Опубликовано: 21 Апрель, 2019 в 17:21

Класическая система армянофобии

В мире давно существует армянофобия, однако мы не удосужились дать определение этому явлению, а иностранцам оно и подавно не было нужно. Стержень армянофобии – экономический фактор. Лишившись государственности, родины, разобщенное, раздробленное армянство в душе сохранило свою религию, в сердце – тоску и рассеялось по всему миру.

Во всех странах, среди всех на-родов армянство созидало и творило во благо их же и получило название «полезного элемента». Но существовала и некая критическая отметка, а именно: как только благодаря накопленному за века экономическому таланту достигнув определенных высот превосходства над аборигенами, армянство начинало самоорганизовываться и создавать национальные структуры, тут же на него набрасывалась смирительная рубашка.

Эта классическая система армянофобии имела точно такие же проявления в Российской империи, в той самой Руси, где экономическое присутствие армян датируется еще VIII в1. Однако здесь существовала «маленькая» особенность – специфика Баку и менталитет его аборигенов – татар.

Когда в 1827г. Восточная Армения отошла России, значи-тельная часть армян вздохнула с облегчением, перед армянами открылись бескрайние территории огромной империи, армяне по-лучили определенную безопасность и свободу, вновь пробудился ген экономической деятельности – лучший гарант их существования и прогресса.

Уже в 1831г. занявший Эриванскую крепость генерал-фельдмаршал И.Паскевич писал генералу Панкратьеву: «Армяне весьма способный к торговле народ и потому могущий быть полезным для империи; будучи большей частью рассеянны-ми по России, Турции и Персии и не имея политической независимости, связаны они друг с другом только религией. У них есть только одна общая власть – духовная, оказывающая огромное влияние и на их мирские дела»1.

В 1834г. охарактеризовать армян пытался уже граф П.Зубов: «Но со всем тем дух народа (армянского. – Х.Д.) не мог не измениться в течение стольких столетий рабственного положения под влиянием жестокого деспотизма восточных повелителей.

Отсюда проистекает та скрытность, корыстолюбие и стремление к личным выгодам, несмотря на общие, которые составляют отличительное свойство армян и служат им укоризной от других народов. Турки, персы и даже сами грузины вообще не любят армян, но не могут обойтись без их посредства.

Все те должности, где нужны люди знающие, оборотливые, терпеливые и деятельные, заняты армянами, которые умеют по дальновидности действовать в свою пользу, показывая наружно вид, что исполняют предначертания своих властителей.

Во всех турецких и персидских областях рукоделия, мастерства, торговля, дипломатические переговоры – все в руках армян, которые, показывая себя наружно бедными по необходимости, чтобы избавиться налогов и притеснений, тайно движут пружины тонкой политики и богатства»2.

Хотя в этой оценке достаточно точно дан социально-психологический портрет армянина, однако вывод графа типично великодержавный: во имя чего армянин «тайно двигал пружины тон-кой политики и богатства», во имя какой высокой национальной идеи, которая в то время в среде восточных армян не была целост-но сформулирована и вообще не существовала? Нет! У армян была только одна цель – выжить, самоутвердиться и развиваться в сложившихся благоприятных условиях.

Однако это мнение П.Зубова стало одним из первых призывов к нападкам на армян, русской армянофобии.

1883г. из Москвы в Закавказье прибыл купец А.Макаров – порученец видного капиталиста, мануфактурщика Т.Морозова, с целью изучить состояние торговли, чтобы его хозяин смог вступить в местный рынок.

Он посетил Тифлис, Эриван, Баку, даже со-вершил вояж в Константинополь. То, что он увидел, довело его просто до отчаяния: торговля и промышленность Закавказья, в том числе и нефтепромышленность, находилась в руках армян, и жела-ние Морозова вступить в эти сферы могло иметь тяжелые последствия для него самого.

И Макаров в своем отчете пишет: «Общий вывод, к которому я пришел, внимательно всматриваясь в настоя-щее положение Закавказья, заключается в глубоком убеждении, что этот богатейший, по своим естественным богатствам, край поставлен в чрезвычайно невыгодные экономические условия вследствие того, что вся производительность края эксплуатируется армянами, захватившими в свои руки почти всю торговлю и стремящимися в настоящее время присвоить себе и политическое преобладание в крае, стараясь занимать там административные посты, между тем едва ли можно рассчитывать, чтобы они в должной мере служили национальным русским интересам»1.

Обратим внимание на последние слова. Интересно, кто дол-жен был служить «национальным русским интересам», если не ар-мяне? Азербайджанцы, о которых он сам пишет: «Это население,ведя по местным условиям полуоседлый, полукочевой образ жизни, считает выгодным разведение овец…»2?

Сколь бы частными ни были подобные мнения, они, тем не менее, сформировали некий подход, который был принят за основу российской властью по отношению к армянам. Тот «полезный эле-мент», который первоначально играл заслуживающую поощрения роль в деле укрепления России в Закавказье, ныне превратился в самостоятельный фактор.

