Опубликовано: 26 Май, 2018 в 20:14

К годовщине Аварайрского сражения — Алла Арутюнян

К годовщине Аварайрского сраженияИстория человечества в первую очередь интересна своими парадоксами и казусами. Когда, например, одержанная победа в конечном итоге оказывается поражением, а поражение победой. Такой Великой победой армян стало их поражение в Аварайрской битве 451 года. Юбилейная дата которой – сегодня.

За свою многотысячелетнюю историю чего только не видела Армения, с какими только империями и государствами не воевала, какие только сражения не выигрывала, какие не проигрывала.

Но и сегодня, в XXI веке, в любой точке земного шара разбудите ночью любого армянина в возрасте от 12-99 лет и попросите назвать две судьбоносные победы, где в прямом смысле решался вопрос жить ли армянам, как нации или раствориться, исчезнуть, подобно многим другим народам, оставшись, в лучшем случае, географическим понятием и вам, даже не протерев глаза со сна, ответят-Аварайрское и Сардарапатское сражения, полководцы Вардан Мамиконян, Мовсес Силикян и Даниел-Бек Пирумян.

Как нет такого армянского ребенка который хотя бы раз не засыпал под народную колыбельную звучавшую словно марш и призывающую дитя поскорее вырасти, чтоб встать в ряды защитников Родины, так и нет ребенка кому наравне с «красной шапочкой» и «буратино» не рассказывали и пересказывали связывая в один узел историю этих двух великих побед не смущаясь ни 1567летним расстоянием лежащим меж ними, ни номинальным поражением в 451г. Именно так, как о двух частях единого целого расскажу эту историю и я.

В Восточной Армении или как ее иногда называют Персармении до 428 года сохранялась видимость царской власти армянских Аршакидов. В 428 году низвергнув последнего царя Арташеса шахиншах Бахрам -5-ый обратил свою часть Армении в очередную персидскую провинцию, правда, своим положением соответствующую сегодняшним автономным областям с широкими полномочиями местных начальников.

Спарапет (древнеармянское воинское звание возникшее во 2-ом веке до н.э. Соответствует званию главнокомандующего армии. Со временем превратился в почетный титул ) ,азарапет ( должность соответствующая современным министрам внутренних дел и экономики ),сборщики налогов — все они назначались из местного населения. Как и раньше «Великим судьей» армян оставался католикос ( глава армянской церкви с 363 года ).

Пришедший к власти в 438 году персидский шахиншах Йездигерд 2-ой в отличии от двух своих предшественников Бахрама 5-ого и Йездигерда 1-ого был непримирим в отношении национальных меньшинств так как видел в них потенциальных врагов. Особенно это касалось армян: хорошо известных ему и своей непокорностью нрава и верностью христианству.

Единственно возможным вариантом удерживания их в подчинении Йездигерд 2-ой видел в их ассимиляции. И первым шагом на этом пути стала попытка отвращения армян от христианства и обращение в зороастризм, на тот момент исповедуемый им самим и большинством персов. Но прежде чем приступить к реализации этого плана, шахиншаху необходимо было решить некоторые насущные проблемы внешнеполитических вопросов, особенно в отношении соседней Восточной Римской Империи, которая, как христианская страна могла оказать содействие единоверцам — армянам, при решении им внутриполитических вопросов.

Не обращая никакого внимания на действующий меж его страной и Византией договор «О мире» зимой 440-441г. Шахиншах вторгается в Месопотамию. И предав ее огню и мечу Йездигерд вынуждает в конце концов императора Феодосия 2-ого согласиться на уничижительный для последнего мирный договор.

Одержав победу над ромеями (византийцами) шахиншах развязывает новую войну теперь уже с эфталитами ( эфталиты-» белые гунны »племенное объединение раннего Средневековья ) для чего всем христианским странам входящим в состав Сасанидского государства таким, как Армения, Кавказская Албания, Иверия надлежало отправить в персидскую армию свои воинские формирования.

Война закончилась спустя целых семь лет. безоговорочной победой персов. Наконец все христианские армии отправлены по своим странам. Все кроме армянской. Йездигерд решивший, что час решения армянского вопроса настал, задерживает армянскую армию под предлогом охраны восточной границы.

