Опубликовано: 7 мая, 2020 в 15:11

Аким Тамиров — Актер с акцентом на миллион долларов — От МХАТа до «Золтого Глобуса»

«У тебя интересные глаза. Такое впечатление, что ты страдаешь… Прочитай мне, пожалуйста, вот эти строчки…» , — Известный актер Московского Художественного театра Ричард Болеславский однажды обратился с этими словами к 19-летнему Акиму Тамирову.

Они стали отправной точкой в истории актерской биографии Тамирова, началом отсчета его сценической, а затем и кинокарьеры. В будущем он — дважды номинант на «Оскар» и обладатель «Золотого глобуса», но сначала была сцена МХАТа, которая и заложила основу предстоящего успеха.

Аким Тамиров родился в Тифлисе на исходе XIX века, в 1899 году, в армянской семье. Есть источники, указывающие Баку в качестве места рождения актера. После знаменательной встречи с Болеславским Тамиров приехал в Москву, где учился в школе при Художественном театре.

Несколько лет под руководством великого мастера Константина Станиславского не могли пройти для молодого актера даром — благодаря его урокам профессиональное отношение Акима Тамирова к каждой, даже самой маленькой роли стало легендарным в Голливуде. «Тамиров обладает телепатическим шестым чувством в понимании того, что хочет режиссер», — как-то сказал Сесил ДеМилл, американский режиссер и продюсер.

С 1920 по 1924 год Аким Тамиров был одним из ведущих актеров МХАТа. Вместе с театром он ездил с гастролями в США. В списке ролей Тамирова числились — Гибнер («Ревизор»), Федотик («Три сестры»); Алешка («На дне»); Яша («Вишневый сад»), Калганов («Братья Карамазовы»).

В 1923 году во время американских гастролей несколько актеров МХАТа приняли решение не возвращаться на родину. В их числе оказался и Аким Тамиров. Первым его опытом на новом месте стало открытие Академии сценического грима в Нью-Йорке.

Академию месте с Тамировым открывала Тамара Дейкарханова, прима театра миниатюр «Летучая мышь», в котором играл и он сам. Среди учеников Академии была Кэтрин Хепбёрн.

В 1929-м разразилась Великая депрессия, оказавшаяся разрушительной для множества людей, — повсеместно царила безработица. Академия Тамирова и Дейкархановой обанкротилась.

Сложные времена не обошли стороной Акима Тамирова. Чтобы заработать на жизнь, он сел за руль такси, а его жена актриса Тамара Шэйн устроилась официанткой в ресторан.

Именно она настояла на том, чтобы Тамиров учил английский язык и ходил в кинотеатры, не теряя связь с любимой профессией. «Я стал большим специалистом по окончаниям фильмов, — со смехом вспоминал он. — Мне приходилось выжидать, пока контролеры отлучатся на минутку, чтобы прошмыгнуть в зал без билета. Обычно они уходили под самый конец».

После появления звукового кино Аким Тамиров перебрался в Голливуд. Следующие несколько лет стали для него периодом маленьких ролей в кино, пока он не снялся в картине «Окей, Америка» (1932). А успех фильма Рубена Мамуляна «Королева Кристина» (1933) сделал Тамирова популярным. В 1934 году его фамилия появлялась в титрах тринадцати фильмов, а в 1935-м — пятнадцати. Дальше — больше. Дальше были «Оскар» и «Золотой глобус».

В 1937 году Аким Тамиров был номинирован на премию «Оскар» в категории «Лучшая мужская роль второго плана» за роль генерала Янга в фильме «Смерть генерала на рассвете». В 1944-м — еще одна номинация на «Оскар» в той же категории за роль командира партизанского отряда Пабло в фильме «По ком звонит колокол», снятом по одноименному роману Эрнеста Хемингуэя. За эту же роль Тамиров получил премию «Золотой глобус».

Палитру киноролей Акима Тамирова можно назвать «многонациональной». На экране он воплощал и индуса, и мексиканца, и венгра, и испанца, и китайца, и грека, и итальянца, и француза, и поляка, и русского.

Возможно, отчасти благодаря своему акценту Тамиров и стал популярен. «Все в Голливуде говорят, что мой акцент стоит миллион долларов. Конечно, я должен быть благодарен этому смешному произношению, но, если бы вы только знали, сколько я потратил сил и средств, чтобы избавиться от него», — рассказывал Тамиров.

Правда, избавится от акцента ему было бы не так-то просто. В 1933 году Тамиров подписал контракт со студией Paramount Pictures, менеджеры запретили ему хоть как-то менять речь — им нужен был «универсальный» иностранец.

Имя Акима Тамирова и его ставший известным акцент упоминаются в нескольких произведениях американской литературы. Например, вот что в рассказе Джерома Сэлинджера «Дядя Виггли в Коннектикуте» («Лапа-растяпа») одна из героинь говорит об актере: «Ну, Аким Тамиров. В кино играет. Он еще так потешно говорит: „Шутыш, всо шутыш, э?“ Обожаю его…»

В 1936 году по США путешествовали знаменитые писатели Илья Ильф и Евгений Петров. Позднее в книге «Одноэтажная Америка», изданной в 1937-м, они рассказали о встрече с одним бывшим советским актером, но при этом не упоминая его имени.

«Когда Художественный театр был в Америке, один совсем молоденький актер остался сниматься в Голливуде. Остался на три месяца, а сидит уже больше десяти лет. Он относится к числу тех, которые преуспевают. Дела его идут в гору». Судя по всему, этим актером был Аким Тамиров.

Источники: 1. Аким Михайлович Тамиров 2. Аким Тамиров. Актер с акцентом на миллион долларов. Часть I 3. Аким Тамиров. По дороге к успеху. Часть II




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.