Опубликовано: 23 Апрель, 2019 в 19:13

Андраник Озанян на Северном кавказе

В настоящей статье рассматривается пребывание на Северном Кавказе осенью 1917 г. выдающегося полководца Андраника Озаняна. Кратковременная, третья по счету миссия национального героя в регион преследовала цель активизировать деятельность армянских общин по организации благотворительной помощи своим соотечественникам, спасшимся от геноцида, и предостеречь их от губительных для нации псевдореволюционных идей.

Андраник Торосович Озанян (1865–1927) родился в западноармянском городе Шапин-Карахисар. В конце 1880-х гг. примкнул к движению армянских фидаинов и к концу 1890-х гг. стал общим руководителем отрядов повстанцев. О его подвигах ходили легенды. Им восхищались соотечественники и панически боялись враги. В Первую Балканскую войну (1912–1913) армянские добровольцы во главе с Андраником и Г. Нжде в Болгарии громили превосходящие силы турецкой армии.

С началом Мировой войны русское командование поручило Андранику сформировать и возглавить первую добровольческую армянскую дружину. Добровольцы, сражавшиеся самоотверженно, особо отличились в боях за Ван, Битлис, Муш, Эрзерум и другие западноармянские города.

В 1916 г. Андраник выразил несогласие с решением генерала Юденича влить отряды добровольцев в состав регулярных частей, так как командование в любой момент могло перебросить боеспособные отряды из Западной Армении на другие участки фронта, обрекая армян на неизбежную гибель.

После этого Андраник подал в отставку и всецело посвятил себя организации помощи беженцам. С этой целью он летом – в начале осени 1916 г. посетил Пятигорск, Армавир, Майкоп, Нор-Нахичеван и другие города, где содействовал сбору средств для оказания помощи западноармянским беженцам.

О втором приезде героя в регион в январе 1917 г. сообщается в воспоминаниях очевидца, опубликованных в «Исторической летописи боевых действий генерала Андраника на Кавказском фронте 1914–1917 гг.». В них читаем: «Было это в начале 1917 г., когда Андраник после посещения Кисловодска, Пятигорска, Нахичевани прибыл в Армавир и остановился в одной из армянских семей. Армяне Армавира содержали на свои средства 65 сирот.

Командир Андраник выразил желание увидеть их и с двумя местными национальными деятелями направился в сиротский дом. Застав сирот голыми, босыми, в жалком состоянии, мы, растерянные, вернулись домой. В этот день местные армяне устроили банкет в честь героя.

Когда тамада преподнес 15 000 рублей в дар Андранику, сказав: “Ваши земляки эту скромную сумму дарят Вам, чтобы потратили на свой отдых” (да еще 2000 рублей армяне Ялты прислали в дар командиру), Андраник, который был под впечатлением жалкого состояния сирот, взволнованно выразил благодарность за признание своих заслуг и сказал:

“А я для успокоения своей души из этой суммы дарю 10 000 рублей сасунцам, которые понесли много жертв, 3000 рублей дарю местным сиротам, с положением которых ознакомился, и 2000 рублей дарю органу западных армян – ежедневной газете “Айастан”. “Ты бери себе эту сумму, – сказали присутствующие, – мы и о сиротах позаботимся, и беженцам поможем”. Но командир отказался, выразив благодарность».

Третий визит полководца в регион происходил в октябре 1917 г., то есть накануне прихода к власти большевиков в столице. Помимо организации помощи беженцам, встречи с общественностью преследовали цель не допустить распространение среди армян губительных псевдореволюционных и псевдоинтернационалистских идей, способствовавших развалу русско-турецкого фронта и создававших угрозу оставшейся части армянского народа.

В ежедневной армавирской литературной и общественно-политической газете «Отклики Кавказа» (№ 225) от 17 октября 1917 г. была опубликована статья Н. Ростованова, в которой рассказывалось о пребывании генерала в городе.

«В Армавир прибыл редкий гость – Андраник, – вождь и герой, пользующийся исключительной популярностью среди армян. Нет села, нет города, нет такой глухой колонии армян, в какой бы части света она ни была, наконец, нет мужчин, женщин, стариков и детей, которые не знали бы имени Андраника и не преклонялись бы перед этим высоким именем.

Вокруг его имени сложилась масса прекрасных легенд, его имя воспевается в множестве песен, уже ставших народными, как в хижине бедняка, так и в дворцах миллионеров. Андраник – это армянский Гарибальди… Андраник – воплощение армянского народа. Честь и слава тому народу, который родит таких героев».

Без какого-либо оповещения с утра в воскресенье 15 октября в ожидании прибытия Андраника горожане стали стекаться к ограде армянской школы и церкви. По приезде он был встречен тысячной толпой восторженными криками: «Кецце Андраник!» («Да здравствует Андраник!»).