А вместо долгожданных сынов в Армению прибыл представитель шахиншаха Деншапух, которому надлежало разыграть многоходовую партию придуманную Йездигердом. По первому пункту этого плана следовало провести перепись населения и обложить его непомерно высокими налогами. Причем, налогообложение распространялось, как за обрабатываемые, так и пустующие земли. Таким образом значительно уменьшалась сумма податей получаемых нахарарами и значит ослабевала ни только их военная сила, но и экономический потенциал.

Одновременно Деншапуху следовало привлечь на свою сторону как можно большее число армянской знати обольщая их посулами богатства и роскоши. Знать дрогнула и раскололась на две части: одна, под предводительством спарапета Вардана Мамикняна осталась верна своим идеалам. Другуя, колеблющуюся, возглавил правитель провинции Сюник Васак Сюни — представитель древнеармянсого рода, по преданию ведущего свое происхождение от Сисака, правнука легендарного прародителя армян Хайка.

Согласно « гахнамаху» ( гахнамах — официальная грамота упорядочивающая список мест занимаемых армянскими аристократами ) сюникские нахарары занимали первый ранг среди высшей аристократии. Сам Васак после смерти старшего брата являлся марзпаном ( марзпан-наместник персидского шахиншаха Сасанидской державы ) Армении и Иберии и грезил о царской власти, и ради исполнения своей мечты был готов на многое.

Узнав о наступившем расколе знати Йедзигерд 2-ой приступает ко второму пункту своего плана, более жесткому закручиванию гаек: в одночасье у армян отнята должность азарапета и, что много важнее и унизительнее — по новому закону католикос более не является « Великим судьей » армян. Отныне всячески поощряются запрещенные до того межнациональные браки армян и персов. А Великий азарапет Персии Михр-нарсе обращается к армянскому духовенству письмом в котором смешав уговоры с угрозами пытается убедить народ отречься от христианства «неразумного и нелепого вероучения», попутно объясняя ,что так или иначе, но армян заставят отречься так как только тогда иверы, албанцы и грузины потеряв убежденного в своей правде и всегда готового драться за эту правду союзника, более не будут противиться воле персов.

В ответ католикос Йовсеп 1 Вайоцдзорци ( год рождения неизвестен — гибель 25 июля 454г.-каталикос с 440-454г),епископ Арарата — Иосиф, епископ Тарона — Саак,епископ Манзакерта — Мелэт, епископ Багреванда — Ерзник и все остальные епископы Армении пишут письмо в котором есть такие строчки: « Никто не может поколебать в нас этой веры, ни ангелы, ни люди, ни огонь, ни вода, ни секира, ни самые горчайшие муки мира сего.

Все наше имущество и богатство в руках твоих и тела наши перед тобой, делай с нами, что хочешь. Ежели ты оставишь нам эту веру, мы не признаем иного господина на земле, кроме тебя, как не признаем иного Бога на небе кроме Иисуса Христа. Нет другого Бога кроме него. Но если после этого торжественного объяснения ты спросишь что-нибудь,-мы здесь и готовы отдать тела наши в руки твои, поступи с ними, как хочешь; тебе пытать-,нам-принимать пытки» ( Егише « О Вардане и войне армянской»)

Получив такой ответ шахиншах Йездигерд посылает в Армению указ с требованием немедленно прибыть в Ктесифон представителей следующих нахарарских родов поименно:

1. из рода Сюни — Васак
2. из рода Арцруни-Нершапух
3. из рода Рштуни-Артак
4. из рода Хорхоруни-Гадешей
5. из рода Мамиконянов-Вардан
6. из рода Мокац-Артак
7. из рода Анахуни-Манэч
8. из рода Вахевуни-Гют
9. из рода Айдзеваци-Шмавон

Согласно цереманиалу, прибывших ко двору Великих армянских князей во главе конницы выходил встречать сам шахиншах, который приветствуя нахараров дважды спрашивал о благополучии мира в стране Армянской, после чего проводил смотр конницы и уже потом, во время обязательного застолья, восхвалял каждого прибывшего поименно, рассказывая всем присутствующим о доблестях и ратных подвигах восхваляемого.

