Опубликовано: 1 Ноябрь, 2019 в 19:37

Движение Цегакрон — Гарегин Нжде

«Жить и действовать только во имя того, ради чего стоит умереть, и умереть только во имя того, ради чего стоило жить». Гарегин Нжде.

История движения Цегакрон

В 1932 г. в выходящем в Софии журнале «Хровк» под рубрикой «Задачи духовного обновления» была напечатана основополагающая статья Гарегина Нжде»Цегакронутюн как победоносная сила» (изложение одного из его докладов), где в частности читаем:

«Если по сей день наш народ получает лишь удары и трагически не способен дать отпор—причина в том, что он не живет как род… Цегакронутюн—вот панацея, без которой армяне останутся политически самой обездоленной частью человечества».

Нжде предвестил появление родового чувства, положив начало теории Арменизма. Летом 1933 г., согласно решению 12-го Общего Собрания АРД, Нжде отправился в США, где стал инициатором движения Цегакрон и для его развертывания основал «Клятвенные Союзы цегакронов» (Цегакрон Ухтер).

В Программе-Уставе организации цель ее создания была сформулирована следующим образом: «Воспитать родопочитающее поколение, представители которого жили и действовали бы как подданные и воины своего рода, где бы они ни были и какое бы социальное положение ни занимали».

До приезда Нжде в США там действовали различные армянские молодежные организации: «Айордик», «Вордик Айастаньяц» и другие. Нжде, развертывая движение Цегакрон , взял на себя трудное дело объединения этих разрозненнных союзов, создания единой молодежной организации, идеологию которой он изложил в цикле статей под рубрикой «Родовое пробуждение», напечатанном в бостонской газете «Айреник» в конце 1933 г.

Какими обстоятельствами была продиктована необходимость развертывания движения Цегакрон? Это было время, когда царившие в армянских колониях пораженческие настроения, все ужесточавшиеся межпартийные столкновения, раскалывавшие нацию, а также развращающее влияние чуждой среды побуждали армян-пандухтов к покорному примирению со своим униженным положением, что угрожало сделать окончательным поражение, которое потерпел наш народ в начале века.

Здесь следует добавить также болезненную религиозность: в армянских колониях действовали различные антинациональные секты, проповедовавшие отказ от идеи родины, отдаление от национально-общественной жизни и посвящение «царству небесному».

Сложившаяся обстановка неминуемо привела бы к распылению около 1 млн армян, живших в колониях, а более точно—к самоубийству. Необходимо было предотвратить это. Необходимость движения Цегакрон была продиктована также турецкой антиармянской пропагандой.

Для этой цели турки использовали европейских продажных общественных деятелей, которые представляли миру армян как не любящих родину, трусливых, небоеспособных, анархических и лишенных нравственных норм грабителей. Необходимо было контрпропагандой и реальными действиями рассеять создаваемое ошибочное представление об армянах. «

Существовало еще одно важнейшее обстоятельство, обусловившее необходимость движения Цегакрон—это политическое ренегатство нашего старшего поколения в вопросе отношения к Турции. Наши старые партии склонны были поставить крест на Армянском вопросе и примириться с мыслью, что нужно отказаться от оставшихся в Турции

армянских территорий и начать сближение с Турцией. Эта измена сделала бы нас в глазах молодого поколения презренным народом»,—пишет Нжде. Необходимо было пробудить в лишенном родины армянине патриотическое чувство, чувство хозяина своей земли, «спасти его от духовной и политической безысходности».

В то же время движение Цегакрон имело целью создать надежную духовную преграду большевистской безнравственной пропаганде, подобно бациллам распространявшейся в армянских колониях. Существовал единственный выход из создавшегося положения—духовно-нравственное обновление армянства, что было возможно только возрождением собственных (родовых) ценностей и целей и их переживанием заново.