Изучив ситуацию в Баку, Макаров продолжает: «Составляя ядро городского населения и имея в руках своих всю торговлю, даже скажу более – всю экономическую судьбу края, армяне рев-ниво охраняют занятую ими позицию, стараясь по возможности закрепить настоящее положение вещей.

Армянин-скупщик для Закавказья то же, что еврей-шинкарь в западных губерниях, разница лишь в том, что обобранный шинкарем крестьянин пропивает последнее, а обобранный армянином татарин делается разбойником»1.

В этой цитате есть два примечательных момента. Во-первых, армянин и еврей ставятся на одну доску: если учесть тогдашний русский антисемитизм (кстати, как нам кажется, также продиктованный экономическими причинами), то становится ясно, какую цель преследовал Макаров.

Во-вторых, он замечает и признает разбойничьи нравы азербайджанцев, но объясняет их… эксплуатацией со стороны армян. Это чрезвычайно важное обстоятельство, живу-честь которого мы попытаемся прояснить чуть ниже.

Оно важно особенно потому, что даже сегодня предпринимаются попытки объяснить возникновение армяно-азербайджанского конфликта сквозь призму социально-классового подхода или, проще говоря, тем, что, якобы, составляющие меньшинство армяне подавляли, эксплуатировали, обирали исконное азербайджанское большинство.

Итак, что значит собирание и кого эксплуатировал армянин. Начнем с некоторых данных о населении Баку. В 1886г. здесь проживали 37.530 азербайджанцев, 24.490 армян, 21.390 русских. В 1891г. – 105.847 жителей, из которых 39.530 азербайджанцев, 25.897 армян, 22.693 русских и представителей других национальностей, 402 еврея. В 1897г. – 46.255 азербайджанцев, 29.099 армян, 38.965 русских. В 1914г. – 101.803 мусульман (азербайджанцы, персы, лезгины и др.), 57.040 армян, 67.730 русских, 1990 грузин3.

Теперь рассмотрим некоторые данные о рабочих и их национальной принадлежности. В 1894г. процентное соотношение занятых в нефтяной промышленности рабочих было следующим: армяне – 30%, русские – 20%, азербайджанцы – 17%, лезгины – 15%, персы – 10%, временно прибывшие из других городов России – 5%, немцы – 3%. Среди служащих были также грузины, французы, чехи, которых было не больше 2-3 десятков.

В 1898г. было 18.884 рабочих и служащих. Из них 4783 были армянами, 4048 – персами (3606 из которых – чернорабочие), 3122 – азербайджанцами, 6931 – представителями других национальностей. Из административных работников всех нефтяных месторождений и заводов армянами были 445 (представители всех остальных национальностей составляли 357 человек), чернорабочих – 1877, рабочих разных мастерских – 1472, обслуживающих оборудование – 785, выполняющих иные функции – 204. Любопытно, что уровень грамотности среди рабочих в целом составлял 23%, но если среди русских этот показатель составлял 65%, среди армян – 41%, то среди лезгин – 3%, азербайджанцев – 2%, персов – также 2%5.

В 1907г. рабочими были 11.618 (25,3%) русских, 11.217 (24,4%) армян, 22.405 (48,7%) мусульман, 708 представителей других национальностей, 2778 неизвестных. Наконец, в 1913г. общее число рабочих и служащих составляло 43.073, из которых: персы – 12.383 человек, русские – 10.701, армяне – 8969, лезгины – 3954, азербайджанцы – 3937, грузины – 371, евреи – 337, представители других национальностей – 687 (1734 были служащими)1.

Эти статистические данные неоспоримо доказывают абсо-лютную нелепость утверждения об эксплуатации армянами «нес-частных» азербайджанцев, потому что, как выясняется, пришлые армяне в большем количестве эксплуатируются «бессовестными» капиталистами (и, безусловно, армянами), чем местные азербайд-жанцы.

И вообще, о какой эксплуатации идет речь? В капиталистическом обществе существует два основных класса – работодатель и работник, и «эксплуатация» осуществляется по принципу добро-вольности, без расовой или религиозной дискриминации.

Но возникает другой вопрос: чем должен был заниматься не любящий работать, неспособный к труду азербайджанец? Только одним – накапливать зависть, злобу, ненависть и зариться на результаты чужого труда. Это-то и было сущностью азербайджанца, это являлось основной причиной его разбойничьей натуры.

Однако не будем забегать вперед, отойдем назад и продол-жим наше повествование с того пункта, от которого отвлеклись.

На самом деле Зубов, Макаров и иже с ними выражали, на первый взгляд, частные мнения, но в действительности они формировали некий подход к армянам, который постепенно был при-нят к действию российскими властями.

Как выяснилось, эти полезные подданные, которые сыграли похвальную роль в укреплении России в Закавказье на первом этапе, превратились в самостоятельный фактор, преграду и противоречили «русским национальным интересам»2. Как это так: русские завоевали Закавказье, а все экономические рычаги оказались в руках армян?

Необходимо было на-деть на них смирительную рубашку – вытеснить армян с рынка и расчистить место для русского национального капитала. Это стало необъявленной государственной политикой, которая методично претворялась в жизнь.