На сей раз шах не вышел встречать нахараров, а вместо почестей в ультимативной форме потребовал вместе с ним на восходе упасть на колени и приветствовать «великое светило», как своего Бога. Один из приближенных шахиншаха, тайный христианин , советует спарапету Вардану Мамиконяну попытаться обмануть Йедзигерда и подчинившись его требованию преклонить колени пред «великим светилом». Нахарары, чтоб спастись, решают последовать совету.

Обрадованный и успокоенный Йездигерд после утренней молитвы назвав нахараров «любимыми друзьями» отправляет их с богатыми дарами обратно в Армению. Но все же, на всякий случай, оставляет у себя некоторое число заложников, в том числе двух сыновей Васака Сюни. Почти одновременно с нахарарами в Армению отправляются семьсот магов (маг — священнослужитель в зороастризме), которым предстоит за один год обратить народ в зороастризм.

Священнослужители сопровождающие нахараров в поездке, поверив в вероотступничество последних, отделяются от группы и первыми прибывают в Армению. В итоге встречи духовенства с католикосом Йовсепом 1 (Овсепом) Вайоцдзорци совет епископов утверждает нижеследующий текст воззвания к армянскому народу:

«Да поднимется рука брата на брата родного, ежели он отречется от заповедей Господних и отец без сострадания пойдет на сына, а сын на отца. Да не боится более жена поднять руку на мужа вероломного и да восстанет слуга на господина. Да царствует над всеми закон Божий, от него да получит виновный наказание». ( Егише « О Вардане и войне армянской»). По принятии воззвания епископы спешат по своим епархиям, чтоб донести его до своей паствы.

Тем самым духовенство выдвигается в авангард — поднимая покачнувшийся было флаг национальной морали опирающийся на христианство. Мне кажется — уверенность большинства современных армян, что армянский этнос не подвергся ассимиляции, и выжил благодаря только Армянской Апостольской церкви зародилось именно тогда.

Но вернемся к нашему повествованию. Когда маги дойдя до Армении попытались приступить к закрытию церквей простой народ вооружившись дубинами и пращами избивает и обращает их в бегство, ознаменовав начало стихийного народного восстания. Своим отношением народ ставит нахараров в такое положение, что те вначале вынуждены попрятаться по своим замкам, а затем, за отречение, пусть и притворное, публично покаяться.

Среди кающихся нахараров — Васак Сюни и спарапет Вардан Мамиконян. К весне 450г.восстание охватывает уже территорию всей Восточной Армении. В такой ситуации Йездигерд срочно подписывает с пришедшим в январе 450г. к власти императором Маркианом договор о «неоказании помощи армянам» и уже после отправляет на подавление мятежа огромное войско.

Взяв на себя ответственность за дальнейшую судьбу страны Вардан Мамиконян разделяет армию на три отряда: первый отряд под командованием нахарара Миршапуха Арцруни направлен на защиту юго-восточной границы и дислоцируется недалеко от Атрапатакана ( арм.Атрапатакан-или Мидия Атропатена, Малая Мидия-историческая область и древнее государство . Примерно соответствует территории Иранского Азербайджана и южных районов Азербайджанской Республики ), второй отряд под начальством марзпана Васака Сюни остается для защиты тыла.

Сам спарапет возглавив третий отряд спешит встречать «дорогих гостей» в сторону городка Агваник. Первый бой происходит в местечке под названием Халкала. Победа — на стороне армян. И тут же приходит помощь в лице эфталитов развязавших с персами новую войну и военной вылазкой временно объединившейся грузино-албанской армии, которой удается в Дарьяльском ущелье (ущелье реки Терек. Совр.Грузия) уничтожить персидские гарнизоны.

К концу зимы 450г. получив небольшую передышку нахарары в Арташате (Арташат — город в Армении основан 176г. До н.э. Четвертая столица Великой Армении ) созывают съезд, на котором избирают новое правительство во главе со спарапетом Варданом Мамиконяном. Первый же документ подписанный новоназначенным правителем — договор о мире и сотрудничестве с эфталитами, к сожалению, так и оставшийся лишь на бумаге.