Естественно, что движущей силой такого духовно-обновительного движения должна была стать молодежь, как наиболее динамичная и способная к обновлению часть общества. И поэтому движение Цегакрон имело целью превратиться в общенациональное движение зарубежной армянской молодежи, а организация «Цегакрон Ухтер» должна была стать ядром общеармянской молодежной организации.

«Как море, оно должно вобрать в себя все «вешние воды» нашей молодежи, все ее национальные союзы»,— таковы были надежды Нжде на движение Цегакрон. Поскольку армяне-колонисты в США были наиболее многочисленными, и поскольку там опасность ассимиляции и отчуждения армян была особенно велика, движение было организовано в Соединенных Штатах.

Существенным оказался и фактор времени. Во всем мире происходил небывалый подъем националистических движений, мир национализировался, что предвещало новые столкновения. Необходимо было, показав ценности своего рода, психологически подготовиться к грядущим бедствиям.

И род, находящийся в опасности, всколыхнулся, выстрадал и устами Нжде провозгласил слово родохранения, «как оздоровляющий призыв». Прибыв в США, Нжде, наделенный пророческим духом и магическим обаянием, наэлектризовал атмосферу Америки от края до края своими содержательными речами, чистосердечными и бесстрашными признаниями и бесспорными фактами.

Благодаря несравненному организаторскому и проповедническому таланту Нжде, движение сразу же достигло большого размаха. Как писал Рубен Дарбинян, «без привнесенного Гарегином Нжде вдохновения, без его кипучей энергии, без зачаровывающего влияния его пленительной личности вряд ли новое поколение армян в США сумело бы организоваться за столь короткое время».

Благодаря этому движению, воодушевленные им, тысячи армянских юношей и девушек в Америке не только перестали стыдиться своего армянского происхождения, но стали гордиться им. Первое представительское собрание «Цегакрон Ухтер» было созвано в июле 1933 г., после чего почти целый год организация действовала на нейтральной почве, вне партий.

Состоявшееся в июне 1934 г. в зале бостонского клуба «Айреник» под председательством Нжде первое Депутатское собрание организации «Цегакрон Ухтер» постановило встать под знамя партии Армянский Революционный Дашнакцутюн и впредь именоваться «Цегакрон Ухтер АРД»-а.

Организация имела свою «Программу-Устав» и «Кредо Цегакрона». Членами организации были согласные с «Кредо» армянские юноши и девушки. Ячейкой организации был Ухт (Клятвенный Союз), который должен был иметь не менее 7 членов. Руководящим высшим органом организации было Центральное правление, которое избиралось Депутатским собранием.

Последнее созывалось раз в год. На заседаниях Центрального правления присутствовал один из членов ЦК АРД с правом одного голоса. Клятвенные Союзы организовывали дружеские собрания, беседы на темы армянской истории, способствующие знакомству со своим родом, а также спортивные тренировки, прогулки и т.д. На всех собраниях и вечерах Клятвенных Союзов армянский язык был обязателен.

Внутри Клятвенных Союзов соблюдалась строгая дисциплина. Между членами Клятвенного Союза действовал принцип «Все за одного и один за всех». Организация Цегакрон Ухтер имела гармоничные взаимоотношения с Армянским Красным Крестом, Студенческим союзом АРД и другими подобными организациями, которые сочувствовали движению Цегакрон.

Девизом организации Цегакрон Ухтер было «Армению— армянам». Официальными праздниками организации были: день Цегакронутян—14 января, день Знамени—10 августа. Цегакроны обязаны были участвовать в мероприятиях дня армянского траура—24 апреля, дня независимости Армении—28 мая и дня партии Дашнакцутюн—в октябре. Символом организации был лев.

На Первом Депутатском собрании организации Цегакрон Ухтер в качестве гимна организации временно был принят известный марш «Вперед, мученик!» (слова Г. Караваренца, музыка Б. Кана чяна), а в качестве официального органа—английский еженедельник «Айреник».