Основным «виновником» конфронтации был армянский капи-тал, и «вина» его заключалась в том, что он был революционным в самом широком смысле этого слова. Стоящий «у истоков» событий Д.Ананун справедливо отмечал:

«Кто был той первопричиной, кто вызывал движение в средневековом болоте, движение и гниение, одновременно губительное и созидательное? Это была армянская буржуазия – тот класс, порождающий чисто стихийные сдвиги, который до сих пор избегает общественных и политических устремлений.

Для самой себя она еще не стала классом, то есть не осознавала своей материальной силы и веса, которые можно было преобразовать в политическую ценность. Она была только накопительницей капитала, и одно только это обстоятельство революционным образом отражалось на Закавказье, создавая себе врагов»1.

Армянский капитал интегрировался с европейским, миро-вым капиталом и становился цивилизационной ценностью – анти-подом сути царизма.

Кроме того, при финансовой поддержке армянских капиталистов многочисленные умные, одаренные, талантливые юноши получали высшее образование в крупных учебных центрах Европы и России (один только Ал.Манташянц финансировал обучение нескольких десятков студентов), подвергались влиянию местной среды и возвращались с политико-революционными настроениями. Армянский капиталист порождал собственных могильщиков, но это был естественный ход эволюции.

Как этому должны были воспрепятствовать царские власти? Проводить политику преследования армян. И для этого существовало множество средств…

После погромов 1894-1894гг. в Западной Армении 50 тысяч беженцев нашли пристанище в Закавказье, и вот Голицын, который закрыл многочисленные армянские школы, культурно-образовательные и благотворительные организации, выступил в поход против этих бедных и бесправных.

В ноябре 1901г. он послал адресованный губернаторам циркуляр, согласно которому, те из бежен-цев, кто пожелает, могут за свой счет вернуться в Западную Армению, а кто не хочет – должен принять российское подданство.

Причем последние подпадали под воинскую повинность и не получали земельных наделов – они и их потомки могли приобрести недвижимое имущество лишь через 20 лет после принятия российского подданства. Это распоряжение распространялось на бежен-цев, прибывших до 1 февраля 1901г., а все иммигрировавшие после указанного срока подлежали экстрадиции.

В результате подданство приняли меньше половины беженцев: в Тифлисе 494 человека, в Баку – 52 из 72 семей, а большинст-во – 18.132 человека, присягнули на подданство, но осели в Карсе, Казвине, Эриване, Александрополе, Нахичевани – то есть в приграничной с исконными землями зоне.

Одновременно атаки подвергся и армянский капитал. Так, в Тифлисе существовал Земельный кредитный банк, учредителями и членами правления которого были высокопоставленные русские чиновники, грузинские князья и помещики.

Это учреждение, выражающее экономические интересы государственно-дворянской верхушки, которое с профессиональной точки зрения было в абсолют-но плачевном состоянии по сравнению с Коммерческим банком Ал.Манташянца, в 1902г. открытым текстом обнародовало такое вот мнение:

«Если вначале деятельность армян признавалась полезной, поскольку они, будучи предприимчивее и энергичнее грузин Тифлисской губернии и более развиты, нежели местное мусульманское население, немало способствовали расцвету торговли и промышленности в крае, то когда число армян достигло 20% от всего населения Закавказья, развитие их деятельности больше не должно считаться желательным.

Этот элемент, будучи сплоченным и действуя рука об руку, выказывает ощутимое превосходство над другими народами (обратите внимание: армянство – «элемент», остальные – «народ». – Х.Д.) и угрожает в ближайшем будущем сосредоточить в своих руках всю торговлю и промышленность региона, в ущерб интересам русского населения, число которого в Закавказье в 8 раз меньше армянского»1.

Параллельно с армянофобией в Баку формировалась еще одна сила, с которой нельзя было не считаться, – это был пролетариат. Нефть, как магнит, притягивала в Баку людские массы, которые приезжали за длинным рублем и, если повезет, обогащением.

В этой одержимой нефтяной лихорадкой многонациональной массе вновь выделялся оторванный от родной земли армянский элемент. Поскольку армянский капитал был пионером развития, то «прогрессив-ным» и грамотным был и получающий образование в Баку армян-ский пролетариат.

Он стал той основой, которая предоставила благодатную почву для молодых людей, ставших в Европе и крупных городах России носителями социал-демократических, революционных учений: гнчаков, дашнаков, большевиков, марксистов.

И армянский пролетариат был разобщен, разделен между разными партиями. Однако примыкание к разным политическим направлениям, течениям, возведение перегородок между классами еще не означало забвения национальной принадлежности.

12 июня 1903г. Голицын издал закон о, по существу, конфискации материального имущества Армянской Апостольской церкви, что было равнозначно объявлению настоящей войны русско подданным армянам.

Мнимой, вымышленной причиной этого было то, что якобы чрезвычайно богатая армянская церковь тайно поддерживала революционеров (в 1902г. доход армянских церквей России составил всего 110.000 руб., из которых доход Св.Эчиадзина – 51.301 руб.1). Согласно этому закону, недвижимое имущество церкви должно было отойти в распоряжение Министерства сельского хозяйства и государственных угодий, а финансовые средства и доходы – Министерства внутренних дел. Начался процесс, у ко-торого была одна цель: обезглавить символ нашего национального самосознания – церковь.

