Опубликовано: 28 Октябрь, 2018 в 0:10

Лесли Дэвис — Американский дипломат, очевидец Геноцида армян

Лесли Дэвис - Американский дипломатАмериканский дипломат, очевидец Геноцида армян Лесли Дэвис родился в городе Порт Джеферсон штата Нью-Йорк (США) 29 апреля 1876 г. В 1898 г. окончил факультет философии в Корнелльском университете, получив степень бакалавра по философии. В 1904 г. получил степень бакалавра на факультете юриспруденции в университете Джорджа Вашингтона.

Параллельно с учебой работал журналистом. В дальнейшем журналистский опыт мастерски использовал в отчетах госдепартаменту из Османской империи, делая их более впечатляющими. Владел несколькими языками: английским, французским, русским и испанским.

Лесли Дэвис начал свою дипломатическую деятельность с 1912 г. Многообещающий молодой юрист вначале был отправлен госдепартаментом США на дипломатическую службу в Батум (Российская империя).

В 1913 г. Дэвис пешком обошел Узбекистан и Каавказские горы, поднялся на гору Арарат (7 сентября 1913 г.). Учитывая его любовь к пешим походам и неблаговоспитанное поведение американского дипломата, было решено отправить его на службу в Харберд. Это американское консульство было самым далеким из 13 консульств Османской империи. Дэвис был единственным дипломатом нейтральной страны, который служил в центре Западной Армении. Его ближайшим коллегой в Эрзуруме был консул Германии Шойбнер-Рихтер.

«Консульство Харберда – одно из самых дальних и недоступных в мире. Оно находится в глубинке азиатской Турции, расположено далеко от любого порта или железной дороги. Для того, чтобы доехать из порта Самсун Черного моря, который был самым удобным и оживленным, понадобилось 13 дней езды на телеге, а когда я возвращался, 18 дней ехал верхом на лошади, чтобы доехать до железнодорожной станции в Эрегли, откуда на поезде через 3 дня вошел в Константинополь».
Лесли Дэвис

Дэвис прибыл в Харберд 31 мая 1914 г. По воле судьбы американский консул стал очевидцем резни армян, осуществляемой в «провинции бойни».

«Выражение «Провинция бойни», как назвал я эту провинцию в моем последнем послании на тему этих событий, написанном 7 сентября, исходя из всего того, что я узнал и увидел с того момента, полностью оправдалось. Выяснилось, что мужчин, женщин и детей каравана, о которых упоминал на 15 странице этого отчета, на расстоянии пятичасового пешего пути вырезали.

В самом деле, кроме незначительных исключений депортированных в первые дни июля, всех, кого увели из города, не доходя до границ вилайета вырезали. Достаточно сложно понять смысл программы, которая вынуждает армян Трапезунда, Орду, Кирасуна, Зары, Эрзурума, Ерзнка приводить сюда – истреблять здесь… Мы сами задаемся вопросом, почему этот вилайет выбран для бойни», — пишет он.

В июне 1915 г. начались массовые аресты армянских мужчин Харберда. 1 июля из Харберда вышел первый караван насильственно переселяемых армян. Дэвис очень быстро понял, что депортированных ожидает жестокое будущее, и уже в первые дни ссылки решил по мере возможности дать армянам убежище на территории огромного здания консульства.

«Сейчас важнее всего помочь выжить этим людям, потом помочь, когда будет возможно, выехать из страны. В любом случае невозможно узнать, что дальше сделают с немногочисленными выжившими армянами, а возможность возникновения осложнений в деле спасения их от убийц, намного выше, чем мог бы себе представить житель более цивилизованной местности.

Как я уже объяснял, единственный эффективный способ – это поселить людей в консульстве, однако, понятно, таким способом число спасенных будет ограничено». Отрывок телеграммы консула Л. Дэвиса послу Г. Моргентау, 30 декабря, 1915 г.

Подвергая свою жизнь риску, Л. Дэвис в здании консульства спрятал около 80 армян. Одним из них был переводчик и телохранитель Дэвиса Карапет Петросян. С ним Дэвис отправился к озеру Гелджук (эта местность стала братской могилой для тысяч армян Харберда). В 1923 г., едва избежавший гибели, Карапет пишет главе консульской службы госдепартамента Вилбуру Карру:

«Уже через несколько дней нам стало известно, что в нескольких милях от города ссыльных армян убили, консул Л. Дэвис не мог в это поверить, по этой причине мы вместе на лошадях отправились из Харберда и приблизительно через три мили с двух сторон дороги увидели трупы. В пятнадцати милях встретили тысячи заколотых мужчин, женщин и детей, трупы которых уже разлагались. Консул Дэвис таким образом лично убедился, что правительство решило искоренить в стране армянскую нацию, поэтому начал делать все возможное, чтобы помочь остальным выжившим».

В написанном госдепартаменту отчете Дэвис так охарактеризовал миссию по спасению армян:
«Когда доехал до Харберда, я даже не думал, что может произойти такая трагедия, и я буду единственным иностранным должностным лицом, ставшим очевидцем, и хотя у меня не будет возможности предотвратить, некоторых спасу от тяжкой судьбы остальных».