Еженедельник «Айреник» («Hairenik Weekly») издавался с марта 1934 г., имея целью ознакомить новое поколение армян, хотя бы на английском языке, с историей их рода, с его культурой, уберечь от отчуждения. «С его помощью Гарегин Нжде, совершенно не знавший английского, с его воодушевлением и магнетизмом смог воздействовать на наше молодое поколение и собрать под знаменем одной организации существующие здесь и там группы «Айординер», а также созданные им.

Без еженедельника «Айреник», психологически подготовившего почву, невозможной была бы, несомненно, крепкая, сплоченная организация нашей молодежи. В противном случае не говоривший по английски Г. Нжде своими впечатляющими речами на красивом армянском языке не смог бы воодушевить молодое поколение»,—пишет Р. Дарбинян, характеризуя роль этого еженедельника. В США центром движения Цегакрон был Бостон.

Цегакрон Ухтер действовали также в Чикаго, Детройте, Фрезно и других американских городах компактного проживания армян. Организация имела отделения в Болгарии (в Софии, Пловдиве, Варне, Бургасе и т.д.), Греции, Франции, Румынии. А почему Нжде назвал организацию цегакронов Ухт (Клятвенный Союз), а не, скажем, группой? Обратимся к нему.

«Все великие деяния нашего народа совершены в результате клятвенных союзов (обетов) его сынов. Завтра тот будет иметь готовых мужественно сражаться воинов, кто сегодня имеет ухт. Понимая это, я в свое время организовал Давид-Бековские клятвенные союзы, которые полностью оправдали свое название. По тем же психологическим мотивам назвал «Клятвенными Союзами» организованные в США группы цегакронов.

Нет более негодного разумного существа, чем армянин без клятвенного союза (без обета). Армянин без обета — бездушен, а бездушный армянин не предан, труслив, бессилен»,—писал Нжде. Осенью 1934 г.

Нжде возвратился в Болгарию, предполагая расширить движение Цегакрон и превратить его в общеармянское. Он считал, что только обновившись в этом движении, движении хозяев своей земли, смогут объединиться все ветви армянства.

По этому поводу один из активных членов Болгарской организации цегакронов Оник Зармуни писал в 1936 г., что «нужно создать единый центр, чтобы воспитывать армянское юношество и молодежь, руководствуясь родовыми принципами и духом рода», и заключал: «нам кажется, что история предоставила эту роль организации цегакронов.

Нет более общей ценности, более общей идеи, чем род. Не имеем более жизнеспособной организации, чем Цегакрон Ухтер. Остается, чтобы организация цегакронов объединила в себе все культурные и спортивные союзы и стала общеармянским движением молодежи». Интересны также суждения О. Зармуни о взаимоотношениях Цегакронутюн-Дашнакцутюн, которые в те годы были довольно напряженными. «Что бы ни говорили и ни писали, какие бы ржавые стрелы ни пускались в новое движение, истиной является то,

что Цегакронутюн—абсолютная необходимость как для армянства и Айдата, так и для преследующей те же цели нашей партии. Истинный Дашнакцаканутюн был и навечно останется родовым клятвенным союзом нашего народа. Ни наша история, ни священная память о наших давших обет мучениках-дашнакцаканах не смогут допустить обратного утверждения».

Однако отношения Нжде с руководством АРД обострились до такой степени, что в 1937 г. он порвал связи с партией, и это значительно повлияло на дальнейшую судьбу движения Цегакрон. Еше в 1934 г. Никол Агбалян писал из Бейрута Нжде, находившемуся в США: «движение Цегакрон, которое с таким успехом ширится под влиянием твоих зачаровывающих речей, будет ли иметь продолжение, когда ты покинешь Америку?