А пока Католикос Мкртыч Хримян писал прошения царю и министру ВД В. Плеве, тщетно объясняя всю нелепость закона, на-род стихийно восстал. Массовые демонстрации прошли в Александрополе, Эриване, Карсе, Эчмиадзине, Гадзаке, Тифлисе, Ахалкалаки, Батуми, Шуши, Новом Нахичевани и др. Конфискация церковного имущества сопровождалась стычками между населением и поли-цией, кровопролитиями, арестами и ссылками бунтовщиков.

Армянский пролетариат Баку, который летом 1903г. начал беспрецедентное по своим масштабам стачечное движение, выдви-гая экономические требования, присоединился к общему протесту. 2 сентября во время конфискации имущества церкви Св.Григория Просветителя бакинское армянство – без оглядки на политичес-кие, социальные, экономические различия – объединилось и стало единственным, кто оказал вооруженное сопротивление казакам и полицейским.

Потери общины – 11 убитых и 50 раненых… Но противодействие захвату имущества церкви со всей очевидностью показало, что для армянских рабочих национальный интерес превалирует над классовым. Это также показало, что армянские политические партии, несмотря на свою «социал-демократическую международную принадлежность» и бескомпромиссную борьбу друг с другом, по сути своей были национальными.

14 октября в Тифлисе три члена партии «Гнчак» совершили покушение на Голицына, нанеся ему удары кинжалом.* Послед-ний, несмотря на тяжелые раны, выжил2.

Завершая тему армянофобии Голицына, скажем, что 28 июня 1904г. он уехал и больше не возвращался: 1 января 1905г. он был снят с должности, удостоившись… признательности Николая II за деятельность «во благо Кавказского края».

Но черносотенцы царизма долго еще вспоминали его и выражали сожаление по нему. В 1910г. расследующий дело Св.Эч-миадзина прокурор дал такие показания судебному следователю: «Верным чутьем прямого и правдивого государственного деятеля покойный кн.

Голицын понимал, что у России на Кавказе есть один заклятый и непримиримый враг – это армяне, и нынешний развал на Кавказе показывает, какое преступление совершила местная слабоумная старческая власть, отказавшись от политики покойного наместника»1.

Было очевидно, что «столицей» пролетарско-революционно-го движения в Закавказье являлся Баку, «мэрами» которого были армянские рабочие. В подтверждение сказанному приведем несколько данных: во время проведенной 2 марта 1903г. демонстра-ции было арестовано 18 рабочих, из которых 11 армян, 5 русских, 2 еврея; на демонстрации 27 апреля – 47 человек, из которых 34 армянина, 10 русских, 2 грузина и 1 еврей2. Добавим, что вся революционная литература (листовки, прокламации, книги и брошюры) издавалась на армянском и русском языках.

Может возникнуть вопрос: а азербайджанские рабочие не принимали в этом участия? Нет. Из-за своей безграмотности они не соприкасались с революционной пропагандой и, исходя из своего менталитета, слушались только своих «отцов» – беков и ага, которых интересовала только земельная собственность. Массу этих вот отсталых и невежественных, легко управляемых рабочих и мелких торговцев власти и начали использовать в качестве противовеса.

В Баку распространялись листовки на турецком языке о том, что, мол, армяне хотят свергнуть царя, избрать собственного царя и зарежут всех мусульман, если те сами себя не защитят…

Власти, стремясь воспрепятствовать классовой борьбе, расша-тывающей основы царизма, спровоцировали в Баку национально-религиозный конфликт.

В 1904г. азербайджанские мелкие нефтепромышленники под предлогом защиты своих промыслов и под покровительством властей создали собственные вооруженные формирования – так называемых «кочи», в ответ на что армянские нефтепромышленники создали отряды «маузеристов»1. Таким образом, в Баку появились негосударственные вооруженные силы.

Начавшаяся в 1904г. русско-японская война ускорила развал царизма. 9 января 1905г. в Петербурге была расстреляна демонстрация рабочих, что привело к революции и незамедлительно выз-вало своеобразный отклик в Баку.

Речь о прокатившихся по всему Закавказью армяно-татарских (т.е. армяно-азербайджанских) столкновениях, начавшихся с Баку. Чтобы представить их повод и истинные причины, мы опирались на труд Д.Анануна, в сносках которого отмечается: «Рассказываю как очевидец»2. То есть достоверность вне подозрений.

В межнациональных отношениях в Баку уже сложилась такая ситуация, когда обида, нанесенная отдельному лицу, воспринималась как оскорбление всей нации. Все началось с убийства командира дашнакской группы самообороны, новобаязетца Мисака Ен-гояна.

По подозрению в совершении этого преступления был арестован азербайджанец Ага-Бала. 12 января 1905г., через три дня после расстрела рабочей демонстрации в Петербурге, два солдата-армянина конвоировали его из тюрьмы к следователю. Азербайджанец попытался бежать, и солдаты его расстреляли.