Время передышки даром не теряет и Васак Сюни. Страх за жизнь сыновей, все еще удерживаемых Йездигердом, вкупе с царскими амбициями с каждым часом становящимися все зыбче в конце концов ставят его на путь предательства. В начале он пытается возбудить в душе простого народа хоть какие-то ростки лояльности к персам, а не добившись результата начинает искать единомышленников среди нахараров.

И находит. Более того Васак Сюник посылает Йездигерду письмо с советом издать новый указ «об облегчении налогообложения». Шахиншах принимает совет. Но, предположение Васака Сюни о последующей за указом реакции оказалась не совсем такой, как задумывалось. Да, грузины и албанцы ознакомившись с новым указом сложили оружие и разъехались, а вот армяне — нет.

Васак Сюни — человек чье имя и сегодня, спустя 1667 лет во всем армянском мире является синонимом слова «предательство» лично у меня вызывает чувство брезгливой жалости. А как иначе можно относиться к человеку сотворившему с собой такое? И во имя чего? Ради безопасности собственных детей и власти над народом из лона которого вышел, но менталитет которого не знаешь и не понимаешь, да и не в состоянии понять в силу личностной убогости.

В апреле 451 года огромная персидская армия под командованием Мушакана Нисалавурта двинулась в сторону Армении. Васак Сюни с несколькими нахарарами-предателями переходит на сторону врага. А Вардан Мамиконян обращается к нахарарам и всему армянскому народу с речью, которая благодаря его личному секретарю, писателю и вардапету (вардапет- образованный монах) Егише дошла до наших дней Привожу их целиком : « Итак, прошу вас, о храбрые мои соратники.

Многие из вас превосходят меня в мужестве и, согласно наследственному пативу выше меня по гаху, но поскольку вы, по вашей воле и согласию поставили меня вашим предводителем и начальником. Пусть приятными и благостными покажутся слуху великих и малых мои слова. Я участвовал во многих войнах, и вы были со мною. Бывало, что мы храбро сражаясь побеждали врагов, и бывало, что они нас побеждали, но больше бывало так, что мы оказывались победителями, а не побежденными.

И все это были без исключения примеры мирской славы, ибо сражались мы по велению смертного царя. Кто бежал — обесславил себя перед страной и находил от царя безжалостную смерть. А кто выделялся храбростью, наследовал славное имя среди своего народа и великие дары от преходящего смертного царя. Но я почитаю эти подвиги ничтожными и бесполезными и за ничто почитаю полученные обильные дары, ибо все они преходящи…

И вот, если совершали эти подвиги мужества ради смертного повелителя, насколько больше должны мы сотворить за бессмертного царя нашего, владыку живых и мертвых, кто будет судить каждого человека по делам его? Так не устрашимся убаявшись множества язычников и не повернем перед ужасным мечом мужа смертного. Ибо если даст господь победу рукам нашим -истребим их, чтобы поднялась правая сторона.

А если концом жизни нашей окажется священная смерть в этом сражении, примем ее с радостным сердцем. Лишь бы не подмешалась робость к нашему мужеству и храбрости. Мы уже достигли того, что тот, кто говоря с нами (имеется ввиду Йездигерд 2-ой) грохотал в тучах, поник и оказался жиже, чем собственно было его природе. Кто полагал словом и повиновением осуществить свое злодейство над святой Церковью тот ныне вынужден сражаться и луком, и копьем, и мечом.

Кто мнил, что мы носим христианство, как одежду, ныне не может заставить сменить, как и цвет кожи, и, вероятно, не сможет до скончания веков. Ибо основания христианства твердо заложены на недвижимой скале, не на земле, а вверху на небесах. И мы, хотя телом пребываем на земле, но верою своею обустроились на небесах, где никто не может проникнуть в нерукотворное строение Христа. Страх есть признак — маловерия, и мы отринули от себя. Так пусть и страх с ним вместе бежит»

Первым, кто встал плечом к плечу с Варданом Мамиконяном католикос всех армян Йовсеп 1 ( Овсеп ) Вайоцдзорци решив с мечом в руках защищать ту высшую свободу, что только спустя 1497 лет политики, напыщенные от горделивого сознания свободолюбия собственных государств и народов, наконец-то 10-ого декабря 1948 г. утвердят, как известную « Декларацию прав человека», признав, наконец, Свободу вероисповедания, как основу основ права и свободы личности.