Имеет ли пророк учеников, которые сохранили бы дух, следовательно, продолжили бы дело?» К сожалению, опасения Агбаляна оправдались, и движение Цегакрон в США после отъезда Нжде начало приходить в упадок. А созванное в июле 1941 г. в Чикаго 8-ое Депутатское собрание американской организации цегакронов постановило переименовать организацию в «Дашнакцутюн армянской молодежи Америки».

Переименование объясняли тем, что противники цегакронов в американских кругах распространяли мнение, что цегакроны являются единоверцами и соучастниками нацистов, и одновременно тем, что трудно было объяснить представителям других национальностей значение слова «цегакрон».

Это переименование относилось только к американским цегакронам, а в других местах, где влияние Нжде было велико (в особенности в Болгарии, где организация была самой крепкой) организации Цегакрон Ухтер, под тем же именем, действовали до ареста Нжде в 1944 г.

б) Цегакронутюн «Я прочел божественные следы, оставленные моим родом на земном шаре, увидел, поцеловал,обоготворил —я стал цегакроном». Идеологией движения Цегакрон является Цегакронутюн. Несомненно, учение Цегакронутюн создавалось не в идеологическом вакууме.

Ему предшествовали идеи о роде Алишана, Раффи, Патканяна, Варужана, Агароняна и др. Однако они дали идеи, но не идеологию. Нжде выпало на долю, сконцентрировав и обобщив существовавшие армянские идеи о роде, систематизировав и придав им целостный вид, заложить основы обоснованного по-армянски—построенного на сущности и морали Армянина— учения, названного им Цегакронутюн.

Идеи Цегакронутюн родились не в зарубежных колониях, а были вынесены с Родины, в горах которой были призваны к жизни и успешно выдержали суровое испытание 1919-1921 гг. в виде Давид—Бековских Клятвенных Союзов (обетов). «В лице наших Давид-Бековских родоохранительных Клятвенных Союзов в 1920 г. действовал и победил Цегакронутюн»,—писал Нжде.

Нжде базировал свое учение на той божественной силе—сущности, которая именуется «армянский род». И Цегакронутюн, в первую очередь, это осознание своего происхождения от этой силы— сущности, гордость этим происхождением и клятва (обет) полностью посвятить себя роду и до конца жизни остаться верным ему.

Для Нжде ни одно из определений, данных антропологией понятию «род», не является приемлемым. Вообще, согласно Нжде, «трудно определить это понятие научным языком, здесь может идти речь только об относительной научности». Для него «недостаточны старые термины», поскольку ими нельзя исчерпать всю емкость понятия «род».

Согласно обобщению Нжде, род скорее душа, чем материя. Род первозданен и существует с начала творения. «Род первозданен, как Бог». «Он свидетель веков, вечный армянин, соучастник Бога» (цитаты из Нжде даются далее в кавычках без упоминания его имени.—Ред.).

Род—синтез Духа и Крови, психический склад и биологическое строение одновременно, то неповторимое духовное и беспримесное телесное, которые придают человеческой породе (этносу) самобытность и своеобразие и благодаря которым человеческие типы отличаются друг от друга. А Цегакронутюн—это усилие, стремление сохранить и увековечить эту самобытность, это желание, побуждение жить по-армянски.

В основе Цегакронутюн лежат два основополагающих принципа: а) в наших несчастьях повинны прежде всего мы сами; б) нужную нам силу следует искать в нас самих. Учение Цегакронутюн построено в следующей логической последовательности: «я знаю свой род, я верю своему роду, я боготворю свой род, я—цегакрон».

Любой вид мировоззрения, будь то мифология, религия или философия, начинается с познания. Цегакронутюн начинается с познания Рода—со знакомства с его историей, культурой, бытом, с его достоинствами и ценностями, со внушительным вкладом, внесенным Армянским родом в общемировую цивилизацию. —Покажите народу солнце-лик его рода, чтобы народ в самопознании поднял свое склоненное чело,—говорит Нжде, уверенный, что только познавший свои ценности и достоинства народ способен к духовному обновлению.