6 февраля, в воскресенье, когда двор и окрестности церкви Св.Григория Просветителя были полны пришедших на литургию армян, родственник убитого азербайджанца, известный всему городу разбойник и душегуб Ага-Риза Бабаев попытался отомстить и выстрелил в одного из армянских солдат.

Толпа его схватила и передала русскому полицейскому чиновнику. Но последний, вместо того чтобы отвести арестованного в участок, через несколько шагов отпустил его. Преступник вернулся и снова попытался напасть на собравшихся. На этот раз толпа его линчевала.

Вечером того же дня многочисленные родственники и друзья «уважаемого» азербайджанца убивают 40 армян. Межнациональное столкновение прекратилось лишь 9 февраля, когда застигнутые врасплох армяне сумели сорганизоваться и во главе с Николом Ду-маном нанести контрудар.

В итоге, за три дня – 6-9 февраля – были убиты 224 армянина, 41 азербайджанец и 4 русских. Ранены 95 армян, 87 азербайджанцев, 38 представителей других национальностей*. Сожжено 4 дома, разграблено 176 торговых заведений, мастерских и частных квартир, из которых 136 принадлежали армянам, 30 – азербайджанцам, остальные – представителям других национальностей. Примеча-тельно, что никто не был арестован или привлечен к ответственности, несмотря на то, что в городе было 1223 русских штыков.

Обратимся к еще одному автору, изучавшему этот процесс, сенатору Кузминскому. 13 апреля того же года он прибыл в Баку по распоряжению императора, с миссией выяснить произошедшее представить отчет. Потрясенный сенатор свидетельствует: «Они

(погромы. – Х.Д.) сопровождались массовыми убийствами, поджо-гами, грабежами и обнаружили такие проявления зверства и жес-токости, на которые способна только разбушевавшаяся и ничем не сдерживаемая толпа»1.

Затем начинает подробно, методично углубляться в анализ межнационального столкновения. Прежде всего, он замечает: «С падением ханств и водворением русского владычества положение их (армян. – Х.Д.) резко изменилось: они явились как бы посредниками между представителями русской власти и завоеванным пле-менем (азербайджанцев. – Х.Д.), успели вселить в ней доверие к се-бе и не только были допущены к разного рода подрядам и поставкам, но и принимались на государственную службу»1.

Затем добавляет: «…Как бы ни казались с внешней стороны условия их (армян и азербайджанцев – Х.Д.) жизни согласными, все же присущий мусульманам религиозный фанатизм и постоян-ная, тягостная зависимость их в денежном и торговом отношениях от армян всегда вызывают взаимное недоверие и затаенную злобу.

…В области денежных и торгово-промышленных отношений армяне, ставшие в значительном числе крупными капиталистами, заня-ли в последние годы в г. Баку господствующее положение и под-чинили своему влиянию местное мусульманское население.

Создавшаяся этим путем материальная зависимость и достаточно ярко выраженные поползновения к систематическому порабощению в экономическом и промышленном отношениях не могли не вызвать сильного озлобления мусульман против армян, а также решитель-ного с их стороны стремления вырваться из под тяжелого и с каждым годом все более возраставшего, непосильного гнета, оказываемого пришлым и чуждым им по национальности и вере армянским населением»2.

Чуть позже мы объясним причины такого умозаключения Кузминского. Сенатор продолжает: «…В области экономических отношений, поскольку таковые характеризуются приведенными данными, магометане уступают первенство представителям других народностей, среди которых выдающееся место принадлежит армянам, предприимчивым и, несомненно, более культурным конкурентам магометан.

В единственной области, в которой доныне главное значение имеют магометане, в сельском хозяйстве Бакинской губернии, только в этой области участие армян совершенно ничтож-но, и с ним положительно не приходится считаться.

Армяне, как и представители других народностей, кроме магометан и отчасти русских, в названной губернии группируются главным образом в городах и вообще в центрах наибольшего оживления торговой и промышленной деятельности.

Эта сфера преимущественного сосредоточения капиталов притягивает к себе не одних только представителей коммерции: промышленность нуждается в людях, обладающих научными знаниями, общими и специальными. И армяне с избытком поставляют для нужд местной промышленности, глав-ного нерва бакинской жизни, лиц, научно образованных.

Между тем приходится отметить чрезвычайную скудость среди магометан людей, получивших высшее образование: врачи и инженеры магометане считаются единицами, тогда как среди армян таких лиц несколько десятков. В районе местной добывающей и обрабатывающей промышленности почти все должности, требующие специальных научных знаний, заняты армянами, русскими, немцами и представителями прочих культурных народностей»1.

Вот она, истина: с одной стороны, комплекс неполноценности азербайджанца, его необразованность вперемешку с органическим неприятием армян, с другой – неоспоримая созидательность армян, их сплоченность, сочетающиеся с идеалистическим заблуждением о том, что живут в общем государстве.