Рядом со спарапетом, католикосом, нахарарами и священнослужителями встали и все те, кто физически мог держать в руках оружие: старики, женщины и подростки. И вот две армии — шестидесяти шести тысячная армянская и двухсот тысячная персидская — сошлись в решительной схватке у реки Тхмут на равнине Аварайр 2 (по новому календарю 26 мая) июня 451г. На армянское, в основе своей плохо вооруженное и совсем необученное войско, шла многоопытная персидская армия.

В первом ряду которой находились слоны, для подкрепления окруженные отрядом из трехсот солдат. « Раздался сигнал и обе страны бросились с ожесточением и яростью неимоверной. Крики раздающиеся из среды этой великой массы людей уподобились крику диких зверей или удару грома раскатывающегося в облаках и от страшного шума содрогались пещеры гор отдаленных. С обеих сторон храбрость была одинакова и груды трупов возвышались, как холмы. …

В какой-то миг смятение проникло уже в ряды персов, когда Мушакакн приказал Арташиру командующему слонами сделать решительное нападение. Вардан окруженный ими со всех сторон с героями-товарищами своими, Хорхоруни,Артаком из рода Палуни, Тачатом из рода Гнтуни, Амаяком из рода Димаксеака, Ваханом из рода Гнуни и Гарегином с двумя братьями из рода Сруапуэта, не мог выбраться из среды плотной массы воинов и слонов.

Тщетно усиливался он открыть себе дорогу и, оказав чудеса храбрости, пал вместе с храбрыми воинами, которые не отставали от него и вместе с ним получили пальму мученическую. Битва продолжалась до вечера и только настигшая ночь остановила резню.

Какое грустное зрелище — это бесчисленное множество трупов, лежащих друг на друге! Воздух оглашался стенаниями раненных, предсмертными криками умирающих, ко всему этому примешивались жалобные вопли женщин и отчаянные крики родных и друзей. В обеих армиях плакали над телами храбрых.

Победа была так не определена, что можно было сказать не было ни победителей, ни побежденных — эта была битва храбрых с храбрыми». Вот как писал об этом через несколько лет уже отшельником бывший воин, непосредственный участник Аварайрского сражения вардапет Егише
Утром следующего дня возобновился бой — исход которого не вызывал сомнений: гибель спарапета Вардана Мамиконяна и большинства нахараров, пленение католикоса Иовсепа 1 Вайоцдзорци вместе с 300 священнослужителями обезглавили армянскую армию, а выбрать новых начальников не было времени.

Однако потерпевший поражение народ сдаваться на милость победителя не собирался. Выжившие нахарары разбивают простой люд и немногочисленных уцелевших солдат бывших личных армий на небольшие отряды и укрывшись в труднодоступных горных пещерах и крепостях разворачивают самую настоящую диверсионно-партизанскую войну. Причем чем жестче карательные действия персов, тем яростнее становится ответ армян.

Шахиншах Йездигерд пребывал в бешенстве, что и понятно: победа его армии в бою обернулась, превратилась в бесконечную войну. Что-то было ни так, но что именно он еще не понимал либо понимать не хотел. Началась обычная в подобных ситуациях «охота на ведьм». Наконец виновный во всем «ведьмак» Васак Сюни был найден, приговорен к смерти и в ожидании дня казни заключен в тюрьму. На протяжении последующих четырех лет нечеловеческим пыткам преданы плененный католикос Йовсеп 1 и вместе с ним плененное духовенство. Так и не сломив их казнят в 454г- превратив вчерашних смертных в бессмертный символ Свободы Выбора.