Показать народу ценности и достоинства Рода—в этом видит Г. Нжде роль интеллигенции, литературы, а также революционных движений. Познание Рода включает в себя также знание наших недостатков, и Цегакронутюн является серьезной попыткой скорректировать наши родовые недостатки, «усовершенствовать» наш род.

И не случайно Г. Нжде священной книгой учения Цегакронутюн считает «Армянскую историю—книгу жизни Рода», являющуюся для народа главным источником самопознания. Цегакронутюн выводит самопознание индивидуума из познания Рода, поскольку «познай самого себя» означает—познай вначале породившую тебя общность, т.е. Род, обобщенные признаки которого обусловили твой индивидуальный облик.

Познай свой Род—это завет учения Цегакронутюн новому армянскому поколению. Из знания Рода следует вера в Род—вера в его силу, в его гений, в его волю и возможности, в его будущее и его бесмертие. Верить Роду—значит слушать его голос, общаться с ним, быть причастным к Роду, к его боли и радости, к его несчастьям и великим деяниям.

Причастность к Роду—это воля слышать голос, рев Рода в минуту опасности и следовать его зову. Цегакронутюн требует от личности нерушимой связи со своим Родом, признания Рода своим наивысшим родителем. Оно считает семью средством усиления Рода и находит, что дети принадлежат более Роду, чем непосредственным родителям.

Быть причастным к Роду—значит им определять свое личное счастье и свою свободу. Цегакронутюн заветное, вожделенное счастье личности обуславливает коллективным счастьем Рода—счастье цегакрона в том, «чтобы видеть, как растет мощь его народа и справедливо ширится территория Армении».

Согласно учению Цегакронутюн, подчинение Роду—высшая степень свободы и самоутверждения личности. Другими словами, личность свободна в той мере, в какой не противостоит интересам Рода и не нарушает его мораль, а ее самопроявление не трансформируется в родоотрицающий эгоизм.

Как оптимическое учение, утверждающее веру в будущее Рода, Цегакронутюн не проповедует бессильный фатализм, а обязывает бороться за ту великую судьбу, которой достоин Род. Существенную часть учения составляет поклонение Роду— культ качеств, ценностей и святынь Рода. Культ Родины Это поклонение той земле, на которой естественно возник Армянский род, на которой он

творил свою историю и создавал свою культуру, в которой погребены останки его сыновей, во имя любви и свободы которой были принесены в жертву наши великие предки. Культ крови В учении Цегакронутюн кровь Рода—божество, поскольку духовно-телесное строение Рода обусловлено и ею.

Цегакронутюн проповедует культ крови Рода, в чистоте которой видит будущее нашего Рода. Иными словами, Цегакронутюн отвергает смешанные браки. Культ языка В вопросе о языке Цегакронутюн неуступчиво: оно требует от Армянина говорить с армянами по-армянски, напоминая, что смерть языка ускоряет духовную смерть народов.

Оно требует почитания, поклонения родному языку, чистотой и содержательностью которого обусловлено духовное будущее нашего Рода. Культ пожертвовавших своей жизнью Это культ священных героев нашего Рода, «которые в своей храбрости превратились во львов, в своем великолепном самоотречении превратились в богов, которые щедро пролили свою кровь, чтобы увековечить наш Род и его честь».

Культ предков Цегакронутюн считает большим злом духовный разрыв между старшим и молодым поколениями, который нарушает органическую связь между прошлым и будущим Рода. «Если молодое поколение отрывается от старшего или от прошлых поколений, оно по сути отрывается от существовавших дотоле ценностей и святынь Рода.

Оторвавшийся от старшего поколения остается без духовной почвы и без духовной перспективы. Важна духовная связь между поколениями, благодаря которой передается вечное пламя Рода».

