Опубликовано: 4 Август, 2018 в 0:05

Генерал Багратуни и левый эссер Прощьян — Противостояние-1917год

Генерал Багратуни и левый эссер ПрощьянВ два часа ночи 25 октября (7 ноября по новому стилю) 1917 года мятежники-большевики обстреляли Зимний дворец в Петрограде и с минимальными потерями заняли резиденцию Временного правительства и арестовали его членов. Власть буквально упала в руки большевиков. Недаром их лидер В.И. Ленин впоследствии писал о тех событиях: «Вышло чудо».

Вечером того дня открывшийся II Всероссийский съезд Советов оформил передачу власти большевикам. Ленин зачитал два первых декрета нового правительства: Декрет о мире и Декрет о земле. В эпицентре октябрьских событий оказались генерал-майор Генерального штаба князь Яков Герасимович Багратуни и один из лидеров левых эсеров Прош Перчевич Прошьян, стоящие по разные стороны баррикад.

ГЕНЕРАЛ ЯКОВ БАГРАТУНИ, зять Александра Керенского
Князь Яков Герасимович (Акоп Караистович) Багратуни родился 25 августа 1879 г. в городе Ахалцих Тифлисской губернии Российской империи, в семье дворянина армяно-григорианского вероисповедания.

По окончании в 1907 г. Николаевской академии Генерального штаба командовал ротой лейб-гвардии Кексгольмского полка. С ноября 1908?г. – капитан, помощник старшего адъютанта штаба Туркестанского военного округа, затем руководил разведывательным отделом штаба округа. За раскрытие заговора пантюркистских эмиссаров в Ташкенте и других городах Туркестана был отмечен орденом Св. Анны III степени.

За годы Первой мировой войны занимает должности начальника штабов 10-го Туркестанского армейского корпуса, 76-й пехотной дивизии, 2-й Туркестанской стрелковой бригады, а после, теперь уже полковником, командует 8-м Туркестанским строевым полком. За успехи в боях с германцами на его мундире засверкали новые ордена – Св. Георгия IV ст., Св. Владимира III ст. с мечами и Св. Анны II ст. с мечами.

После Февральской революции 1917 г. принадлежал к числу сторонников демократических преобразований в армии. С июня служил в кабинете военного министра А.Ф. Керенского (с 7 июля Керенский сменил Г.Е. Львова на посту председателя Временного правительства). С 12 июля – начальник штаба Петроградского военного округа (с 30 августа – генерал-майор).

Являлся одним из организаторов создания армянских воинских частей в составе русской армии. В августе 1917-го, одновременно с продолжением службы в должности начальника штаба военного округа, был избран Армянским военным комиссаром и председателем Армянского военного совета. Активно занимался формированием Армянского армейского корпуса.

Накануне прихода к власти большевиков генерал Багратуни, предпринимая меры по концентрации войск, верных Временному правительству, приказал штабу Северного фронта направить в Петроград специальный военный отряд (приказ командованием фронта выполнен не был). В результате Багратуни удалось собрать лишь незначительные военные силы.

25 октября (7 ноября) 1917 г. министр Временного правительства Н.М. Кишкин, получивший полномочия для наведения порядка в городе, снял с должности проявлявшего нерешительность командующего войсками Петроградского военного округа полковника Г.П. Полковникова и назначил на его место более энергичного генерал-майора Генерального штаба Якова Герасимовича Багратуни. Однако и он не смог переломить негативное развитие событии.

Генерал Багратуни и члены кабинета узнали о захвате Генерального штаба, находясь на втором этаже Зимнего дворца – в кабинете помощников Керенского. Багратуни немедля подал в отставку, покинул дворец, но вскоре был задержан революционным патрулем, высажен из коляски извозчика и арестован. Находился в заключении в Петропавловской крепости.

Багратуни был освобожден 15 декабря 1917 г. и на следующий день вновь вступил в должность Армянского военного комиссара. В конце 1917 – начале 1918 г. продолжал работу по формированию армейского корпуса и отправке военнослужащих-армян на Кавказ.

