Опубликовано: 21 апреля, 2020 в 10:48

Арцах — Июнь 1991г. — Новые бесчинства ОМОН-овцев

Как известно, азербайджанские омоновцы и бандиты разрушили и разграбили также село Караглух Гадрутского района, депортировали все население. Несмотря на это, мы решили возвратиться к родным очагам. Но едва мы вернулись, как 3 июня из вертолета был обстрелян полуразрушенный дом Вани Саркисяна.

Вертолет совершил в селе посадку, и из него вышла группа вооруженных до зубов азербайджанских омоновцев. Угрожая нам, они потребовали немедленно оставить село. Азербайджанские каратели арестовали и увезли в Джебраил Генриха Степаняна, Варужана и Овимк Гаспаряна. Раненным был арестован м Ваня Саркисян Судьба их неизвестна.

Нас вновь изгнали из родных очагов. С помощью омоновцев Караглух заселяется азербайджанцами. Обращаясь к военной комендатуре района чрезвычайного положения, мы требуем вернуть село его законным хозяевам и обеспечить нам право жить на земле своих предков.

От имени жителей села Караглух Гадрутского района Ж. АЛЕКСАНЯН, Ш. АЛЕКСАНЯН, Ю. ГАСПАРЯН, Р. ГАСПАРЯН, С АЙРАПЕТЯН, В. АЙРАПЕТЯН, Э. ГУКАСЯН, 3. ПЕ ТРОСЯН, САРКИСЯН, А. СТЕПАНЯН

Вопрос жизни и смерти

Хандзадзор сражается, в Ин Тагере похищен скот, взяты заложники. Жители покидают свои очаги, омоновцы с вертолетов обстреливают армянские селения.

Эти тревожные вести поступают из армянских населенных пунктов юго-западной части Гадрутского района ежечасно. Отряды милиции особого назначения Азербайджана с молчаливого согласия внутренних войск МВД СССР осуществляют депортацию армянских сел Аревшат (Доланлар), Аракел, Банадзор, Джилан, Бинятлу, Мулкудара Цор, Арпагядук Спитакашен. Азербайджанские варвары грабят имущество армянских сельчан, угоняют скот, заселяют армянские населенные пункты.

Правда, на день-два после тотального разбоя наступило обманчивое затишье, в трех пострадавших селах были установлены военные посты, люди, нашедшие пристанище в райцентре, начали возвращаться в родные села, однако как только комендатура района чрезвычайного положения сняла военные посты в Аракеле и Банадзоре, среди населения поднялась паника, поскольку сразу же после снятия постов в окрестностях армянских сел началась концентрация сотен вооруженных до зубов азербайджанских омоновцев.

Бандитские налеты на суше поддерживаются огнем с воздуха, из вертолетов, предоставленных в распоряжение омоновцев
3 июня омоновский вертолет непрестанно обстреливал Хандзадзор. Бандиты потребовали от жителей оставить село. Эвакуировав женщин и детей в райцентр, мужчины вступили в неравную схватку с вооруженными до зубов омоновцами.

Хандзадзорцам помогали крестьяне из соседних сел. До рассвета они не давали варварам войти в село. Накануне, 2 июня, азербайджанским грабителям удалось угнать из Ин Тагера 250-300 голов мелкого рогатого скота Они взяли в заложники также пастуха Микаела Хугатяна Судьба его неизвестна.

Село Аревшат (Доланлар) же заселяется азербайджанцами, доставленными из Низменного Карабаха и Мили-мугамских равнин. Перед районом встал вопрос жизни и смерти.

Гр. Багдасарян (соб. корр.)

Пресечь преступления

В нынешних условиях чрезвычайного положения в критической ситуации оказалась животноводство области. А оно, как известно, является у нас одной из ведущих отраслей экономики.

Труженики сельского хозяйства области, руководители и специалисты прилагают все усилия для наращивания производства продуктов животноводства, роста продуктивности скота и его численности, защиту ферм от преступных элементов.

Если за первые четыре месяца нынешнего года производство молока по сравнению с соответствующим периодом пришлого сократилось на 9,5 процента, то средний удой фуражной коровы повысился на 11 кг. Этого нельзя сказать об увеличении среднесдаточной массы животных.

Сократилась численность скота и птицы: крупного рогатого скота — на 14,4 процента (а том числе коров — на 12,6), свиней — на 21,5 процента, овец — на 44,9, птиц — на 11,5 процента.

Причин сокращения поголовья животных много. Это и ухудшение воспроизводства стада, провал плана искусственного осеменения, снижение уровня кормления скота, засуха 1986-го, 1987-го и 1989 гг., полное прекращение поставок комбикормов из госресурсов, повышение процента яловости и бесплодия маточного состава, рост падежа молодняка из-за неполной обеспеченности требуемыми вакцинами, ветеринарными препаратами и, самое главное, — массовый угон скота. Как показывают статистические данные, более половины потерь поголовья крупного рогатого скота приходится на хищение.

