Опубликовано: 11 августа, 2021 в 14:08

Древний армянский праздник Навасард

По преданию, Айк Ахехнавор (Айк Лучник), вошедший в историю как Айк Наапет (патриарх-родоначальник армянского народа, основатель царской династии Айказуни), разбил в сражении Дюцазнамарт (юго-восточнее озера Ван, среднее течение реки Айоц-дзор) войска ассирийского тирана Бэла и положил начало будущему армянскому государству.

Это произошло 11 августа 2492 г до н. э. (по традиционному армянскому летоисчислению) или в 2107 г до н. э. (по «Хронологической Таблице» Микаела Чамчяна).

Главные новогодние представления происходили на обоих берегах реки Аратзани, на склоне горы Нпат. На торжествах принимали участие царь и царица со своей свитой, полководцы вместе с армянским войском. Сюда приезжали со всех концов Армении. Смысл праздника был не только в веселье, но и в единении народа.

Празднества длились несколько дней. В один из этих дней люди пили сладкие напитки и легкие вина. В день Навасарда пьяных людей практически не было, так как древняя армянская поговорка гласит: «Боги больше всего плевела оставляют на поле пьяницы». На этих праздниках даже еда была умеренной.

Из-за разных климатических условий Армении в разных районах на праздничный стол подавались различные блюда. В этих блюдах первое место занимала круглая пшеница, которая росла только в Армении. Армяне на стол клали хлеб, испеченный из этой пшеницы, чтобы языческие боги армян сделали новый год плодородным. Наверное, одна из древних армянских поговорок — в навасард нельзя брать в долг хлеб — является результатом этих традиций. И поэтому всегда старались на праздник положить хлеб, испеченный из пшеницы, выращенной своими руками.

Есть другая древняя поговорка: «без вина придет новый год, без нгатзахика — запаздает». В древности нгатзахик был самой известной приправой. Этот вызывающий аппетит цветок рос на склонах Масиса (Арарата). Его собирали и сушили армяне, живущие в районах Масйацотн и Тжакатк, а потом распространяли по всей Армении. И в каком бы районе ни жил армянин, на Навасард он всегда имел нгатзахик. Эта традиция (применять в новогодних блюдах сушоный нгатзахик) была символом национального единения армян. Нгатзахик связывал всех армян с Масисом — сердцем Родины.

Путешествие в Навасард

На протяжении долгого исторического отрезка автохтон Армянского нагорья 11 августа праздновал «вселенские» Навасардовские праздники. День 11 августа (Арег) месяца Навасард отражал Великое завершение полного цикла, знаменующее начало Нового года.

Грандиозные торжества устраивались во многих районах нагорья — у подножия горы Нпат, на территории храма Багаван, в долине священной реки Арацани. В жертву наиболее почитаемым культам первого поколения арийских божеств Ваагну и Мхер-Михру подносились тысячи телок и бычков, причем ритуал сопровождался кровепомазанием — обрядом массового раскрашивания лиц самих участников празднеств жертвенной кровью. В числе прочих торжеств устраивались и спортивные состязания в районе святилища Багаван.

Подобные церемонии, имевшие место по всему арийскому миру (на древнеиндийском праздник именовался Нава-сарата, на древнеперсидском — Навасарату), очевидно, восходят к очень древнему единому истоку. В частности, проводились общенародные спортивные игры с участием борцов, мастеров кулачного боя, метателей копья и дисков; устраивались также забеги на колесницах и скачки.

С древнейших времен в Армении воспевалась физическая сила, необходимая, как утверждал Мовсес Хоренаци, «для защиты Отечества». Один из главных культов первого поколения народных божеств — Ваагн являлся не только символом Огня (арийское — агни), но имел и свою антропоморфную ипостась.

Обладатель недюжинной мощи, он был приучен только к победам над силами Тьмы, в том числе драконами, за что и был удостоен эпитета Драконоборец. Приписываемые ему подвиги весьма напоминают деяния Геракла, и многие исследователи склонны угадывать в этом древнейшем культе прототип греческого героя; отдельные составляющие эллинского пантеона (тот же бог войны Арес, изначально символизирующий сцену «благого терзания») родом из индоевропейской прародины, локализуемой учеными именно на Армянском нагорье.

Великим атлетом слыл и предводитель армянского племени Гайк, поборовший в «первой дуэли человечества» вавилонского титана Бэла. Именно день рождения исполина (11 августа) и отмечался в архаичной Армении как начало Нового года — Навасард. С особой торжественностью проходили соревнования лучников, восхвалявшие великий подвиг патриарха.