Однако вернемся к хронике бакинских событий. Прежде всего, Д.Ананун делает одно тонкое наблюдение: он замечает, что власти «исчезали первые три дня – таинственный и характерный срок для погромов в России. Сражающиеся занима-лись своим печальным ремеслом до полного изнеможения. За приливом битвы следовал отлив, когда собирались силы и средства для нового столкновения»1.

Мы не знаем, какой сведущий в меха-низме резни «выдающийся» ум додумался до трехдневного срока невмешательства, однако очевидно, что безучастие советского центра во время начавшейся 28 февраля 1988г. страшной резни армян в Сумгаите – продолжение этой печальной «традиции».

Через 10 дней после столкновения, 18 февраля 1905г., новоназначенный генерал-губернатор Баку князь И.Амилахори пригласил представителей армянской, русской и азербайджанской общественности, чтобы выяснить причины конфликта. Русские и азербайджанцы полностью свалили вину на «Дашнакцутюн», чему дали отпор армянские делегаты.

Председатель «Каспийского товарищества» Погос Гукасян, председатель правления нефтепромышленного общества «Арамазд», инженер Аствацатур Вачянц и председатель Биржевого комитета, инженер Степан Тагианосян объяс-няли, что деятельность АРФД направлена против Турции, в Баку «Дашнакцутюн» занималась лишь самообороной, и они не представляют, как можно повлиять на эту партию*.

И здесь гласный думы, влиятельный представитель новорощенного азербайджанского капитала, домовладелец Исрафил Гад-жиев произносит магические слова, которые чрезвычайно важны для всех тех, кто хочет понять суть армяно-азербайджанских взаимоотношений как в прошлом, так и в настоящем.

Он заявил: «Чего стоят уверения армян, что революционеры действуют против Турции, Турция для мусульман Закавказья – родная страна: кто действует против Турции, тот, естественно, является врагом турок Закавказья»2.

Вместе с тем, под знаменем армянофобии, азербайджанцы выражали свою поддержку царским властям против армянства. Не случайно посетившие Кузминского азербайджанцы сказали ему: «…Пусть они развивают свои силы во всех направлениях, но в этом не мешают и мусульманам, пусть не стремятся к исключительному владению благосостоянием края, а также к духовному и экономическому порабощению мусульман»1.

Начавшиеся с Баку вооруженные столкновения стремительно распространились по всему Закавказью. Уже 20 февраля произошла стычка в Эривани, повторявшаяся 23-25 мая, 18 сентября 1905г., а в 1906г. – 27 мая, 8-9 июня.

Приведем хронологию и географию армяно-азербайджанских столкновений: 10 мая в Нахичевани, а за-тем в уездах (вследствие чего 15 армянских сел были разрушены до основания, 10 – частично, а 19 сел лишились значительной части имущества), 16-30 августа 1905г. и 12-22 июля 1906г. в Шуше, 20-25 августа снова в Баку (азербайджанцы подожгли 1894 нефтевышек, и правительство предоставило кредит в 20 млн руб. для компенсации ущерба), 18-23 в Гандзаке, 22-28 ноября в Тифлисе*.

Каков был итог столкновений? По приблизительным дан-ным, армяне в городах потеряли убитыми более 400 человек, азербайджанцы – не менее 300, в сельской местности погибло 1100 ар-мян и 1300 азербайджанцев. Однако, так как армяне были зажиточнее, их материальный ущерб был несравнимо больше – свыше 43 млн рублей.

Русская революция 1905г. вынудила царя пойти на уступки. Одной из них стало то, что 26 февраля было восстановлено намест-ничество Кавказа, на место Голицына был назначен И.Воронцов-Дашков, а решением Сената от 1 августа был отменен закон 1903г. о конфискации имущества армянской церкви.

Царские реформы были частью той «оттепели», целью кото-рой было приостановить движение скатывающейся с грохотом и год от года набирающей обороты огромной снежной лавины рево-люции. В сочетании с накапливающимися в мире событиями это движение было настолько стремительным, что принуждает наше повествование быть эпизодически-протокольным.

Революция 1905-1907гг. не особо обеспокоила армянских капиталистов Баку, они не уступили своих лидирующих позиций в нефтепромышленности, торговле, других отраслях производства, однако начали ради «безопасности» вкладывать средства в недвижимость и финансово-кредитную сферу.

Стремясь возвести преграду перед забастовочным движением, застраховаться, нефтепромышленники других национальностей основали новую организацию «Союз против забастовок – Общество взаимопомощи бакинских нефтепромышленников».

Трудно сказать, к чему бы это привело (очевидно одно: участников забастовок вышвырнули бы на улицу), но эта инициатива провалилась потому, что армянские нефтепромышленники во главе с Ал.Манташаянцем отказались принимать в ней участие. Отказался Ал.Манташянц – человек, сам понесший значительные убытки, но прекрасно сознающий, что движущей силой забастовочного движения являлись его соотечественники.

Революционная «оттепель» вызвала в разнообразной, пестрой среде политических партий, общественных организаций и интеллигенции восточных армян возрождение идеи национального единства, и их взоры обратились в сторону Западной Армении. В июле 1908г. в Османской Турции была принята новая конституция, обещавшая «оттепель» и армянству.

