Опубликовано: 24 декабря, 2019 в 20:41

Синдром Мазманяна в безмерной любви к Родине

Иногда определённые поступки отдельного армянина становятся отражением того, какова может являться любовь к родине и это становится памятью, передающейся из поколения в поколение. Словно Никол Думан, застреливший себя в тот момент, когда он осознал неспособность оказать помощь своему народу, так и Ованес Мазманян оказался в ситуации крайней несправедливости к своей нации.

Но отметить нужно то, что Мазманян не был фидаином, для которых смерть не воспринималась как конец пути и как пугающее событие. Это был простой военнослужащий, но армянин.

Это был полковник Первой Республики, служивший в Карсе. Армяне в Карсе имели до 600 орудий и мощную линию обороны, но политика сыграла свою роль.

Закавказский сейм готовился к серии переговоров с османами и не особо был готов защищать армян, чьи позиции расходились с грузинами, подстелившими себе соломку в виде германской интервенции, и тем более с тюрками.

Переговоры с турками не могли идти дальше, так как те потребовали армянам удалиться. Тбилиси, где заседал Сейм, решил удовлетворить требование. Протест дашнаков ничего не дал, Назарбекян смирился и дал приказ о выводе войск и населения.

Сердце Мазманяна не выдержало такого акта несправедливости. Он решил пожертвовать жизнью, чем видеть падение и сдачу Карса. Вместе с ним так поступил ещё несколько человек.

Фамилия его запомнилась в так называемом «синдроме Мазманяна»- состояние чувства крайней несправедливости и бессилия, приводящий к самоубийству. Также называется и «патриотизм Мазманяна», с безмерной любовью к родине.

Артур Акопян Антитопор




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.