И только спустя 7 лет военного сопротивления армян, Йездигерт понимает: все предпринимаемые им меры делают армян еще сильнее духом и не приносят вожделенного мира ни в его душу, ни в его страну. Желая хоть как-то исправить положение, шахиншах издает новый указ, разрешающий армянам исповедовать христианство, а тем, кто не выдержав давления принял зороастризм вернуться в христианство.

Так де -юро потерпев поражение армяне де-факто одержали одну из самых своих Великих Побед.
Прошли века. Вслед за Вавилоном, Парфией, Ассирией, Мидией, канули в лету став лишь историко-географическим понятием такие, казалось, несокрушимые империи, как Византия ( Восточная Римская империя) и Сасанидская Персия.

После падения Константинополя в 1453г. Победители-турки вольготно устроившись на территориях Византии, Западной Армении и части исторической Греции и Персии тут же приступили к новой попытке ассимилировать греков, армян, болгар, евреев, езидов, курдов, славян и других живущих на этих землях народов. Как следствие вновь остро встал вопрос вероисповеданий: правительству требовалось массовое вероотступничество теперь уже в пользу ислама.

В этой изначально обреченной на провал турецкой политике, на протяжении нескольких веков каким только притеснениям, ухищрениям и пыткам не подвергались армяне: это и закрытие церквей сопровождаемые физическим насилием и,запрет на использование армянского языка с отрезанием языков в наказание за ослушание и, непомерные налоги для не мусульман сводящие на нет любое предпринимательство и, закон запрещающий свидетельствовать в суде против мусульман и, создание искусственных преград при получении образования и, ограничения в карьерном росте и многое, многое другое.

Где-то в 1880-1890годах, султану Абдуле Хамиду и турецкой элите, наконец-то стало очевидно, что сказанные почти полторы тысячи лет назад спарапетом Варданом Мамиконяном слова: «мы (армяне) не носим христианство, как одежду. И ныне никто не может заставить сменить ее, как цвет кожи, и не сможет до скончания веков!» безусловная и единственная Правда для подавляющего большинства народа.

Армяне, невзирая на все притеснения и гонения сохранявшие в неприкосновенности свой этнос и продолжавшие компактно жить на своей исторической Родине, в статусе национального меньшинства вызывали в нем непонимание, ненависть и безусловный страх. И значит перед султаном и его правительством , как некогда перед шахиншахом Йездигердом встал вопрос о нахождении альтернативных путей для решения проблемы.

За 1440 лет до описываемых событий шахиншах Йездигерд одержав чистую победу армяно-персидской войне нашел в себе силы признать фактическое поражение и в корне изменить свою религиозную политику. Турки же увидели решение вопроса в физическом уничтожении целого этноса ,что, на мой взгляд, скорее не удивительно, а закономерно.

Чтобы суметь на уровне большой политики правильно оценить и верно расставив акценты, увидеть в противостояние собственных граждан принятым тобой законам не «тупое упорство врага», а многовековую борьбу целого народа за свободу Священного Права Выбора Личности-личностных качества того или иного правителя ничтожно малы, если не подкреплены цивилизованностью мышления государства.

За спиной шахиншаха Йездигерда 2 стояла древняя и великая персидская цивилизация, в которой он без труда почерпнул и достоинство, позволившее признать поражение ,и душеную силу, чтоб оценить величие врага, и храбрость не давшую возненавидеть победителя, и широту мышления удержавшую его от желания уничтожить, породив стремление вновь созидать.

А, что стояло за спиной турецкого султана Абдул Хамида и его правительства и в каком прошлом они должны были находить силы для адекватных решений? Уж ни в варварских ли историях, рассказываемых еще совсем недавно отцом сыну в короткие часы отдыха от «праведных трудов» то бишь грабежей, разбоя и насилия, в тюрко-татарском кочевом племени, предводители которого, ничего не создав с воодушевлением рушат все построенное другими.

Как будто разрушив великие цивилизации и переписывая историю можно отделаться от комплекса неполноценности и на самом деле стать приемниками ненавистных цивилизаций, что сам же рушишь и частью истории великих народов, которую подделываешь под себя.

Автор: Ալլա Արայի Հարությունյան — Алла Арутюнян


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.