Духовно приобщиться означает «исторической памятью пережить жизнь прошлых поколений, связав нашу судьбу с ихней». Цегакронутюн питает особенно глубокое благоговение к воинственным рыцарям Мамиконянам. «Кто более или менее знаком с Армянской историей, сразу же поймет, что движение Цегакрон, как обет, напоминает обет рыцарей Мамиконянов.

Как и Мамиконяны, цегакрон исповедует бескорыстную преданность нации и решимость мужественно принять смерть во имя Родины». Культ силы Цегакронутюн проповедует культ силы, поскольку мир уступает дорогу сильным—сильным духом, мыслью и кулаком, побеждает сильный, а не правый. —Более, еще более мощи,—призывает Цегакронутюн, стремясь привести в мир человека силы—поклонника Ваагна (бог войны и мужества языческих армян.—Ред.), поклонника мощи и храбрости, в котором есть жажда силы, храбрости, стремление к совершенствованию и воля к самопожертвованию.

Культ вождя В учении Цегакронутюн существует также культ истинного вождя Рода, предопределяющего судьбу нации, которому нации обязаны своими взлетами и падениями. Цегакронутюн требует— подчиняясь воле Рода, уметь подчиняться также вождю Рода— носителю и учителю морали Рода .

Цегакронутюн признает Род наивысшей святыней и провозглашает: «Недостоин именоваться армянином тот, для кого на нашей планете есть более дорогое слово, чем слово «армянин».» «Будь Армянином, прежде всего Армянином,- учит Нжде,- потому что Армянин в своей истории был более человеком, чем Армянином, и именно по этой причине его трагедия была беспримерной.»

Цегакронутюн не приемлет поклонения Роду, любви к Роду, основанных только на слепом инстинкте или только на логике. Оно не на стороне тех, кто любит свой род «силой чувств, но слабостью мысли, равно и тех, кто любит силой мысли, но слабостью воли». Оно на стороне тех, «кто любит род всеми силами своей личности—всей мощью мысли,

чувства и воли». Из постижения ценностей и добродетелей Рода, из благоговения перед ними, поклонения им рождается родовая (национальная) гордость личности. «Нравственно несостоятельна личность, если ей недостает чувства национальной гордости, порожденного национальным самопознанием и питаемого нашим преклонением перед всем, что красиво, величественно и героично в Армянской истории».

В учении Цегакронутюн есть еше один существенный, связанный с родовой гордостью, завет—глубокое переживание титанической боли Рода, его многовекового страдания и стыда. И Нжде уверен, что из этого сопереживания должна пробудиться наша униженная гордость и родиться наша новая религия гордости.

И тогда в мир придет потрясенный болью Рода, «крещенный в собственном страдании» Новый Армянин (Армянин—цегакрон), «помазанный родовой моралью», призванный преодолеть наши слабости и «восстановить величие имени Армянина». Цегакронутюн—это грозное возмущение раненной несправедливостью мира, униженной и оскорбленной, потрясенной Армянской души.

Это взрыв негодования пробудившегося от векового рабства Армянина, это бунт его уязвленной страданиями и унижениями гордости. Бессмысленны вера, поклонение Роду, национальная гордость, если они абстрактны, являются всего лишь празднословием и не проявляются в реальной жизни, в личном поведении.

Признавая ценности Рода и его мораль, необходимо жить ими, т.е. обеспечить гармонию мысли, слова и дела. А жить целями Рода, его ценностями и моралью, превратить их в форму своего существования, в образ жизни—означает нести в себе (хранить в себе) Род. Быть цегакроном—значит нести в себе все родовое- армянское, что было в нашей истории. «Цегакрон тот, кто живет как родовой человек— жизнью Рода и для Рода».

Понятно также, почему Нжде вместо слов «родопочитание», «патриотизм» и подобных им слов предпочел слово «Цегакронутюн», Цегакронутюн—это более, чем родопочитание или патриотизм, оно включает в себя эти понятия. Новое слово, но старая сущность. Цегакронутюн, как проявление, выражение сути Армянского рода, так же старо, как Армянский род.