В зале школы открылось собрание общественности. В честь национального героя были произнесены приветственные речи Тониянцем и священником Нерсесом Ертевцяном. В ответном слове Андраник, выразив свою признательность за приветствие, сказал следующее: «Между нами, армянами, не должно быть расхождений на классовой почве, так как мы все дети одной земли, одной родины – далекой Турецкой Армении… Как весь организм чувствует боль при повреждении какой-либо части своего тела, так и все армяне, как одно целое, как целый организм, должны были содрогнуться и почувствовать ту невыносимую боль, какая постигла турецких армян».

Эти слова были особенно актуальны в условиях нараставшего противостояния в России. Отметив, что степень сплоченности и активности армян вне родины недостаточна, Андраник призвал еще шире развернуть помощь западным армянам. Где бы ни выступал Андраник, он подчеркивал незыблемость русско-армянской дружбы и воинского братства.

«На поле брани мы, армяне, со стороны русского войска встретили такое отношение, которое никогда не забудется. С казаками мы так тесно сблизились, что относимся к ним как родные братья, мы понимаем и ценим друг друга: русские видели, что мы всегда шли первыми в бой и никогда не отступали.

Я от души восклицаю: ”кецце русскому войску, кецце русскому казачеству и кецце кубанским казакам”. Вся публика разразилась долго не смолкающими криками ”кецце” и громом аплодисментов, а память павших была почтена вставанием».

В заключительной части статьи рассказывается, что после закрытия заседания тысячи армавирцев, проводив полководца до квартиры, долго не расходились, тем более что многие не попали в переполненный зал заседания. После Армавира и Екатеринодара Андраник прибыл в Майкоп.

В уездном центре он остановился в доме местного мецената Макара Терзиева (Терзияна). О пребывании Андраника в Майкопе и о банкете, организованном правлением женской благотворительной организации, сообщалось в заметке тифлисской газеты «Айастан» от 2 ноября 1917 г. На вечере-банкете присутствовало 200 почетных граждан из тысячной армянской общины города и района.

Его открыл священник, призвавший соотечественников «практическими делами ответить на призыв великого героя» – организовать сбор средств на закупку хлеба для Армении, где голод и болезни ежедневно уносили жизни тысяч армянских беженцев, чудом спасшихся от кровавого ятагана.

В своем выступлении Андраник, описав тяжелое положение голодающего народа, призвал местных армян «взамен суесловий и споров практическими делами помочь страждущим, голодающим братьям хлебом насущным». Обращаясь к присутствующим, он сказал: «Если вам доставляет удовольствие только присутствие мое или подобных мне лиц, то не стоило здесь собираться.

Если бы каждый армянин думал не только о своем лишь благополучии – бедствий, выпавших на долю нашу, было бы намного меньше». Далее он выразил благодарность кубанским казакам за гостеприимство, рассказал о неоценимой роли казаков в спасении армянских детей и беженцев и приветствовал казачьих воинов, своих соратников по оружию. Обращаясь к казакам, Андраник сказал: «Я полагаюсь на этот героический народ, уверен, что не даст умереть голодной смертью тем, кого он спас своим клинком».

Где бы ни выступал Андраник, его речь была пронизана болью за судьбу оставшейся части нации. Он обличал тех национальных политиков, которые во имя своих узкопартийных и классовых интересов забывают о главном – национальном выживании.

«Политика всеобщего уничтожения – политика геноцида – уже осуществлена в самых широких масштабах и в самом жестоком виде. И в силу этого классовые различия среди турецких армян… стушевались – они все стали жертвами одной судьбы, одного правового положения, они все живут единым идеалом, единым горем, имея перед собой одного общественного врага…

Нам надо подумать о спасении уцелевших, чтобы завтра или послезавтра мы могли перестроить армянское общество на той же родине в соответствии с ее исторической миссией и чаяниями…». Эти слова он произносил в Тифлисе, Армавире, Екатеринодаре, Майкопе, Пятигорске, Владикавказе, Грозном и в других городах.

В 2000 г. прах героя, умершего в 1927 г., был перезахоронен на ереванском кладбище Ераблур. Увековечивание памяти генерала Андраника необходимо для воспитания настоящего патриотизма и любви к родине без каких-либо идеологических предпочтений. В этом заключается главный урок, который можно извлечь из истории жизни и борьбы великого полководца.

В.З. Акопян.

Армяне юга России: история, культура, общее будущее. Материалы III Международной научной конференции, г. Ростов-на-Дону, 30–31 мая 2018 г. Полная версия книги по ссылке



ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.