В самый разгар осуществления Геноцида – 1915-1916 гг. – О подвиге консула Дэвиса писал также американский миссионер Генри Ригс. Глава консульской службы госдепартамента В. Карри пишет:
«Господин Дэвис был последователен, смел и осмотрителен, благодаря чему сумел спасти многочисленных выселенцев, которые в противном случае по всей вероятности стали бы жертвами, хотя местные власти были чрезвычайно упрямы, как и консул, в отрицании юридических прав вмешательства во «внутренние дела Турции».
Ригс Вилбуру Дж. Карри, 3 декабря, 1917 г.

Часть армян, нашедших убежище в американском консульстве, были гражданами США или их родственниками. После депортации в Харберде остались приютившиеся в американском консульстве армяне, воспитанницы колледжа Евфрат, рабочий состав американского госпиталя, получивший разрешение на временное проживание, воспитанники и учителя германского и датского сиротских приютов.

В парке большого и огражденного здания консульства жили около 40 армян. Обеспечение продуктами большого числа армян осуществлял лично Дэвис. Детям было запрещено шуметь, днем мужчины прятались в погребе, а ночью выходили подышать свежим воздухом. Жизни каждого прячущегося армянина угрожала серьезная опасность, их считали «фурар», то есть дезертирами, грешниками.

Спасшиеся от депортации армяне сдавали деньги, украшения, ценные бумаги, свидетельства о страховании жизни американскому консулу. Когда ситуация обострилась еще больше, иностранные миссионеры Мамурет-уль-Азиза также сдали свои денежные средства Л. Дэвису на хранение.

«Был период, когда таким образом у меня оказалось около 200 000 долларов золотом, и так как прислуга по большей части отсутствовала, порой думал, что могло произойти, если бы на консульство совершили нападение, когда я был бы один».

Имущество армян Дэвис хранил при себе до 1917 г., когда он отбыл из Османской империи. Фактически он спас жизни не только десятков армян, но также и их имущество, хотя и был приказ вали – сдать ценные вещи армян государству. Л. Дэвис свидетельствует в своем отчете, что до отъезда из Харберда основную часть денег он вернул законным владельцам, небольшую часть датским миссионерам, а свидетельства о страховании немцу Эгману. Другую часть средств он взял с собой в США для сдачи живущих там родственникам.

Согласно отчету американского консула, к концу 1915 г. в провинции Харберд насчитывалось 8000-10 000 спасшихся армян, в числе которых было 1000-2000 беженцев, пришедших из других провинций. Дэвис также занимался вопросами организации материальной помощи едва избежавших гибели армян в других местностях: горах, разрушенных деревнях.

Американский консул был посредником между находящимися в Харберде армянскими беженцами и живущими в США их родственниками, которые отправляли деньги Дэвису в адрес консульства, а он в свою очередь передавал эти средства армянам, прячущимся в тайниках. В разных поселениях Харберда, в том числе в Малатии и Арабкире у Дэвиса были знакомые армяне, которые давали ему сведения о спасшихся соотечественниках. Дэвис сотрудничал также с курдами Дерсима, посредством которых обеспечивал письменную связь с армянами, нашедшими убежище в Дерсиме.

Кроме того Дэвис, используя свои связи и личный авторитет, приобретал у вали разрешения и обеспечивал переселение спасшихся армян в США.

Дэвис также занимался судьбой спасшихся армян Себастии и Диарбекира. Он пишет:
«Чтобы узнать на месте или нет армяне Сваза или Диарбекира, которыми интересуются, через банк, который имел в этих двух городах филиалы, я отправлял небольшие суммы. Если они бывали там, то получали деньги и отправляли мне квитанцию. В противном случае перевод возвращался. После приобретения всех данных относительно армян, упомянутых в инструкциях госдепартамента консульству, я отвечал обстоятельной депешей».

Когда в дальнейшем выяснилось, что эти депеши по причине цензуры не достигали адресата, опытный дипломат нашел другой способ. В телеграммах он избегал армянские имена, иногда использовал английский вариант армянского имени. Например: инструкция госдепартамента номер 150 от 21 июня: В Харберде кроме интересующих вас двух детей сестры Элизабет, никого нет. Они нуждаются в деньгах».

Многие армяне из Харберда отправились на выездные работы в США еще до геноцида. Следовательно, в 1917 г. после вступления США в войну, когда Лесли Дэвис вернулся на родину, многие американцы Харберда обращались к бывшему консулу с надеждой найти родных. Госдепартамент позволил Дэвису отправиться в Нью-Йорк, Бостон, Провиденс и другие города, чтобы встретиться с ними.

Свою дальнейшую дипломатическую деятельность Дэвис продолжил до ухода на пенсию в 1941 г. Умер 27 сентября 1960 г. в Питтсфилде (США). О Дэвисе и его гуманистической деятельности впервые подробно написала американский исследователь Сюзан Бэйр (Susan K. Bair), исследовав в 1990 г. не изученные до того отчеты госдепартамента.

Составила Гоар Ханумян


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.