7 марта 1918 г. по настоянию вождя революции В.И. Ленина Яков Багратуни прибыл в Баку, но уже 15 марта ночью подвергся нападению на улице трех турецких агентов, в результате чего потерял ногу. Но и в этом состоянии он обеспечивал оборону Баку от отрядов мусаватистов (членов азербайджанской националистической партии «Мусават»), призванных расчистить путь регулярным частям турок. В условиях наступления турецких войск Багратуни был вынужден 16 сентября вместе с армянскими вооруженными формированиями и беженцами покинуть Баку и переехать в Северную Персию – Энзели.

Входил в состав делегации Армении на Парижской мирной конференции (прибыл в Париж 24.VII.1919 г.), которая признала де-факто Республику Армения, не оказав ей, однако, никакой реальной помощи.

Руководитель объединенной военной миссии Армении и национальной делегации для переговоров о сотрудничестве в оборонной сфере в Нью-Йорке (XI.1919 – XI.1920). Генерал армии Армении Багратуни встречался со многими американскими политическими и общественными деятелями, выступал на митингах, настаивал на оказании помощи Армении и официальном признании армянского государства. Несмотря на то, что он был принят военным министром и государственным секретарем США, американские власти отказались оказать военную помощь стране, не получившей официального признания.

После завершения работы миссии вернулся во Францию, в ноябре 1920?г. был назначен послом Республики Армения в Англии, где и остался жить в эмиграции. 23 декабря 1943 г. Якова Герасимовича Багратуни не стало.

На его могильной плите на Бромтонском кладбище в Лондоне проступает: «Джеймс Багратуни, генерал-майор Русской императорской армии». Ниже выбито: «Д-р Леон Багратуни». Это сын генерала и сестры А.Ф. Керенского Анны Федоровны (1877 – 1946) – Леон (Лев) Яковлевич Багратуни (1920 – 1964), доктор философии и медицины, лектор биохимии в Оксфорде.

Основатель партии левых эсеров ПРОШ ПРОШЬЯН, сын писателя Перча Прошьяна
Единственный сын армянского писателя-просветителя Ованеса Степановича Тер-Аракеляна (Перча Прошьяна; 1837 – 1907) – Прош Перчевич Прошьян – родился 22 апреля 1883 г. в селении Аштарак (близ Эривани) Эриванской губернии Российской империи. Он получил отчество и фамилию по литературному псевдониму отца.

Будучи студентом юридического факультета Новороссийского университета (Одесса), в 1903 г. вступил в Партию социал-революционеров (эсеров). В 1905 г. за участие в попытке освобождения политических заключенных был приговорен к шести годам каторги, которую отбывал в Восточной Сибири. Выйдя на поселение, бежал, был пойман и вновь в 1913 г. сослан в Сибирь, откуда бежал за границу.

Во время Первой мировой войны вел интернационалистическую пропаганду. Вернулся в Россию после Февральской революции 1917 г. Примкнул к левому крылу партии эсеров. Выступал за союз с большевиками, участвовал в Октябрьском вооруженном восстании в Петрограде.

На II Всероссийском съезде Советов (к моменту открытия съезда успели приехать 649 делегатов: в т. ч. 390 большевиков, 160 социал-революционеров – больше половины из них левых эсеров, 72 – меньшевика) был избран членом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК): член его президиума, ответственный организатор отдела по национальному вопросу.

22 декабря 1917 г. ВЦИК утвердил его на должность народного комиссара почт и телеграфов. 20 февраля 1918 г. он избран во Временный Исполнительный Комитет СНК – Совета Народных Комиссаров (куда, помимо Прошьяна, вошли В.И. Ленин, И.В. Сталин, Л.Д. Троцкий, В.А. Карелин), которому в обстановке начавшегося наступления австро-германских войск поручалось вести всю текущую работу между заседаниями СНК на началах ответственности перед ним. 4 марта 1918 г. декретом СНК он был назначен политкомиссаром Высшего Военного Совета РСФСР. Уйдя из правительства в соответствии с решением ЦК партии левых эсеров после ратификации Брестского мира, Прошьян по заданию партии вернулся из Москвы в Петроград.

