Опубликовано: 9 Сентябрь, 2017 в 0:13

Армянское наследие Эфиопии

Армянское наследие ЭфиопииВ начале марта была предложена заупокойная месса для моих родителей и семейства Севаджянов, что перенесло меня на 40 лет назад, когда я в последний раз был на службе в величественной церкви моего детства: Армянской Апостольской церкви Святого Георгия в Аддис-Абебе, Эфиопии.

Церковь и крест на куполе возвышались на фоне совершенного голубого неба. Я зашел и зажег свечу. Занавес алтаря был затянут так, как будто был Пост. Я посмотрел на лазурный потолок и люстры.

Свет струился через витражи в галерее хористов. Это было трогательно и красиво. Звонкий тон Вардкеса Налбандяна и чистое сопрано Салпи Налбандян растрогали меня. Провести полную службу было невозможно, так как Вардкес — дьякон, а армянских священников в Эфиопии больше не осталось.

Моя мама, Цовинар Севаджян, одетая как армянская аристократка 5 века на выставке Красного Креста в Аддис-Абебе, Эфиопия, 1961 год, в сопровождение мистера и миссис Бабланян.

Я стоял, слушал и молился. Я думал о всех Етовбаармянах (армяне Эфиопии), которые молились в этой церкви, которые создали самое богатое и полное жизни иностранное сообщество в Эфиопии; их численность в настоящее время сократилось до менее чем 100 человек.

Благотворители, промышленники, предприниматели, талантливые мужчины и женщины, и, прежде всего, ремесленники, ремесленники, и еще раз ремесленники. Как же много их было!

Погос Маркарян, приехавший в 1866 году и продававший товары и оружие двору Императора Йоханныса, а затем и Императору Менелику II, был одним из первых армян, обосновавшихся в Эфиопии в современной истории. К концу 1960-х количество армян было около 1200 человек.

Армяне были в Эфиопии задолго до этого, уже в 13 веке, но настоящее сообщество значительной численности образовалось только в начале 20 века, когда многие покинули дома своих предков в Османской Империи и нашли спокойное пристанище в христианской Эфиопии.

Другая волна армян прибыла в 20-х годах. Впоследствии численность увеличивалась, поскольку люди женились и приглашали родственников к себе, неважно где они остановились — в основном из Сирии и Ливана — после геноцида.

Ваге Тилбиян, один из участников выступления Армении на песенном конкурсе Евровидение. (Фото предоставлено Ваге Тилбияном)

Армяне, которые обосновались в Эфиопии до 20-х годов и те, кто приехал после 1945 года, были в основном хорошо образованы; среди них были доктора, стоматологи, химики, архитекторы, инженеры, адвокаты и финансисты.

Многие из тех, кто прибыл в 20-х годах из-за геноцида были ремесленники; среди них были портные, часовщики, сапожники и производители ковров. Таким образом, почти в каждой сфере, профессии и отрасли были армяне в Аддис-Абебе. Они приехали из разных уголков Османской Империи и привезли с собой уникальные знания из своих городов.

Аддис-Абеба мог похвастаться большим количеством удивительно искусных ювелиров. Одним из первых был Тигран Ебеян, прибывший из Константинополя. Он имел честь проводить коронации императоров Йоханныса в 1881 и Менелика II в 1889 году.

Если вы посетите какой-либо ювелирный магазин в Аддис-Абебе, вы увидите филигранные работы из золота и серебра. Этим навыкам эфиопских ремесленников обучили армянские коллеги.

Посещение армянского кладбища дает представление о происхождении трех основных волн армянской эмиграции, отражая трагедии, которые выпали на долю их родины: первая волна прибыла из Константинополя, Айнтапа, Арапкира, Харперта; затем из Аданы и Вана; и наконец из Мараша, Спарты и Смирны.

Интерьер церкви Святого Георгия, Аддис-Абеба, Эфиопия, 2015 год. (Фото: Р.П. Севаджян)

Трудно переоценить вклад армян в Эфиопии за эти 100 лет. Армяне двигались с Императором Менеликом II из Харара в Аддис-Абебу и помогали построить современную столицу. Здесь не хватит места, чтобы описать их весомую деятельность в торговле, производстве и правительстве, но некоторые из них должны быть отмечены, так как они действительно исключительны.

Во-первых, было два великих благотворителя, чье наследие живо до сих пор. Одним из них был Мигран Мурадян, купец, построивший церковь которая была освящена в 1935 году. Другой, Матиг Кеворкофф (Matig Kevorkoff), построивший в 1923 году современную школу с целью объединить 2 школы, которые ранее разделяли сообщество.

Кеворкофф был гражданином Франции, выросшем в Египте и переехавшем в Джибути в возрасте 29 лет, чтобы добиться успешной карьеры в качестве торговца табака и других товаров.

Во время фашистской оккупации Эфиопии (1936-41), из-за своего французского гражданства, все его активы были конфискованы итальянцами как “имущество врага”. Кеворкофф умер в нищете в Марселе в начале 50-х годов.

Среди ряда занимательных историй о том, как армяне случайно попадали в Эфиопию, выделяется история Даракджянов. Степан Даракджян покинул Харперт в 1912 году и направился в Египет, в надежде эмигрировать в Америку. Требованием на получение визы в Америку было обследование на трахому.

В ожидание осмотра окулиста, он отправился в армянское кафе, где он завел разговор с человеком по имени Ованнес Ассадурян, который только что прибыл из Эфиопии. Ассадурян сказал: “Ты кожевник.