10 декабря того же года русский помещик В.Пуришкевич с трибуны Государственной думы заявил: «На Кавказе самое консервативное, самое спокойное и верное население – это мусульмане. Если на Кавказе русские власти должны на кого-либо опираться, то это исключительно мусульмане, то есть то население, которое в пережитый Россией горький миг не расправило знамя восстания»2.

Поражение Турции в первой Балканской войне пробудило у армян новую надежду, и 10 ноября 1912г. Католикос Геворг V своим кондаком назначил Погоса Нубара главой Национальной делегации – по сути, будущего правительства Армении.

В 1913г. И.Воронцов-Дашков писал царю: «Не только российские армяне не стремятся отделяться от России, но даже турецкие армяне упорно ищут ее покровительства, которое, если судить по справедливости, должно им оказываться»1.

15 июля 1914г. началась Первая мировая война, в смертонос-ную мясорубку которой было вовлечено 38 государств, в том числе – армянский народ. 19 июня Германия объявила войну России, 21 июля – Франции, еще через день – Великобритании.

16 октября в войну вступила Турция, и сформировалось скре-щение осей, состоящих, с одной стороны, из Германской, Австро-Венгерской, Османской империй, а с другой – из Российской и Британской империй и Франции.

В действующих армиях сражалось более 29 млн человек. Было убито 10 млн человек, ранено более 20 млн. В процентном соотношении наибольшие потери понес армянский народ, 1,5 миллиона представителей которого подверглись геноциду со стороны Турции. Но эти невинные жертвы не попали в статистику войны.

С целью обратить внимание русского правительства на свою судьбу, 23-26 мая 1916г. в Петрограде был организован Общероссийский съезд армян, в котором приняли участие более 150 авторитетных делегата примерно из 60 населенных мест, которые представляли 97 политических и общественных организаций.

От имени бакинского армянства, в числе прочих, выступали нефтепромышленники Погос и Абрам Гукасяны и их брат Акоп (читатель помнит, что мы обещали отдельно рассказать о нем). Трудно поверить, что полторы сотни армян из столь разнородных организаций могут принять какое-либо единое решение и достичь результатов?

В следствие политических противоречий, ухудшения социально-экономической ситуации, погибели и разрухи, общего кризиса 23 февраля 1917г. в России началась революция, а 1 марта было создано Временное правительство, провозгласившее разные реформы, в том числе – демократию и права наций на самоопреде-ление. Царская власть пала, огромная империя пошатнулась и начала разваливаться, и под ее развалинами больше всего должен был пострадать армянский народа, а выгадать – его соседи.

Читатель, несомненно, обратил внимание на то, что мы до сих пор ни словом не обмолвились об одной из основных сил, которая называется большевизм. В истории человечества впервые появилось политическое сообщество, для которого национальная принадлежность не имела абсолютно никакого значения и кото-рое, состоя из представителей самых разных наций, выдвинуло на первый план классовые интересы и идею мировой революции. Это была новая человеческая разновидность, которая должна была утвердить собственную власть.

Февральская революция 1917г. сформировала в России совершенно новую ситуацию, которая непосредственно отразилась на Закавказье: территориальный вопрос стал главенствующим в регионе, и события в этом направлении стремительно развивались.

Прежде всего, практически сразу обнаружилась уязвимость и слабость позиций армянства, о чем метко писал социал-демократ Б.Ишханян: «…Армяне – единственный из местных народов Закавказья, которые находятся в самом неблагополучном положении относительно численной разбросанности и территориальной раздробленности – неблагоприятном прежде всего с точки зрения национально-общественной консолидации и интересов национально-культурного прогресса.

А в нынешний победный момент само-определения наций эта разбросанность неблагоприятна также с точки зрения защиты гражданских прав и успешного решения серьезных политических проблем»1.

Смысл сказанного заключался в следующем. Российская империя не намеревалась экономически развивать Восточную Армению или, точнее, Эриванскую губернию; долгие годы она не осуществляла здесь финансово-экономических инвестиций, и причиной тому был военно-политический фактор.

Восточная Армения была некой территорией, буферной зоной, которая в период скороспелой русско-турецкой конфронтации превратилась бы в арену баталий, следовательно осуществлять инвестиции или обеспечивать прогресс было бессмысленно.

Для России с экономической точки зрения были выгоднее Тифлис и Баку. Это вынудило армян рассеяться, раствориться по всему Закавказью, более того – с нуля создать Тифлис* и Баку и, живя в общем государстве, заблуждаться насчет того, что созданное им самим принадлежит ему. (Не случайно во время состоявшегося 6 октября 1917г. в Тифлисе общеармянского съезда Арамаис Ерзнкян* взволнованно восклицал:

«Где проблема Баку и Тифлиса? Вашим молчанием Вы соглашаетесь, что оставляете Баку туркам, а Тифлис – Грузии. От чьего имени вы выдвигаете такое, какой армянский народ дал вам на это право?

Демократия не может позволить, чтобы Баку и Тифлис принадлежали той или иной нации, они должны быть международными. В этом заключается требование демократии, а мы можем этого добиться, если примем кантональный принцип»1).