Только за 5 месяцев 1991 года из ферм области угнано: крупного рогатого скота — 3541, овец — 16251, свиней — 1598 голов, а всего за последние 1,5-2 года похищено скота на сумму свыше 7 млн. руб. Кроме того, значительное количество скота крадется и у населения.

Так, у жителей села Храморт угнано 200 голов овец, Рева — 315, Сарнахпюра (Агбулаг) — 85, из кооператива «Бекон» Аскеранского района — 80 голов свиней, из сел Сарнахпюр, Пирджамал и Нахичеваник угнано 58 голов крупного рогатого скота.
И прежде взоры преступных элементов всегда были направлены на государственную, общественную собственность колхозов и совхозов, где было сконцентрировано значительное поголовье общественного скота и птицы.

Но у них тогда руки были коротки, так как скотоводческие фермы охранялись сторожами, имевшими оружие, хранение которого было разрешено органами внутренних дел. Кроме того, кража большого поголовья сразу выявлялась совместными действиями органов внутренних дел, так как невозможно незаметно и безнаказанно похищать 100-200 коров.

Изъятие оружия у охраны колхозных ферм стало первым сигналом для преступных банд, обосновавшихся за пределами области, которые и принялись за массовый угон скота.

Какой преступник упустит такой шанс, когда, угнав за ночь 100-200 коров, можно «заработать» 200-400 тыс. руб. Но мне не верится, что «выручка» эта попадает только в карман бандитов, угнавших скот. Государственная собственность расхищается вооруженными автоматами специальными бандформированиями, дислоцированными вокруг области.

Сельчане об этом знают, но как в соседних районах и даже внутри области распродается и присваивается это добро, нам не понятно. Ведь в соседних с областью районах вроде существует советская власть, следовательно, есть там и соответствующие органы — правоохранительные, госбезопасности, партийные и советские.

Не может быть, чтобы они не были в курсе того, что, к примеру, 100 или 200 коров, угнанных из НКАО, доставлены в какое-то село, райцентр или на мясокомбинат. Это говорит о том, что определенные органы власти соседних с областью районов руководят этими бандформированиями и считают, что хищение у армян — эти отнюдь не преступление.

Удивительно, что массовое скотокрадство осуществляется в условиях чрезвычайного положения и комендантского часа. Куда смотрят военные? Режим комендантского часа должен действовать не только в городе Степанакерте и сельских районах области, но и в соседних азербайджанских районах, где также введено чрезвычайное положение. Или здесь тоже действует неписаный закон – для армян комендантский час действует, а для азербайджанцев — нет? И не потому ли преступные элементы в соседних районах чувствуют себя столь вольготно?

Восстановление потенциала ферм, укомплектование их не обводимым поголовьем требует многих пет, а также миллионы рублей. Так, только для восстановления молочно-товарной фермы на 200 коров необходимо около 7 лет, свиноводческой фермы — 3-4 года.

Надо же, в конце концов, остановить скотокрадство. Надо же найти способ защиты государственной и общенародной собственности от организованных преступных групп.

Если же эти хищения преследуют политические цели, если органы внутренних дел и госбезопасности не принимают мер по недопущении скотокрадства, то поставить надежный заслон преступникам — дело, обязанность воинских подразделений советской армии, призванных в условиях чрезвычайного положения защищать oт преступных азербайджанских бандформирований, окопавшихся в соседних с HКАО районах.

Hе только население области, но и государственную собственность включая общественный скот и птицу.

Разглагольствования же средств массовой информации Азербайджана о том, что делу стабилизации межнациональных отношений якобы мешают армянские боевики, засевшие в НКАО, мягко говоря, не соответствуют действительности.

Совершаемые ежедневно грабеж ферм и угон скота, хищение сельхозтехники, уничтожение виноградных плантаций, посевов колхозов и совхозов области говорят о том, что наши хозяйства фактически не защищены и нет никаких боевиков, иначе они наверняка дали бы отпор преступникам. Пора остановить эти преступления.

В, Балаян, заместитель председателя Агропрома НКАО

“Ни одного армянина в Азербайджане”

В среде журналистов действует принцип: информация достоверна, если она официально не опровергается. Думается, такое впечатление оставила пресс-конференция cекретаря ЦК Компартии Азербайджана А. Дашдамирова в Москве, в ходе которой упорно протаскивалась мысль о том, что в НКАО в результате проверки паспортного режима арестованы «не имеющие местной прописки боевики, совершающие террор в отношении мирного азербайджанского населения».