Путешествие в Навасард можно начать с горы Багарсак. Эта священная гора возвышается всего в 50 км к югу от армянской столицы. Она располагается в предгорьях Гегамского хребта и имеет высоту 1252 метра над уровнем моря. Несмотря на скромные характеристики, Багарсак — одна из вершин арийского мира; название горы восходит к древнейшему понятию индоевропейского бога — «Баг».

Округа действительно сохранила много названий от той далекой эпохи: река, которая берет начало на абсолютной высоте 2720 м и имеет протяженность всего в 48 км, и поныне называется Веди — иными словами, «река знаний» древних жрецов Багарсака.

Подножие горы — один из центров Навасардовских празднеств. . . Напоминанием той далекой эпохи являются и вещие места Агравакар — «Вороньи камни». Топонимика Армении знает много святых мест — гор, скал, ущелий, родников и «ковчегов», имеющих непосредственное отношение к исповедуемому в древности культу «вещей птицы». На склоне вулкана Арагац и находится одна из таких святынь.

Гора Агравакар (Вороний камень) представляет собой вершину, «обреченную на извержение», причем выброс должен быть именно «вороньим». Иными словами, «вещим». Удивительным образом ворон оказывается посредником между сушей и водой. Умирающим в пустыне он приносит воду или съестные припасы.

Еще в шумерском эпосе «О Гильгамеше» Утнапишти посылает ворона из своей лодки, на которой он спасается от потопа, узнать, не появилась ли суша. Ласточка и голубь суши не нашли и вернулись, а ворон нашел и потому не вернулся. Именно в шумерской традиции ворон и представлялся «благим вестником», хотя и невернувшимся.

Вещая птица сохранит свой статус даже в христианской Армении: в частности, последнего армянского святого Григора Татеваци спасает от змеиного укуса именно этот представитель орнитофауны; в честь ворона и назван родник у Татевского монастыря. «Вороний родник» у Татевского монастыря — лишь один из многих подобных в Армении, наиболее же известная «скала Ворона» находится в Ване.

Высеченный на склоне гряды Сим-Сим, этот памятник имеет свои каменные ворота и свою великую легенду. По мнению ученых, именно древнеармянская легенда «О вороньих вратах» впоследствии — уже через арабские сказки «Тысяча и одна ночь» — проникла в Западную Европу и трансформировалась в сказочное «Сезам, отворись!» Европейская традиция «Кунжутных дверей» ориентирована на материальные блага — известна слабость ворона к блестящим предметам.

Он якобы обладает несметными сокровищами и способностью их обнаруживать, охраняет клады, спрятанные в земле или скале. В средневековой Европе верили, что в гнезде ворона хранятся невидимые богатства: золото, серебро, каменья; насобирав их, ворон якобы золотит себе голову и хвост.

Древний Восток придерживался диаметрально противоположной версии; открытие таинственных врат ассоциировалось с явлением Мессии и нового духовного очищения. Название «Сезам» в большей степени условное; зрелые семена кунжута или сезама, как называют его в ряде стран, даже при легком прикосновении к ним раскрываются с громким треском.

В настоящее время кунжут в Армении не культивируется; впрочем, на территории страны еще сохранились многочисленные «вороньи скалы», при подходе к которым так и хочется произнести «Сезам откройся!» Именно Ворон и предвещал начало вселенских Навасардовских празднеств. . .

Родина умирает только тогда, когда обживаемый ее народ лишается способности воспроизводить и передавать наследственную информацию. Волею исторических обстоятельств она может долгое время находиться и в оккупации; более того, обживаться пришлыми этническими образованиями, но все равно сохранять свой первородный статус.

И даже рассеянная по миру и, казалось бы, лишенная Отечества нация все равно остается Единственным Хозяином, если поколениями не утрачена способность передачи наследственной информации, причем не только эмоциональной, но и познавательной. Стратегическая составляющая процесса познания собственной страны неоспорима, ибо только в этом случае не истощается важнейший идеологический вектор нации.

Познавательный процесс — категория в высшей степени серьезная, не предполагающая статичной декоративности и организации формальных празднеств. Особенно важно динамическое действо — путешествие во времени и в пространстве. К сожалению, древнейший и наиболее продолжительный пласт национальной культуры в этом отношении еще не востребован; между тем именно он и является армянским Истоком.

Источник: gisher.org Редакция Вне Строк




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.