Опубликовано: 13 Апрель, 2017 в 17:20

Морская навигация армян на международной арене — Нав-кац

Морская навигация армянАрмяне не были бы армянами, если бы в данной сфере человеческой деятельности – судовождения и мореплавания – не оставили миру в наследство несколько значимых “ноу-хау”, как и во всем, к чему прикладывали руку, ум и сердце.

И первое из этих “ноу-хау” относится, конечно же, к временам Древнего мира. Еще Шумер, Вавилон и Аккад, торгуя с Арменией, имели дело с довольно необычными видами речного транспорта, родившимися в нашей стране. Геродот подробно описал один из этих типов судов, с армянским названием которого связан интересный языковой казус.

“Отец истории” пишет, что в Армении строились суда из гибких и тонких деревьев, обтягивались кожей, нагружались товарами, брали на борт одного или нескольких ослов – в зависимости от величины судна и количества его груза, – и шли вниз по Епрату до Вавилона. Здесь предприимчивые армянские купцы распродавали товар, включая и остов самих судов – столь дефицитное в Нижнем Междуречье дерево.

Иссоский залив

Кожу обшивки погружали на ослов и посуху возвращались к себе в Армению. Изюминка заключается в том, что эти суда, называемые армянами “куругл”, и были по форме круглыми! А термин в нашем древнейшем языке происходит от корня “кур” или “кор” – изогнутый, круглый, лукообразный.

В самой же Армении несколько десятков горных вершин соответствующей конфигурации, также названных нами Кор, Кору, Куругл, Короху, – в языке тюркских завоевателей превратились в Кероглу.

Кстати, от того же корня с тем же смыслом извилистости, лукообразности произошло и название одной из крупнейших рек Армении – Кур, в русском, в соответствии с канонами произношения, – Кура.

В изогнутом подобно полумесяцу озерце Кор гавара Харк – Хайрк Западной Армении Айк Наапет после победы над Белом более чем за четыре с половиной тысячелетия до нас спрятал свой мощный лук – до лучших времен…

Итак, еще во времена Геродота по Епрату из Армении в Вавилон спускались армянские круглые суда “куругл”. А по Тигрису сплав товаров осуществлялся еще одним типом речного транспорта, опять-таки зародившимся в Армении и до сих пор используемым в низовьях реки так называемыми “болотными” арабами.

Брались несколько бычьих шкур, надувались воздухом, зашивались – получались “тики”. На них настилались доски палубы, в результате чего были готовы к употреблению так называемые “ткаласты”, то есть бурдючные плоты.

Судебник Мхитара Гоша

Далее сценарий повторялся – на ткаласт загружались товары и ослы, все это сплавлялось вниз по Тигрису до Вавилона, где распродавалось, включая и доски. Ослы же, груженные спущенными “тиками”, возвращались посуху в Армению.

Ныне бычьи шкуры с успехом заменены старыми покрышками. Вот так, еще с древнейших времен, использовались армянами крупнейшие реки Армении – библейские Епрат и Фисон, вытекавшие из рая… И, кстати, надо нам научиться использовать в русском именно варианты Епрат и Тигрис – исконно армянские, а не Евфрат и Тигр.

С выходом армянского нав-каца на международную морскую арену связана история Армянской Киликии. В этой благословенной части Армении, расположенной на берегу Средиземного моря, в его северо-восточном углу, в 11-15 веках нашей эры существовал последний перед 1918 годом оплот армянской государственности – Киликийское Армянское царство (Малая Армения позднего средневековья).

Здесь, в неприступных горах крайнего западного хребта системы Армянского Тавроса, на южных склонах Киликийского Тавроса, покрытых лесом из знаменитого киликийско-ливанского мачтового кедра, а также на плодородной приморской Киликийской равнине армяне жили испокон веков, вплоть до 20-х годов 20-го столетия.

Здесь до сих пор стоят руины некогда величественных и мощных крепостей – Сис, Ламброн, Вахк, Левонаберд, Бардзрберд, прославленных монастырей Айгека, Дразарка, Акнера, некогда оживленных армянских городов – столичного Сиса, героических Зейтуна, Аджна, Мараша, портовых Аданы (древнейший армянский Аданаван – от корня “анд”, “андн” – тот, на той стороне, а вовсе не от финикийского “наслаждения”, как это утверждается этимологами, сравните с Атан в Лори или Атнаканц у Вана), Корикоса, Айаса (помните – в древнем хинди “айас” означал медь).

Здесь, в самом северо-восточном углу Средиземного моря, глубоко вдается в сушу Армянский залив – Иссоский в античное время, Александретский в позднее средневековье, и залив Искендерун ныне.