Однако придет «время собирать факты», и за каждый противоправный шаг будут привлечены к ответственности те, кто, ослепленные национализмом бросили в тюрьмы сотни ни в чем не повинных граждан. А пока мы обязаны поименно назвать тех, кому на исходе XX века привелось испытать всю горечь фашистских концентрационных лагерей.

26 мая из тюрьмы участка Шахбулаг Агдамского района Азербайджанской республики были освобождены и с помощью комендантской службы доставлены в Мардакертский райотдел внутренних дел жители Кармиравана Яша Бабаян и Альберт Акопян.

Как сообщила главный бухгалтер кармираванского колхоза Сусанна Абрамян, их привезли в село с тяжкими телесными повреждениями и сейчас они лежат дома. Оказалось, арестованных вначале держали в следственном изоляторе города Мир-Башира, затем перевезли в Барду, а оттуда — в Шахбулагскую тюрьму.

Все это время их зверски избивали и истязали, держали в одиночных камерах без пищи и. медицинской помощи. Более жестокой была психологическая обработка…Десять дней совершенно невинных людей подвергали мучительным пыткам и унижениям. Им было запрещено даже говорить друг с другом на армянском.

26 мая отпустили на свободу и учителя Ванкской средней школы Гришу Галаяна, которого арестовали в Гетаване без всяких на то причин. Странным выглядит то, что арестованных в Гетаване вначале увезли в азербайджанское село Имерет-Керевенд Мардакертского района.

Целый день их продержали в каком-то подвале и регулярно били. На следующий день их — около 20 мужчин, на военных грузовиках привезли в азербайджанское село Умутлу, где все повторилось — избиения, угрозы, издевательства.

Унизительно, когда людей арестовывают по указке случайных азербайджанцев. Истязания продолжались в следственном изоляторе Мир-Башира. Читателю, вероятно, интересно знать, какие вопросы задавали азербайджанские «следователи». Вот они:

«- Сколько армян живет в Азербайджане?

Если в Армении нет ни одного азербайджанца, почему вы должны жить в Карабахе?

— Когда твой дед переселился из Ирана в Карабах?»

На это Гриша Галаян довольно дерзко ответил:

«- Мой дед, дед моего деда, дед его деда жили в Ванке и построили Гандзасарский храм.» За это он был подвергнут еще более жестоким истязаниям, Я не намерен описывать муки Гриши Галаяна. Достаточно лишь отметить, что более чем на 10 дней его и товарищей обрекли на голод.

«В тюрьме были специальные заплечных дел мастера, которые «работали» резиновыми дубинками. Били с равнодушием знающих свое дело профессионалов, как, скажем, мясник» — рассказал Г. Галаян, — не щадили никого.

Независимо от возраста, состояния здоровья, предъявленного обвинения. Конечно, опасались убить человека. «В Бардинском изоляторе меня пытками довели почти до потери сознания и я упал на пол, и когда на меня набросились и стали избивать ногами, в голове промелькнула мысль: все, пришел конец. Но в эту минуту до моего слуха донесся голос:

«- А кто будет отвечать, если вы его убьете?»

Что было потом, не помню. Я пришел в себя только на третий день. Только после этого я, наконец, увидел следователя. Поразительно то, что он не знал, почему меня арестовали. Никаких документов не оформлялось, и следователь интересовался у меня, за что я попал в изоля’тор.

Следователь пыткам меня не подвергал, вел себя вежливо, даже разрешил, прежде чем подписать, прочесть заполненный им на основе моих показаний протокол допроса. Здесь я узнал, что меня арестовали якобы из-за оказания сопротивления во время проверки, чего не было и в помине.

Меня и Алешу Багдасаряна задержали при въезде в Гетаван и прямо из машины забрали в Имерет-Керевенд. Какое сопротивление могли оказать двое безоружных людей, окруженных 20-30 омоновцами?!»

Добавлю, что Гришу Галаяна в следственных изоляторах Азербайджана ограбили тоже. У него отобрали часы, имевшиеся при нем 520 рублей. Охранник же Шахбулагской тюрьмы, не найдя у него больше ничего, чем можно было бы поживиться, отобрал туфли, всучив вместо них свои истоптанные рваные сапоги, в которых Г. Галаян и приехал в село. Побои, пытки основательно подорвали здоровье парня.

Все тело Г. Галаяна покрыто синяками и ссадинами, даже малейшее движение причиняет ему нестерпимом боль, но он все же считает себя счастливцем: ведь у него не было никакой надежды вновь увидеть родных, детей, жену. Все его мысли сейчас о тех, кто разделил его участь и терпит невыносимые страдания.

Кто ответит за все это? Неужто погибла совесть человечества, неужто мир допустит, чтобы по сей день в Азербайджанской республике продолжали осуществлять политику деармениэации, Арцаха, принцип «ни одного армянина в Азербайджане»?

В. Атанесян




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.