Опубликовано: 16 февраля, 2020 в 17:34

Лер Камсар в Февральском восстании 1921 года — Вануи Товмасян

Когда готовился этот материал, я намеревалась доказать то, что Лер Камсар не взял бы в руки оружие во время братоубийственного бунта 1921 года. » Но когда я в очередной раз спустилась и поднялась по ступенькам истории, кровь ударила мне в голову, я ужаснулась. Армянин жесточайшим образом убивает вышедших из его же лона потомков-героев, которые защищали его ценой своей жизни. Хотя разве большевик является армянином?!!!

Фу человек!!! Каким же чудовищем ты являешься!!!

Мне также причиняет боль тот факт, что многие представители современной интеллигенции стали членами этой кровожадной партии вместе со своими сыновьями (также как армянские генералы вместе со своими сыновьями бились в Сардарапате) и стали карабкаться вверх в темных коммунистических джунглях.

В ноябре 1935 года ЧК арестовала Лера Камсара. Наравне со многими ложными обвинениями его также обвинили в участии в февральском восстании 1921 года. Сейчас я очень жалею, что он не взял в руки оружие (хотя, кто знает, если покопаться в архиве, может быть, я найду себе оправдание).

Но Лер Камсар лишь с одним пером в руке мог нанести большевикам-«освободителям» смертельные раны, так как зверства «красных» уже стояли многим поперек горла.

Во время своего недолгого пребывания у власти большевики уже показали свою варварскую сущность. Людей расстреливали направо и налево. Насильно отнимали у народа продовольствие, тем самым обрекая людей на голодную смерть. Были арестованы герои Товмас Назарбекян, Мовсес Силикян и многие другие офицеры, спасшие нас от турок. В Дилижане вместе с другими героями был расстрелян Даниэл Бек-Пирумян. Его брат Погос Бек-Пирумян, не выдержав несправедливости и насмешек (с него содрали заслуженные погоны и насмехались) застрелился.

В тюрьмах находились многие государственные деятели и представители интеллигенции, среди которых Ованнес Каджазнуни, Левон Шант, Никол Агбалян.

Народ всколыхнулся от возмущения и восстал. Первыми (13 февраля), как всегда (наш эпос тому свидетель), восстали в Арагацотне сасунцы. Затем в районах начались стихийные столкновения. Восстание возглавляли бывшие командиры (хмбапеты). Опорой восстания были в основном западно-армянские беженцы.

Заняв Аштарак, Эчмиадзин, Баш-Гарни и Ахта (Раздан), повстанцы во главе с Куро Тарханяном и Мартиросом Башгарнеци 18 февраля вошли в Ереван, вышвырнув из города большевиков. Из тюрем были освобождены политические деятели и представители интеллигенции.

Лер Камсар принимал личное участие в освобождении заключенных. Вместе со своими товарищами он несколько дней подряд(так много их было) выносил из тюремных подвалов обезглавленные тела зарубленных топорами героев и хоронил их. Эти страшные картины еще долго преследовали его во сне, особенно когда он был взволнован, и он вскакивал от ужасных ночных кошмаров.

После освобождения Еревана был создан Комитет спасения Родины во главе с Симоном Врацяном, который должен был править страной до образования нового правительства. А Лер Камсар занялся своей постоянной работой, которую делал всегда при любой власти, то есть начал писать.

25 марта большевики, которые во время восстания спрятались в Арташате, призвали на помощь 11-ую Красную армию, начали мощное контрнаступление.

Они захватили Апаран, Котайк и 2 апреля вошли в Ереван. Для того, чтобы спасти столицу от разрушения было принято решение сдать город без сопротивления. Для сдачи города большевикам была создана группа, в которую вошли персидский консул, американский врач Лошер и Ованнес Туманян. Комитет спасения Родины, армия и большая часть населения начала отступление в Зангезур по дороге Баш-Гарни-Даралагяз. В Зангезуре они присоединились к силам Гарегина Нжде, а в июле вместе с ним перешли в Персию. С ними также был Лер Камсар.

Вот, что пишет современник тех событий: «Апрель 1921 год. Красный карандаш, будь здоров.

18 февраля восстание было закончено, и бои продолжались в Горной Армении. Сознавая, что российские армяне (дашнаки) злоупотребляют их дружелюбием, турецкие армяне решили больше не воевать после прихода в Зангезур. Во главе этой группы был помощник полководца Андраника Смбат Мшеци.

Однако Комитет спасения Родины передал азарапету Нжде, чтобы он разоружил турецких армян и не разрешал тем переправляться в Персию. В Татеве мы обратили внимание на то, что свои приказы Нжде подписывает красным.

Пишущий эти строки был насильно присоединен к отряду отступления, когда он направлялся в свой офис, чтобы переждать обстрел. Он был похищен с улицы тремя вооруженными молодыми людьми, абсолютно неподготовленный, посажен в автомобиль и доставлен в ассирийское село Двин. В кармане у него оказались два красных карандаша.

«Красный карандаш,- воскликнул Лер Камсар, -спасены». И показал, как нужно написать разрешение (пропуск)  на путешествие. Пропуска на путешествие были только у министров (нахараров), которые должны были добиться персидской помощи для продолжающихся боях в Нагорном Карабахе (Арцахе).

Вот так мы синим карандашом написали текст пропусков, а подпись сделали красной. Благодаря чему могли спокойно путешествовать впереди группы министров (нахараров).

И когда Комитет спасения Родины со своей немногочисленной группой добрались до Мегри, мы присоединились к ним, а на вопрос каким образом мы оказались в Мегри раньше них, Лер Камсар ответил: «будь здоров красный карандаш господина N».

Вскоре после того как участники восстания и мирное население перешли персидскую границу, была объявлена амнистия для восставших. Но когда они вернулись на родину, практически все были арестованы, сосланы или расстреляны.

Вануи Товмасян hetq.am

Читать также: Лер Камсар: «В тюрьме смех и плач живут по соседству», Лер Камсар — Последний могиканин армянской сатиры, Лер Камсар о зверствах большевиков в Армении




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.