Внутриродовая мораль—залог национального единства Согласно учению Цегакронутюн, существует единственный залог национального единства—это руководствоваться внутриродовой моралью, когда представители нации, считая второстепенными свои личные партийные и религиозные убеждения, объединяются по признаку своей национальной принадлежности.

Эта отрицающая эгоизм мораль требует от любого армянина, которому небезразлична судьба армянства, наивысшей жертвы— во имя будущего Армянского рода и Армении пожертвовать своим «Я». И Цегакронутюн, имея незыблемый принцип ставить превыше всего Род, требует от различных армянских группировок и отдельных индивидуумов—в первую очередь быть Армянином, оставаться подданным и воином своего Рода, независимо от политических или религиозных убеждений, социального положения и местонахождения в мире.

Таким образом, Цегакронутюн стремится обеспечить нашу внутреннюю солидарность и примирить различные армянские слои, поскольку «кроме наивысшего примирителя (миротворца), коим является Род, лишь могильная земля может заставить придти к согласию нынешних, нищих духом, армян».

И Нжде уверен, что дух его учения может взрастить новое поколение, руководствующееся законами внутриродовой морали, которое необходимо завтрашнему вождю Рода, чтобы обеспечить армянскому народу место под солнцем.

Как надпартийное учение, ставящее целью политическое единомыслие, Цегакронутюн непримирим по отношению к партийной обособленности. Посколько в его время были политизированы даже национальные святыни, Нжде, встав выше эгоцентрической партийности, уверенно заявлял: «Нет партийных мучеников и героев, есть и будут национальная мартирология и национальные герои».

Цегакронутюн—борьба за родовые земли и кузница мстителей «Лозанна?—нет, никогда»,—этот лозунг украшал титульный лист первой Программы-Устава организации «Цегакрон Ухтер». Для цегакронов Армянский вопрос не кончился протурецкими решениями Лозаннской конференции, и они продолжали оставаться заимодателями Турции. —Родная земля одного народа не может стать постоянной Родиной другого.

В силу Закона Постоянной Справедливости, захваченные территории всегда, рано или поздно, переходят в руки своих исторических хозяев, при условии, что время не ослабило любовь и преданность хозяев своей родной земле, тоску по ней,—говорит Нжде, уверенный, что возвращение армянских земель возможно только ценой собственной крови, поскольку только очерченные храбростью и патриотизмом армянского воина границы Армении могут быть незыблемыми и реальными. Таким образом, Цегакронутюн—это воля стать хозяином своей земли, это священный обет эмигранта-армянина, будь то богач или поденный рабочий, вернуться на Родину.

Это также обязательство мести, завет не прощать туркам их преступления, это кузница мстителей, откуда «вместо каждой армянской жертвы в мир выйдут два новых мстителя». Не отомстить туркам—означает простить, а если «простить турку одно преступление, значит дать право на два новых». Цегакронутюн требует беспощадной мести туркам, неумолимой расправы с этим народом, убившим половину армянства. Эта вражда уже более не историческая, а биологическая.

Цегакронутюн и другие националистические учения Часто, с умыслом или без умысла, Цегакронутюн трактуется как заимствованный фашизм или нацизм. Когда в 1933 г. на Общем собрании АРД спросили Нжде, не является ли проповедуемое им учение фашизмом или гитлеризмом, он ответил: «Проповедуемое мной не является ни фашизмом, ни гитлеризмом, я желаю выявить наши старые исторические подвиги и армянские культурные достижения, которые остались под слоем пыли».

Фашизм—итальянское проявление национализма, нацизм— германское. «Абсолютно армянской является идея учения Цегакронутюн. Еще и речи не было о фашизме и гитлеризме, когда эта идея в 1919 г. породила Давид-Бековские Клятвенные Союзы на Сюникской земле.» Когда давшие обет воины Нжде во время походов завертывались в черные саваны и брали уроки мужества и родовой гордости у своего спарапета, Муссолини еще только начинал свое «движение чернорубашечников».

