февраля 1919г.

На рассмотрение от населения было принято 32.817 списков, из коих армяне предъявили 25.103 (76,50%), русские, евреи, немногочисленные европейцы – поляки, чехи, греки и др. – предъявили 6596 (20,10%), грузины* – 434 (1,32%), и, как бы ни было странно, мусульмане – 216 (0,66%), учреждения, предприятия и заведения – 468 (1,42%). При этом в число предъявленных армянами не вошли 1913 списков, которые «пропали»: они были зарегистрированы в домовых и участковых комитетах, но не дошли до Контрольной комиссии.

Б.Ишханян справедливо считает грабеж принадлежащего русским и другим национальностям, а также «союзникам турок и татар грузинам» имущества результатом недоразумения. Однако заслуживает внимания то обстоятельство, что «скрытая нравственная неполноценность турецкой расы» стала причиной того, что «по ходу» были ограблены также единоверцы мусульмане.

По предъявленным спискам, общая сумма составила 951 млн 700.575 руб., из коего армянам – 660 млн 788.148 руб. (69,43%), русским и другим национальностям – 86 млн 208.074 руб. (9,06%), грузинам – 6 млн 052.901 руб. (0,63%), мусульманам – 6 млн 140.916 руб. (0,65%), предприятиям и учреждениям – 192 млн 510.536 руб. (20,23%).

Здесь нужно отметить еще одно обстоятельство. Контрольная комиссия отвергла и отказалась рассматривать 498 списков, из коих 301 принадлежал армянам (60,44%), 116 русским и другим национальностям (23,30%), 12 грузинам (2,41%), 16 мусульманам (3,21%), предприятиям и учреждениям (10,64%).

Последние представля-ли акционерные общества, городские, государственные, общест-венные, культурные, образовательные, церковные учреждения, профессиональные и кооперативные союзы, торговые, производственные предприятия, партии и др. учреждения.

Очевидно, что по стоимости имущества эта группа была второй после армянского населения, а если иметь в виду, что большая часть этих учрежде-ний принадлежала армянам, то становится ясным, что у комиссии было предвзятое отношение. Заслуживают внимания причины отказа. Во-первых, на большинстве списков просто стояла резолюция «Отказать» и больше ничего.

На других были такие резолюции: «Не доказан факт грабе-жа», «Убытки обусловлены войной», «Убытки были нанесены за пределами Баку», «Причина убытка пожар». Но самое странное то, что отказано было по тем спискам, которые относились к конфис-кациям азербайджанской власти и грабежам со стороны местных азербайджанцев. Вот что пишет Б.Ишханян: «На каком основании их убытки не должны быть возмещены, остается непонятным.

…Как видно, контрольная комиссия или высший орган, преподавший ей инструкции, руководствовались формально-юриди-ческими соображениями, а не реальными условиями действительности. Для них были важны и приемлемы убытки, причиненные исключительно неприятельскими войсками.

Не было принято во внимание, что в данном случае (как и вообще в мусульманских странах) нет разницы между наступающим извне турком и татарином, расчищающим ему дорогу изнутри, в смысле их отношения к русской государственности с одной стороны и армянскому эле-менту, с другой.

Турок и татарин участвовали в погроме одинаково, по указу одних и тех же властей. Это очевидный факт, к тому же хорошо известный и английскому командованию, и совершенно неосновательно контрольная комиссия отказала в возмещении убытков нескольким стам семьям, окончательно разоренным)»1.

Как бы там ни было. Комиссия приняла списки, однако начала проверять их подлинность, соответствие действительности, истинность подлежащих компенсации сумм указанного ущерба. После почти двухмесячных проверок комиссия пришла к следующим выводам: общую сумму уменьшила на 37,39% и признала к подлежащей выплате 592 млн 101.642 руб., из коих армянам – 453 млн 184.126 руб. (уменьшение на 31,51%), русским и другим национальностям – 48 млн 824.531 руб. (уменьшение на 43,37%), грузинам – 3 млн 995.049 руб. (уменьшение на 34%), мусульманам – 2 млн 226.822 руб. (уменьшение на 63,74%), учреждениям и предприятиям – 83 млн 871.114 руб. (уменьшение на 56,44%).