Зачем ехать в Америку? Едь в Эфиопию, где нужна обувь!” Таким образом Степан Даракджян отправился в Харар и основал кожевенный завод в партнерстве с другим армянином Карикяном. Позже его сын Мардирос переехал в Аддис-Абебу, где он основал современный кожевенный завод в Акаки и обувной завод Дармар (Даракджян Мардирос).

Впоследствии он перешел во многие другие сферы и стал очень богатым. Завод и магазины существуют до сих пор и имеют старый символ льва (который очень похож на льва Metro Goldwyn Mayer), но сейчас магазины называются Амбасса (лев).

Двое из самых ранних переселенцев, Овсеп Бехеснилян и Саркис Терзян, разбогатели на продаже оружия Императору Менелику II во время войны 1896 года против вторгнувшихся итальянцев.

Имя Бехесниляна продолжает жить благодаря, пожалуй, крупнейшему и наиболее успешному конгломерату в Эфиопии HAGBES, основанном племянником Овсепа Агопом Бехесниляном (Hagop Behesnilian), который все еще является частным и имеет около 1000 сотрудников.

В течение около 100 лет армяне управляли крупными предприятиями и бизнесом, а также отделами в правительстве. Благодаря их лояльности к императорам— Йоханнысу, Менелику II и Хайле Селассие — им была доверена работа в таких важных сферах как: императорский монетный двор, казначейство, полиция (включая секретные службы), градостроительство и муниципалитет.

Был армянский заместитель губернатора провинции, офицер Кбур Зебагны (императорская охрана и заместитель мера Аддис-Абебы). Около 50 армян нашли работу при императорском дворе благодаря своим умениям (например шоферы, не только потому, что они умели водить, но и знали как правильно починить машину).

С открытием Эфиопии для иностранных посольств и международной торговли императором Менеликом II, появилась потребность в переводчиках. Армяне, будучи лучшими переводчиками в Османской Империи, стали переводчиками во многих посольствах и консульствах. Матиг Кеворкофф стал почетным представителем французского правительства в Эфиопии, а также полномочным послом Первой Республики Армения в Эфиопии.

Как уже было написано во многих статьях и публикациях, Рас Тафари (он же император Хайле Селассие I) был рад привезти 40 сирот в Эфиопию, пострадавших во время геноцида армян в 1915 году. В 1923 году, по пути в Европу, он увидел нескольких сирот в Иерусалиме и был потрясен историями о том, как они оказались там.

Арба Лиджох (“40 детей”) прибыли в Аддис-Абебу в сентябре 1924 года по изначальному 4-х летнему контракту для создания оркестра; некоторые из них научились играть на инструментах только в дороге! В 1930 году под руководством маэстро Кеворка Налбандяна, сочинившего новый гимн Эфиопии, оркестр сыграл на коронации Хайле Селассие I.

Национальный гимн каждой страны, приславшей делегацию, был сыгран перед входом своего представителя. Оркестр отказался играть гимн Турции – по понятным причинам.

Революция в Эфиопии 1974 года, свергнувшая Хайле Селассие I и установившая марксистское правительство, разорила армянское сообщество. “Красный террор” означал, что никто не был в безопасности. Жизнь стала невыносимой.

Молодые армяне, покинувшие Эфиопию ради хорошего образования, уже не возвращались. Многие из тех, кто мог, брали свои семьи и эмигрировали в другие страны. Община была разбросана по всему миру, и лишь некоторые семьи остались, сохраняя етовбаармянские традиции.

В этом году, армяне Эфиопии были удостоены внимания благодаря песенному конкурсу Евровидение. Выступление республики Армения будет представлено 6 армянскими певцами*: один из Армении, а также по одному певцу из Диаспоры с каждого континента. Ваге Тилбиян из Эфиопии будет представлять континент Африка.

*статья была написана до проведения конкурса Евровидение-2015

Медальон сделан и пожертвован Б.А. Севаджяном по случаю заупокойной службы в честь 50-й годовщины геноцида армян. (Фото: Р.П. Севаджян)

Хоть и семей осталось мало, армянское наследие продолжает жить в названиях районов Аддис-Абебы: Armen Sefer (Армянский район), Sebara Babour (сломанный паровой каток; в честь парового катка, привезенного Саркисом Терзяном для постройки городских дорог, который сломался и оставался на месте в течение многих лет), и Serategna Sefer (Рабочий район, в честь фабрики моего отца).

Многие старые дома и гостиницы, построенные армянами в стиле домов их предков были снесены. Однако, осталось несколько покинутых домов среди новых высотных домов, построенных по всему городу.

Если всмотреться внимательно, есть что-то армянское во многих уголках Аддис-Абебы.

В написании статьи помогли Левон Джерахян и Варужан Тилбиян.

© Автор: Р.П. Севаджян, написавший “В тени султана”, исторической новелы для подростков
© Источник: www.armenianweekly.com
© Перевод: Armenian Global Community — Гагик Галстян

Члены партии Дашнакцутюн в Аддис-Абебе, Эфиопия держат флаг Эфиопии в 1910 году. (Фото предоставлено Алэном Маркеру)
Лидеры армянской общины Аддис-Абебы, Эфиопия, в середине 40-х годов 20 века. Стоят слева-направо: Богос Егиаян, Гарбис Ебеян, и Мануг Худанян. Сидят слева-направо: Амасия Сукиасян, Аведис Севаджян, епископ Мампрэ Сирунян, Самвел Бехеснилян, и Арутюн Налбандян. (Фото предоставлено Аидой Шахбаз)
Одна из первых стоянок такси в начале 1930-х годов — армянские шоферы, Аддис-Абеба, Эфиопия. (Здания на заднем фоне построены в типичном армянском стиле.) (Фото предоставлено Варужем Мавляном)


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *