Опубликовано: 15 мая, 2017 в 23:46

Эрминэ – царица «амазонок»

Эрминэ – царица «амазонок»… Эту книгу на армянском языке о преступлении без наказания я читал больше года. И дело не в солидной дистанции в 1100 страниц энциклопедического формата. Эта книга о Геноциде армян, и ее невозможно читать залпом — опасно для психики.

Автор – корнями из Западной Армении, 35 лет записывал рассказы уцелевших, перелопатил гору книг на эту тему и назвал свою «Армянин бессмертен», издав в 1988 году в Лос-Анджелесе. Но мне она попала в 2009-м.

По этой книге, по ее главной сюжетной линии надо снять фильм. Автор не выдумывал сюжета, а выстроил его по рассказам, в том числе и одной из своих родственниц, одной из «тех» девушек из Западной Армении, о которых мы ничего не знаем.

Прежде чем подойти к 1915 году, расположу на бумаге несколько фактов, которые в перспективе стоило бы врезать в пролог фильма на фоне географической карты. «Армянское летосчисление начинается с 2492 г. до н. э.».

«Территория Армянского нагорья составляет около 380 тыс. кв. км». «Первые набеги турок-сельджуков на Армению произошли в XI веке, в дальнейшем завоеванная страна была разделена между Османской и Персидской империями».

«В Османской империи под страхом смерти армянам и другим христианам запрещалось иметь оружие». «В годы Первой мировой войны мужское армянское население Турции до 50 лет (это не менее 80-90 тыс. человек) было призвано в армию, использовано в строительных работах и расстреляно». «В армянских семьях остались безоружные мужчины старше 50 лет и младше 18, женщины, дети, старики».

Эти два главных геноцидовлекущих фактора (без оружия и большинства мужчин призывного возраста) я особо подчеркиваю для тех (в том числе именующих себя историками), кто пытается свести основные причины Геноцида к разрозненности нации, а отдельные кретины особо напирают на предательство.

Пусть такие приведут мне хоть полпримера из мировой истории, когда какой-либо народ (без оружия и мужчин) сумел победить регулярные вооруженные силы страны, поставившие задачу истребления своих же граждан, но не той, которая нужна, национальности. Не было такого и, надеюсь, необходимости в таких испытаниях у других наций не будет. Хотя…

Однако к сюжету. К той Первой мировой войне, в которой армяне возложили на алтарь победы большую половину нации и, находясь в стане победителя и располагая железными гарантиями-обещаниями победившей «бригады», были вознаграждены за муки, верность союзникам и христианству дальнейшим катастрофическим сокращением ареала проживания до 29,8 тыс. кв. км.

Итак, апрель 1915 года, мужчин и оружия практически нет, а турки пожаловали в армянские города и села. И началась «депортация» населения, перемещение сотен тысяч людей в аравийские пустыни. О том, как это происходило и к каким демографическим потерям привело, написано достаточно книг.

Есть и фильмы. Но называть все это хоть в какой-то степени адекватным действительности будет явным преувеличением. Мы, армяне, беспомощный и бесхитростный народ, когда надо связно рассказать о том, как жестоко и несправедливо поступили с нами все. Не только турки.

Автор книги отслеживает судьбу Западной Армении и Киликии с 1915 по 1921г., начиная с эпизода, ниточки, разматывающей клубок сюжета. Нагрянувшие в безоружные армянские поселения доблестные турецкие воины отбирают из «депортируемых» очередную крупную партию красивых армянок и уединяются с ними в огромной пещере, чтобы попировать, пожирая армянские припасы, запиваемые добрым армянским вином.

Пир. Обжорство. Начавшаяся оргия. Небеса благосклонно взирают на происходящее. И только один армянский юноша, удравший от «депортации» и разыскивающий свою возлюбленную в попытке спасти ее, подбирается в сумерках к пещере с двумя часовыми у входа.

Турки по справедливости «угощают» своих часовых двумя красивыми девушками из пещеры. И когда часовые, потеряв бдительность, пытаются обуздать «гяурок», Артин одного за другим без шума убивает обоих.

Спасенные девушки, Эрминэ и Астхик, по плану Артина возвращаются вместе с ним, переодетым, в пещеру, тайно объясняют пленницам, что надо вдоволь напоить турок вином, танцевать и по сигналу – выстрелу Артина – напасть на насильников, которых было в 3-4 раза меньше, чем жертв.

План срабатывает. Девушки, некоторые ценой жизни, дружным натиском убивают опьяневших аскеров, обретают свободу и выбирают своей предводительницей Эрминэ. По ее записям, в ту ночь были освобождены 173 образованные девушки, имевшие даже дипломы Кембриджа, Гарварда, Оксфорда, и 448 – попроще. И Эрминэ в победный час говорит:

Еще не испытав поцелуя армянина, мы все осквернены турками. Мы никогда этого им не простим. Мы будем мстить за своих отцов, мужей, братьев, детей. Кто не хочет – свободен в своем выборе. А мы будем биться за наших мужчин. И если нам суждено умереть за родную землю, постараемся прихватить на тот свет побольше турок. Армянин – бессмертен!

Казалось бы, идея девушек выглядит бредовой, а автор – голливудским сценаристом. Но девушки коротко обрезают волосы, часть из них, умеющих стрелять из пистолета, облачается в одежды аскеров, основную массу девушек в тех же истерзанных одеяниях помещают в середину колонны (в качестве захваченной добычи) из 80-90 «турок», и отряд Эрминэ и Артина пускается в путь.

За первой удачей следует вторая — победа над 30 турецкими всадниками, которых отряд Эрминэ «угощает», но не дает насладиться пленницами. Так на 29-й странице книги завязывается сюжет с точкой на стр. 1139.

Несогласных – на месте

Отряд движется по Западной Армении, сторонясь больших поселений и пытаясь помочь своим там, где это возможно. Следуя маршрутом мстительниц, автор попутно вкрапливает в текст сведения об армянской истории, деятелях политики и культуры, о судьбе больших армянских городов и сел. Их участь была в те годы незавидной.

Те из армян, которые, не веря протокольным обещаниям турок, отказывались выполнять приказ о «депортации», объявлялись властями восставшими и уничтожались на месте. В ряде населенных пунктов армяне проявили образцы героизма, обороняясь припрятанными скудными боеприпасами против регулярной армии с артиллерией.

Некоторым из них (Ван, Мусалер и др.) удалось спастись благодаря помощи союзников. Основная часть оказалась неготовой к военному отпору (ни мужчин, ни стволов) и, оставив все нажитое, пустилась в путь.

Согласных – на медленном караванном огне

«Депортированные» шли пешком. В первые же дни турки убили редких уцелевших мужчин, пытавшихся заступиться за честь жен и дочерей. А потом начался настоящий ад. Не тот бутафорский, которым пугают священники.

Взятые припасы продовольствия быстро кончились, охрана практически не кормила массу людей, на каждом шагу нападали банды курдов, чеченцев, черкесов и прочего сброда.

Красивые женщины проклинали судьбу за то, что родились красивыми. В отличие от некрасивых им выпала гораздо худшая доля. Их мучили долго и изощренно. А в итоге все равно убивали. Младенцев просто убивали, чтобы не мешали насильникам.

Женщины часто сами, обезумев от пережитого, не зная, чем кормить детей, оставляли их в пути под кустиком, за камнем, чтобы меньше мучились и чтобы не видеть смерть своих детей. Многие топились в реках.

Одна река Евфрат поглотила десятки тысяч тел армян и вышла из берегов. Но никому не было до этого дела. Турки целенаправленно зачищали территорию от аборигенов в масштабах и темпах, доселе человечеству неизвестных.

Значительно позже Гитлер осуществил Холокост. Некоторые еврейские политики с высокомерной миной заявляют, что Холокост – явление исключительное и нельзя с ним сравнивать Геноцид армян.

Не собираясь спорить с ними относительно «голубизны» крови избранных или неизбранных народов, замечу, что согласен с ними. Конечно, эти события резко отличаются по своей политической сути.

Холокост был истреблением народа не на его исторической родине, а в других государственных образованиях (Германия, Польша, СССР и т.д.) под идеологическими знаменами расизма и в угоду экономической потребности избавления от еврейского капитала.

Геноцид армян был истреблением аборигенов на их же территории, хранящей тысячелетние признаки армянской государственности – с тем, чтобы окончательно застолбить захваченную землю за насильником.

И просвещенное человечество до сих пор с большим уважением относится к деяниям «благородных турок», чья история, по недавнему выражению Эрдогана, «чиста и светла, как солнце, ибо наши солдаты всегда уважали дедовские законы чести и не отнимали жизни невинных людей.

Даже на поле боя». А к мавзолею людоеда Ататюрка, продолжившего геноцид армян и греков до 1922 года, главы цивилизованных европейских государств благоговейно возлагают венки.

«Дедовские законы чести» глазами отряда Эрминэ

Что может сделать горстка отчаянных мстительниц? На несколько сотен девушек приходилось с десяток юношей. Девушки учатся и делают успехи в стрельбе из пистолетов. Ружья, а уж тем более отнятые сабли им не по плечу, нападения на регулярные части – не под силу.

Да и вместе в таком количестве держаться нельзя, заметно, и поэтому они делятся на дружины поменьше и, поддерживая через гонцов связь, приходят на помощь небольшим осажденным деревням и угоняемым в пустыни смерти караванам. В книге есть десятки эпизодов об освобождении соотечественников, о героизме и предательстве, победах и поражениях.

В одном из сражений окруженный головной отряд почти начисто гибнет. Эрминэ уносит конь, она чудом спасается и возрождает отряд. Девушки, перезимовав, продолжают свой путь, не понимая, почему так безжалостно, под корень вырезается народ, который способствовал развитию и благоденствию всей страны.

На каком-то отрезке книги я почувствовал, что не могу больше читать. Нет больше нервов и сил переживать жестокость одних по отношению к другим. Но потом подумал, что автору было гораздо труднее записывать все эти истории из уст очевидцев.

Я продолжил читать и выписывать способы умерщвления, варьируемые изобретательными турками и курдами. Я поражался их безудержной фантазии, таланту причинять гяурам физическую и моральную боль.

Я убедился, что жалкое выражение «зверство» – всего лишь поклеп на бессловесных хищников. Тут явно нужно другое определение. Вот Рафаел Лемкин изобрел, назвал убийства армян 1915 года «арменоцидом», выводя из этого «геноцид».

А дальше не пошел, хотя надо было охарактеризовать осуществленное действо по имени организаторов и исполнителей, назвать вещи своими именами, то есть «тюркством» и «курдством».

Почему жертву указывают по имени, а об именном патенте палачей скромно умалчивают? Хотите несколько примеров «тюркства»? Извольте, если нервы выдержат.

Отряды Эрминэ, Асмик, Нанар, Варсеник и других воительниц шли по Армении. И видели…

Подкованных священников с отрезанными языками, прибитых гвоздями к стенам церквей в фигуре распятого Христа.

Кресты, выжженные раскаленными шампурами на телах висящих головой вниз обнаженных девушек. Их отрезанными грудями курды кормили своих собак.

Отказавшихся покориться девушек, которым в назидание другим глубоко забивали колы во влагалище и оставляли умирать.

Несчастных юношей, переодевшихся, чтобы спастись, в женскую одежду, турки, ухмыляясь, привечали словами: «Ах, ты женщиной хочешь стать? Сейчас, сейчас…»

Детей с выколотыми и вложенными в уши глазами.

Детей, которым отрезали одну руку и одну ногу или обе. Или отрезали одно ухо и выкалывали один глаз. А потом отпускали жить.

Последнее – не фантазия автора. Таких детей было потом много собрано в американском сиротском приюте в Мараше. Прибавлю, что на стариков и старух обращали меньше внимания, потому что и так «сдохнут» от такой «жизни». А главное – не родят армянина.

Продолжить примеры проявления «дедовских законов чести» или хватит? Загадаю все же одну турецкую загадку. Насилуя девушек, турки часто откусывали им соски, а потом нанизывали их, засушенные, на нитку.

Я все не мог понять, зачем. Решил, что коллекция собиралась для похвальбы о том, со сколькими пленницами изволил соблюсти «дедовские законы чести» герой в турецком понимании слова. За эту версию говорил и пример Махмуд-бея, у которого на ниточке скопилось 500 сосков.

Но, оказывается, дело в другом. Как простодушно признается через несколько страниц другой турок: «Вдруг она спасется из моих рук, вдруг родит потом мальчика для мести… Нет уж. Без сосков она его вскормить не сможет».

Вы слышите, господа возлагатели венков к мавзолею Ататюрка, одного из главных творцов «чистой и светлой» турецкой истории? А я ведь не объяснил еще, как удобно снимается скальп с головы захваченной в плен и четвертованной потом мстительницы.

Волосы ведь густые, крепкие, дергать по надрезу сподручно… Я не рассказал еще многого из того, что запомнил намертво и припомню кое-кому на том свете. Но приведу все же еще один эпизод. Специально для……четы Клинтон

Ну вот, скажут читатели со стажем. То Ваник Смбатович мать Билла Клинтона не так помянул. Теперь этот ополоумевший от ужасов книги туда же. Спешу заверить, что не чокнулся и дочитал книгу вовсе не в статусе мазохиста, а чтобы через годы мысленно до конца пройти путь армянских амазонок поневоле.

Кстати, старик Геродот географически разместил амазонок именно в наших краях, на полуострове Малая Азия, и, может быть, они покровительствовали с небес своим армянским сестрам.

А многоуважаемым Хиллари и Биллу я просто предлагаю напрячь на пару минут воображение и поразмыслить со мной. Ведь есть же у вас, супругов, дорогое для обоих существо. Ну, конечно же, это ваша дочь Челси. И хотя она (17 февраля 1980 г.р.) до сих пор не одарила вас внуком, представим, что в этом году родит.

Зря она, что ли, обручилась 1 декабря 2009 года с Марком Мезвински. И вот у вас родилась внучка, белокурая, красивая, вся в деда с бабулей, и вы в ней души не чаете и задыхаетесь от нежности.

Но дальше я поступлю с вами не в голливудских традициях. Я вас всей семьей заброшу в 1915 год армянами в маленькую деревушку. Марка тут же заберут в турецкую армию, дадут в руки лопату и через месяц прикончат выстрелом в затылок.

А в вашу деревню нагрянут доблестные турки, реквизируют для начала несколько баранов, одни начнут их резать и свежевать, другие зажгут костры на площади, поставят воду кипятить. И начнут попутно требовать у знати золота, прежде всего с семьи старосты Клинтона.

Дед Билл честно скажет, что все давно отобрали, и осталась только еда. Его оборвут, проверят на прочность кнутом, а потом не мудрствуя лукаво возьмут и кинут внучку в кипящий котел. Бабушка и дочь потеряют сознание, дед, обжигаясь, достанет внучку, она еще будет дышать. А турки спросят: «Ну что, вспомнил, где золото?»

Прочитав в книге этот эпизод (с другими именами), я еще раз убедился, что «зверство» – пустое слово. А «тюркство» забывать – значит творить грех по отношению к брошенной в котел малютке.

Я не стану, уважаемый Билл, напоминать, что потом произошло на ваших глазах с вашей супругой и дочерью. Просто спрошу: вы когда-нибудь простите все это убийцам или ухмыляющимся в усы Давутоглу, нераскаявшимся потомкам убийц? Нет? Тогда уж как-нибудь подскажите супружнице, чтобы она не спешила толкать армян в объятия турок.

Мы лучше вас и вашей супруги знаем цену этим объятиям и цену обещаниям высокопоставленной иностранной публики из завсегдатаев мавзолея Ататюрка.

Турецкая Республика так же истребляла армян, как и Османская Турция, а сегодня продолжает многолетнюю блокаду. Без покаяния государства-агрессора дружить с ним и безнравственно, и опасно. Право прощать принадлежит не обидчику, а обиженному, и только когда обидчик действительно раскаялся.

Эрминэ – царица «амазонок»

Я дочитал эту книгу, полную множества невероятных переходов от спасения к гибели. Мужчин в отряде амазонок по-прежнему насчитывалось единицы, и они гибли первыми, защищая девушек.

Артин весь путь прошел рядом с Эрминэ, и ее сердце принадлежало ему. Но Артин, узнав о гибели невесты, влюбился потом в освобожденную из гарема бея турчанку Салби. Она также воевала рядом с армянками, мстя тем, кто убил ее родителей, бедных крестьян, и умыкнул красавицу в гарем.

Один из отрядов мстительниц под началом Варсеник (128 девушек) сражался в мужской одежде в Сардарапатской битве в полку Погосбека Пирумяна и 32 из них погибли. А Эрминэ дала последний бой у греческой Смирны (Измир), защищая греков и армян.

Потом она, Артин, Салби, Нвард и многие другие оказались в Греции, не прижились там и еще в 1922 году приехали в Советскую Армению. Конечно, Араратская долина никогда не заменит Алашкертскую или Мушскую. Но это тоже была Армения, и неудивительно, что Артин и другие уцелевшие мужчины Западной Армении потом ушли воевать с Гитлером.

Мученицы и героини Страны Армянской

Прочитав книгу Арутюна Джахацпаняна «Армянин бессмертен», я еще раз возблагодарил судьбу за то, что принадлежу к армянскому племени, а не какому-то иному, тем более тому, что проживает ныне за Араксом.

Конечно, далеко не все армяне ангелы, но при всех наших недостатках, просчетах и исторических ошибках мы никогда не зарились на чужое и не убивали чужих женщин и детей.

Если бы мы, подобно многим нашим соседям, умели это делать, то давно бы вышли за пределы Армянского нагорья. Правда, тогда название нашего народа вызывало бы у других иные ассоциации.

Нам часто сносили верхушку, и армянское дерево разрасталось не ввысь, а вширь, давая много кустов. Не все мужчины проживали полагающийся век. Большинство сильных и строптивых гибло или покидало землю. И их порой заменяли женщины, как это сделали Эрминэ и ее подруги.

О них обязательно нужно снять достойный фильм. Пусть с военной точки зрения борьба амазонок – всего лишь капелька крови турецких вояк, заплативших мстительницам за океан крови невинно убиенных армян, ассирийцев, греков.

Но они доказали, что вооруженное армянство (даже женского пола) – это сила. Я могу даже предположить, кого можно снять в роли воительниц. Но сначала надо разобраться с автором. Надеюсь, он жив и здоров, хотя и в солидных летах, живет, точнее, жил в Лос-Анджелесе.

Окружен родными и близкими, которые наверняка собираются по знаменательным поводам, скорбят 24 апреля. Откликнитесь, Арутюн Джахацпанян. Вы со своими героинями давно, в очередной раз доказали миру, что армянин бессмертен. А еще мир точно знает, что память о добрых и злых делах живет вечно.

Александр Товмасян




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.