Наконец, здесь, между знаменитым древнеэллинским островом Афродиты – Кипросом и побережьем Армянской Киликии расположено окраинное море Средиземноморья – Киликийское море…

В 2003 году воды Киликийского моря и Армянского залива, древние армянские приморские крепости Корикоса и Айаса встрепенулись, проснулись – сюда, после почти шести веков иноземного варварского ига, вернулось судно под Армянским флагом!

Борта “Киликии” со звучавшей с ее палубы и ставшей гимном клуба “Айас” песней Ваана Арцруни “Тиак заргенк” омывались, наконец, родными водами. Правда, родными, но пока чужими… Тем более футуристичным было развевание капитаном Кареном Балаяном знамени Киликийского Армянского царства у стен Корикоса…

Армянская Киликия

Порты Киликийской Армении в средние века служили для Европы воротами в Ближний Восток и всю Азию. В условиях, когда остальная Армения была в руках у монголов, Византию оккупировал Иконийский мамлюко-сельджукский султанат, а в Палестине и Египте утвердились арабы, христианские порты и города Армянской Киликии были единственным выходом для Генуи, Амстердама, Венеции, Марселя и других городов-государств Европы на торговлю с Персией, Индией, Китаем.

Порты Айас и Корикос пестрели флагами различных европейских держав, здесь строились для них таможни, гостиницы, прочие сооружения. Породнялись княжеские и даже царские династии Киликийских Армянских Домов Рубенянц, Левонянц и различные роды Франконии, Генуи и Венеции.

Оживленная торговля и многосторонние глубокие связи на государственном уровне требовали соответствующего судебно-юридического и дипломатического обеспечения. В самой Киликийской Армении существовал и успешно применялся в самых различных сферах средневековый армянский Судебник

Смбата Спарапета, в значительной степени повторявший чуть более ранний Судебник Мхитара Гоша. По сути своей, это были первые в Старом Свете юридические кодексы государственной деятельности. Немалый вклад внесла Киликийская Армения и в международное морское право, и вклад этот по сути и духу своему был чисто армянским…

Дело в том, что в Средневековье в Европе, да и во всем Старом Свете был неписаный закон, получивший у историков название “берегового права”. Если близ берегов какого-либо государства или вольного города-порта случалось крушение судна, то все обломки и прочие предметы с него автоматически считались собственностью данного города.

Крепость Ламброн

Спасшиеся же моряки либо продавались в рабство, либо, в лучшем случае, отпускались “босы и голы” на все четыре стороны. Никто не протестовал и не задумывался над этим положением вещей, являвшим собой, по существу, один из видов узаконенного пиратства. Но мышлению и духу армянина это было неприемлемо.

С самого начала своего существования Киликийское Армянское княжество, а затем и царство вело бескомпромиссную и непримиримую борьбу со всеми видами и проявлениями пиратства – этого врага свободной морской торговли. Естественно, имея многосторонние и глубокие связи с Европой, Киликийская Армения пыталась решить этот вопрос на государственном уровне, и ей это удалось!

В конце 12-го — начале 13-го веков Киликийская Армения первой в мире подписала несколько договоров, в том числе с Генуей и Венецией, об обоюдном отказе от “берегового права”.

Стороны обязывались при кораблекрушениях у своих берегов цивилизованно обходиться со спасенными моряками и выброшенными на сушу товарами, возвращая их за свой счет государству-собственнику.

Вот так, еще в “темные” Средние века Армянская цивилизация преподала очередной урок свободы “свободному” миру, доказав, что является носителем и хранителем принципов человечности, христианства, чести и справедливости.

Вот где таятся причины глубокого уважения к армянским купцам, проявлявшиеся как в Европе, так и в Азии… И эти свои принципы армяне, даже потеряв государственность, продолжали успешно продвигать впоследствии, осуществляя торговлю на суше и на море по всему миру.

Армянские купцы и судовладельцы были единственным “чужим” элементом, которому была официально разрешена торговля в Индийском океане со стороны всемогущей британской Ост-Индской компании. И не просто разрешена, а поощряема со стороны британской короны.

Именно этот факт не учел капер-пират на британской службе Уильям Кидд, когда захватил и присвоил армянское торговое судно из Малайзии “Кедахян Аревтракан” с богатейшим грузом на борту.

Левонаберд

Возмущенные армяне обратились к правосудию Британии, и последнее, к чести своей, оказалось на высоте – пират был схвачен, судим и повешен на рее в Портсмутском порту.

Правда, товары не вернули, убытки армянских купцов возмещены так и не были. Вопросом нахождения судна, затопленного Киддом у берегов Эспаньолы-Гаити, и возмещения убытков продолжает заниматься клуб “Айас”. Как и всей историей армянского мореплавания, простите – нав-каца…

Григор Бегларян



ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Комментарии 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.