Прибыв в Москву для участия в очередном партийном съезде и V Всероссийском съезде Советов, Прошьян принимал непосредственное участие в подготовке восстания левых эсеров (в советской историографии – левоэсеровского мятежа) 6–7 июля 1918 г. По свидетельству левого эсера, сотрудника Всероссийской Чрезвычайной Комиссии (ВЧК) Я.Г. Блюмкина, прямо перед покушением на немецкого посла графа Вильгельма фон Мирбаха он вместе с боевиком Н.А. Андреевым получил бомбы в 1-м Доме Советов (гостиница «Националь») именно у Прошьяна.

Вечером 6 июля под руководством Прошьяна бойцы отряда Д.И. Попова заняли Центральный телеграф. 7 июля Прошьян командовал арьергардом, прикрывавшим отступление левых эсеров. После разгрома он скрылся в Пензенскую губернию, а оттуда перебрался в Воронеж, где осенью действовал в глубоком подполье, руководя оттуда повстанческой работой левых эсеров в оккупированной Украине.

27 ноября Верховный Революционный Трибунал при ВЦИК заочно приговорил Прошьяна к трем годам заключения по делу об организации левоэсеровского «мятежа». Заболев тифом, он под чужим именем находился в московской клинике Шимана на Яузском бульваре, где и скончался 16 декабря. Похороны Проша Перчевича Прошьяна 22 декабря 1918?г. на Ваганьковском кладбище вылились в траурную демонстрацию.

Отрывок из воспоминаний одного из лидеров левых эсеров Марии Александровны Спиридоновой (1884 – 1941; была расстреляна сотрудниками НКВД под Орлом):

«Для партии левых эсеров, которой он вместе с Камковым был главным основателем, Прошьян значил страшно много. Он был ее внутренним строителем, той основной пружинкой, стержнем, который необходим в каждой группе и партии… Прошьян не был моралистом. Он был свободен и широк, любил парадокс и насмешку, хотя умел в то же время подчинять себя и принципу, а этичность его была хороша тем, что ее не сопровождали ни презрение к людям, ни учительский ригоризм…

В Прошьяне была какая-то неистовая жажда жизни… Он говорил, что, если бы у него отнялись руки, ноги, он бы оглох и онемел, был бы прикован к креслу и кровати, – все же он хотел бы жить, жить, чтобы все знать, все видеть и смотреть, что будет дальше. Судьба оказалась к нему жестока и дала ему все видеть и знать только в продолжении коротких 35 лет».

Оценку деятельности Прошьяна дал Владимир Ильич Ленин в заметке «Памяти тов. Прошьяна» (газета «Правда» № 277, 20.XII.1918 г.):

«Мне пришлось познакомиться с тов. Прошьяном и оценить его во время совместной работы в Совнаркоме в конце прошлого и в начале текущего года, когда левые эсеры шли в союзе с нами. Прошьян выделялся сразу глубокой преданностью революции и социализму.

Полное расхождение принес Брестский мир, а из расхождения, при революционной последовательности и убежденности Прошьяна, не могла не произойти прямая, даже военная борьба… Пример Прошьяна показал мне, как глубоко, даже в наиболее искренних и убежденных социалистах из левых эсеров, засел патриотизм, – как разногласия в общих основах миросозерцания с неизбежностью проявили себя при трудном повороте истории… В обстановке горячих революционных битв ошибка более жестоко отомстила за себя и толкнула Прошьяна на путь вооруженной борьбы с Советской властью.

А все же таки Прошьяну довелось до июля 1918 года больше сделать для укрепления Советской власти, чем с июля 1918 года для ее подрыва. И в международной обстановке, создавшейся после немецкой революции, новое – более прочное, чем прежде, – сближение Прошьяна с коммунизмом было бы неизбежно, если бы этому сближению не помешала преждевременная смерть».

В историю революционного движения России вписали свои имена армяне-революционеры, стоявшие у истоков создания новой власти:

Степан Шаумян (1878 – 1918), Камо (Симон Тер-Петросян; 1882 – 1922), Александр Мясников (1886 – 1925), Гай (Гайк Бжишкянц; 1887 – 1937), Акоп Давтян (Яков Давыдов; 1888 – 1938), Анастас Микоян (1895 – 1978).

Публикацию подготовили Марина и Гамлет Мирзоян Фото: noev-kovcheg.ru


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.