Однако провозглашенный Временным правительством принцип национального самоопределения – по сути, призыв к разводу – в первую очередь подразумевал решение земельного, территориального вопроса.

Это принудило три основных народа Закавказья самооргани-зоваться и приступить к делу. Азербайджанцы в апреле 1917г. создали свой Национальный совет, вооруженной опорой которого была дислоцированная в Елизаветполе «Дикая дивизия».

На проходившем 29 сентября – 13 октября съезде в Тифлисе армяне создали состоящий из 35 человек законодательный орган – Национальное собрание, и состоящий из 15 человек исполнитель-ный орган – Национальный совет.

Осенью уже существовал армянский военный внепартийный союз, усилиями которого 12 ноября был сформирован Армянский корпус под командованием генерала Назарбекяна. 21 ноября в Эривани был созван съезд армянских военных (участвовал 121 депутат: 68 офицеров, 45 солдат, 8 вра-чей), в результате чего у армянских законодательного и исполни-тельного органов появились собственные вооруженные силы.

Грузины основали свой Национальный совет 19 ноября. Земельный вопрос выявил все скрытые противоречия. Лиди-

рующая армянская политическая сила – «Дашнакцутюн», выдвинула программу, которая была созвучна интересам России и в широком смысле этого слова была компромиссной: Бакинская и Тифлисская губернии оставлялись азербайджанцам и грузинам (не-смотря на наличие несколько сот тысяч армянского населения, из чего и вытекали разногласия с другими партиями), но армянскими признавались территории, густонаселенные армянами.

Против это-го решительно протестовали азербайджанцы: по плану А.Шейх-Уль-Исламова скотовод азербайджанец нуждался в пастбищах и – не много не мало – азербайджанскими должны были стать все под-ходящие для этого территории (благодаря большевикам им в ос-новном удалось осуществить свои цели). Грузины, хотя и не хотели идти на уступки в вопросах Лори и Ахалкалаки, однако пришли к общему согласию с армянами.

Проблема демаркации границ в Закавказье обсуждалась в комиссии Специального комитета – местного органа Временного правительства, однако ее не удалось решить, поскольку азербайджанцы были против.

Как отмечает Д.Ананун, «создавшиеся вокруг административных делений армяно-турецкие (т.е. армяно-азербайджанские. – Х.Д.) отношения можно сравнить с семейным разделением, когда один из братьев (в данном случае армянин) хочет стать хозяином отдельного очага, а другой препятствует этому или, если дает свое согласие, то обуславливает такими обстоятельствами, чтобы брат всегда оставался жильцом неказистой хибары»1.

25 октября в «вождь народов» осуществил в Петрограде большевистский переворот, вследствие чего началась гражданская война, и Россия оказалась в ситуации, которую можно охарактеризовать как абсолютный хаос.

26 октября был обнародован «Декрет о мире», и уставшие от войны солдаты начали в массовом порядке покидать фронт.В октября Бакинский комитет большевиков во главе сo Ст.Шаумяном не смог взять власть законодательным путем, но поднял на ноги рабочих и солдат и 2 ноября провозгласил создание первой советской республики в Закавказье.

5 декабря в Ерзинка было заключено перемирие, и русские покинули фронт. Воспользовавшись этим, под диктовку кишмя кишащих турецких агентов и шпионов, азербайджанцы превратили ловушки Шамхор, Елизаветполь, Евлах и другие железнодорожные станции.

Поезда с возвращающимися домой русскими солдатами останавливались, и азербайджанская чернь требовала оставлять оружие и боеприпасы. Таким образом, азербайджанцам удалось вооружиться до зубов и приступить к осуществлению идеи создания Великого Турана. Идеи, которой мешал лишь один «элемент» – подлежащий уничтожению армянский народ.

Закавказье вступило в 1918 год. Год, который станет для вос-точного армянства символом поражений и побед, потерь и дости-жений, геноцида и возрождения.

Отрывок из книги Хачатура Дадаяна: Армяне Баку Читать также: ПредисловиеПонятия «азербайджанец» до 1918г. не существовалоАрмяне в период российской экспансии в ЗакавказьеАрмяне в развитии нефтяной промышленности БакуАрмянские нефтяники в период продажи нефтеносных участков БакуРазвитие нефтяной промышленности БакуАрмяне в управлении «Съездов бакинских нефтепромышленников»Александр Манташянц — Великий армянинПереговоры нефтепромышленников — Баку 1892 г. — Развитие бизнеса МанташянцаОснование фирмы «А.И.Манташев и К0»-1899г, Нобель, Ротшильд и Манташев в мировой нефтепромышленности, Новый этап в нефтепромышленности Баку — Лианосяны, Тандем Лианосян и Манташянц — Завоеватели мирового рынка нефти, Мир между тремя нефтяными гигантами: Рокфеллера, Детердинга и Лианосяна, Армяне в навигации по Каспийскому морю — 1912г. Мир готовиться к войне, Армяне в промышленности Баку помимо нефти с конца XIX века, Армянская община Баку из глубины веков




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.