Общим в учении Нжде и в гитлеризме в основном является только то, что оба учения провозглашают вид (род) высшей ценностью, что характерно для любого националистического учения. Однако важнее существующие между ними принципиальные расхождения, из которых перечислим некоторые.

Гитлер провозглашает арийский род (определение которого у него расплывчато) единственной культуросозидающей расой, остальные нации считает более низкими человеческими видами. Нжде воздерживается от проповеди избранности или исключительности. Гитлер пробует обосновать стремление к расширению территории необходимостью так называемого «жизненного пространства», без учета естественных границ родины.

Нжде ставит целью вернуть народу родную землю—Армянское нагорье. Гитлер считает евреев злом для человечества, разрушителями культуры, и антисемитизм в его учении занимает центральное место. У Нжде это совершенно отсутствует. Он объявляет врагами Рода турков, поскольку они, уничтожив часть армянства, овладели большей частью нашей родины. Пожалуй, перечисленного достаточно, чтобы увидеть принципиальное отличие учения

Нжде от нацизма. Неубедительно также утверждение писателя Амастеха, что «его (Нжде) понятие и чувство рода идет преимущественно от еврейского народа». Хотя Нжде с уважением относился к сионизму (как и к другим патриотическим, националистическим учениям), однако необходимо однозначно сказать, что источником вдохновения для него был Армянский род с его трагической и героической историей.

«Движение Цегакрон не имеет и не могло иметь ничего общего с иностранными учениями, поскольку оно, прежде всего, реформаторское движение—возрождение, которое возможно только с помощью собственных, а не заимствованных ценностей». Не существует армянский фашизм или нацизм, есть итальянский фашизм, немецкий нацизм, еврейский сионизм, есть армянский Цегакронутюн. * *

Часто, без должного обоснования, утверждают, что учение Нжде сформировалось под влиянием идей Ницще. Действительно, культ силы Нжде, афористичный стиль его речи в определенной степени имеют сходство с идеями и стилем Ницще, однако между ними есть принципиальные различия, как в мировоззренческом плане, так и (следовательно) в вопросах этики.

Например, осью философии Ницше является индивидуум— сверхчеловек, который выступает как цель. Основой учения Нжде является Род, а родовой человек—средство для Рода. Ницще—антихристианин, отрицает любую уступку христианству и не признает какое-либо преобразование в нем.

Нжде не отвергает христианство, он ставит задачу переоценки роли и задач Армянской церкви. Ницще вообще отвергает идею Бога, Нжде признает его существование. —Толкни упавшего,—говорит Ницще. —Не стоит и нельзя помогать упавшему, если в нем отсутствует воля самостоятельно встать на ноги,—говорит Нжде. Думаем, сказанного достаточно, чтобы не делать необоснованных заключений.

Цегакронутюн—здоровый национализм —Из двух видов национализма—национального индивидуализма и национального эгоизма—цегакрон предпочитает первый, который есть не что иное, как справедливое и плодотворное стремление нации—индивида остаться верной духу своего рода, совершенствовать свой историческим тип и защищать свою свободу.

Это стремление цегакрона полностью соответствует великим принципам общечеловеческой морали и прогресса,—сказано в «Кредо цегакрона». Цегакронутюн является своеобразным сочетанием, гармонией родового и общечеловеческого. Основу Цегакронутюн составляют неповторимое родовое и образцовое общечеловеческое.

Цегакронутюн не проповедует вражду по отношению к другим нациям, за исключением турков, которых объявляет бесспорными врагами Рода. Цегакронутюн—это не национальный фанатизм, трубящий об «исключительности», «избранности» своей нации, это здоровый национализм, утверждающий самобытность и индивидуальность своего Рода.

Нжде—проповедник здорового национализма.




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.