Эти цифры дают повод к некоторым размышлениям. Во-первых, ясно, что менее всего сократилась сумма армян, но это было сделано не за их «красивые глаза». Дело в том, что от предъяв-ления списков вообще отказался более или менее имущий класс, а преобладающая часть предъявивших списки обозначили размер ущерба в несколько раз ниже его реальной рыночной стоимости, думая, что если предъявят низкую цену, то, может быть, хоть что-то получат. Естественно, что при таком подходе комиссия с удовольствием «пошла навстречу» армянам.

Во-вторых, сумма учреждений и предприятий была колос-сальной, и ее сокращение тоже было понятно. Между тем, по приблизительным подсчетам Б.Ишханяна, ущерб только армянских школ и трех церквей составлял 20 млн рублей.

В-третьих, весьма красноречивым является обстоятельство самого большого в процентном отношении уменьшение сумм мусульман. Это было еще одним проявлением «нравственной не-полноценности турецкой расы». Несмотря на то, что азербайджанцы сами грабили, расхищали и обогащались, однако не гнушались содрать еще что-нибудь с англичан и от своего правительства. Бо-лее того: «Среди пострадавших мусульман были и такие, имущество которых было ограблено во время мартовских событий, но отнюдь не в сентябре. Они воспользовались случаем, чтобы вознаградить задним числом свои потери. Из таких подделок были обнаружены только некоторые»1.

После обнародования результатов комиссия с 8 мая 1919г. предоставила всем предъявившим списки чеки, в которых была указана соответствующая сумма. В конце концов, каковы ужасающие конечные итоги исследования Б.Ишханяна, относящиеся к армянству? Мы попросили бы читателя запомнить следующие цифры: физически уничтожено 25.462 человека, подверглись насилию 3598 человек. Созданной союзниками межнациональной комиссией были признаны подлежащими выплате 453 млн 184.126 рублей.

Закроем книгу показаний Свидетеля и Очевидца словами самого автора: «Вот результат турко-татарского варварства и кровожадной политики в дни великих сентябрьских ужасов. Считаем нужным прибавить, что эти цифры, как первые, так вторые – весьма неполны. На самом деле размер как первой, так второй был гораздо больше.

Наши цифры дают нам лишь приблизительную картину действительности.

Однако было бы наивно думать, что схематическим изображением этих ярких цифр исчерпывается цепь ударов и бедствий, имя которой Сентябрьская трагедия бакинского армянства.

Ни точная математическая цифра жертв, ни безошибочный арифметический счет материальных потерь и убытков даже до последней копейки не могут изобразить всей трагической глубины этих дней, если это последнее необходимо, чтобы дать посторонним и вообще не очевидцам определенное представление о том положении и тех переживаниях, которые имело бакинское армянство в дни резни и погромов и в период двухмесячного варварского режима.

Но мы считаем достигнутой нашу цель». Да, Бахши Ишханян достиг своей цели. Он не только запротоколировал, обобщил статистику, дал научный анализ геноцида бакинских армян, но и завещал нам неоценимый, неоспоримый документ, который сегодня должен преследовать далеко идущие цели и стать основой для восстановления исторической справедливости. Но об этом попозже.

Отрывок из книги Хачатура Дадаяна: Армяне Баку. Продолжение следует. Читать также:ПредисловиеПонятия «азербайджанец» до 1918г. не существовалоАрмяне в период российской экспансии в ЗакавказьеАрмяне в развитии нефтяной промышленности БакуАрмянские нефтяники в период продажи нефтеносных участков БакуРазвитие нефтяной промышленности БакуАрмяне в управлении «Съездов бакинских нефтепромышленников»Александр Манташянц — Великий армянинПереговоры нефтепромышленников — Баку 1892 г. — Развитие бизнеса МанташянцаОснование фирмы «А.И.Манташев и К0»-1899г, Нобель, Ротшильд и Манташев в мировой нефтепромышленности, Новый этап в нефтепромышленности Баку — Лианосяны, Тандем Лианосян и Манташянц — Завоеватели мирового рынка нефти, Мир между тремя нефтяными гигантами: Рокфеллера, Детердинга и Лианосяна, Армяне в навигации по Каспийскому морю — 1912г. Мир готовиться к войне, Армяне в промышленности Баку помимо нефти с конца XIX века, Армянская община Баку из глубины веков, Класическая система армянофобии, Геноцид армян Баку 1918-1920 гг., Кто остался на пути химеры пантюркизма, Безобразное клеймо нравственно неполноценных турок перед миром




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.