Опубликовано: 19 февраля, 2020 в 21:19

Брестский мир и армянская общественность Нахичевани-на-Дону

Едва ли можно найти в оте­чественной историографии тему, столь долго и умышленно фаль­сифицированную, как итоги и значение Брестского мирного договора 1918 года. Освобожде­ние исторической науки от идео­логических штампов, от выпол­нения социального заказа со сто­роны находившейся у власти КПСС породило определенные надежды на объективное и все­стороннее рассмотрение итогов этого позорного и предательско­го по отношению к армянскому народу мира.

И действительно, в начале 90-х годов в отечественной ис­торической науке появился ряд работ, в которых была сделана попытка с новых позиций рас­смотреть поставленные вопросы. К числу этих публикаций можно отнести статьи Н. Михайлова, В. Журавлева, А. Панцова, Ю. Фелыдтинского.

Однако при ближайшем рассмотрении дан­ных работ волей-неволей прихо­дишь к неутешительному выво­ду: судьба армянского народа и армянских территорий, отданных Россией Турции по указке Гер­мании, вновь оказалась вне вни­мания авторов последних иссле­дований.

Вновь, как и ранее, уже в который раз повторяется тезис о том, что якобы подтвердился мудрый ленинский прогноз о недолговечности этого неспра­ведливого мира и об аннулиро­вании его ВЦИКом и СНК 13 ноября 1918 г. после Ноябрьской революции в Германии.

При этом упорно забывается, что фор­мальное одностороннее аннули­рование условий этого договора фактически ни коим образом не привело к возвращению отдан­ных по договору армянских зе­мель в состав Армении. И если Батум все же в конце концов был возвращен Грузии, то Каре и Ардаган никогда не отторгались от Турции и по сей день нахо­дятся в ее составе.

Вкратце напомним основную канву событий.

Как известно, 1 марта 1918 г. советская делегация на мирных переговорах в Брест-Литовске получила окончательный текст ультиматума мирного договора, гораздо более тяжелого, чем в более раннем проекте.

Именно в этот ультиматум было внесено совершенно новое требование, чудовищным образом менявшее судьбу армянского народа: округа Ардагана, Карса и Батума с пре­имущественно армянским насе­лением должны были быть от­торгнуты от России в пользу Тур­ции. 3 марта договор был под­писан.

Что это означало? Это озна­чало, что большевики менее, чем за два дня решили судьбу целого народа, даже не спросив согла­сия последнего. 4-я статья Брест­ского мирного договора возвра­щала Турции не только все тер­ритории Турецкой Армении, за­хваченные в ходе войны, но и районы Карса, Ардагана и Батума.

Главный вопрос, на который мы бы хотели обратить внима­ние и который никогда не под­нимался в историографии, — ка­кова была реакция армянского населения Нахичевани и Ростова-на-Дону на известие о заклю­чении Брестского мира.

До нас дошел уникальный документ, который приводится в «Красной книге» Г. X. Чалхушьяна и носит название «Протест донских армян». Поскольку ра­боты Г. X. Чалхушьяна, в том числе и «Красная книга», явля­ются библиографической редкос­тью, приведем этот документ целиком:

Протест Донских армян

«Армяне, населяющие Об­ласть войска Донского, в лице общинного совета гг. Ростова и Нахичевани-на-Дону, избранно­го всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием, горячо протестуют против Брест-Литовского мира, отрицательно пред­решившего вопрос о самоопределении, допустившего аннек­сию армянских областей и отдав­шего армян на совершенное съе­дение туркам.

Еще до начала войны актом 26 января 1914 г. великие державы, и в т.ч. ныне договорившиеся державы: Рос­сия, Германия и Турция призна­ли минимум реформ, необходи­мых для мирного существования армян в пределах Турции. Бесконечен, длинен, чудовищен мартиролог армян-мучеников.

В ужас придет Европа, когда узна­ет о всех наших мучениках, о всех наших страданиях, и о мил­лионах растоптанных жизней и, может быть, придет в ужас и содрогнется сама Германия, опи­раясь на моральную и физичес­кую силу которой, турки позво­ляли себе все эти бесчинства и зверства, чувствуя полную свою безнаказанность.

Что же дает армянам Брест-Литовский мирный договор? Области, густо за­селенные армянами, отдаются от Батума до Карса включительно туркам. Расширяется зона воз­можных их зверств над армяна­ми глубже, больше, дальше.

И турки двигаются уже теперь вперед. Они захватывают новые села, города и творят бесчинст­ва в Закавказье. Зажжен новый факел нового, неслыханного по­жара и вновь все армянское топ­чется, уничтожается и подверга­ется грабежу, убийству и поруганию.

Уже получаются из Закав­казья зловещие вести: армяне вырезаются, выселяются и бегут с тех мест, где мирно работали сотни лет, и маленький культур­ный народ, переживший Чингис­ханов, Тамерланов, открыто от­дан на уничтожение Брест-Литовским договором, подписан­ным европейскими государства­ми, говорящими от имени и во имя свободных народов.

Пусть вся Европа знает, как позорен этот мир, который равен убий­ству армян. Пусть и наш этот крик донесется всюду, где есть человек, где есть человеческое достоинство, где не притуплены еще человеческие чувства и мысль».

Трудно что-то добавить к это­му документу. Хотя протест но­сит коллективный характер, од­нако его стиль и язык не остав­ляют сомнений в том, что его автором был выдающийся ар­мянский деятель Нахичевани-на- Дону юрист, писатель, гласный городской думы Григорий Хрис тофорович Чалхушьян.

Примерно в то же время, ког­да составлялся этот документ, в апреле 1918 г. в Ростове-на-Дону проходил 1 съезд Советов Дон­ской Советской республики, ко­торый одобрил заключенный Брестский мирный договор. Сре­ди тех, кто активно поддержал заклание своих соотечественни­ков под турецкий ятаган, был и наш земляк Саркис Лукашин (Срабионян). Однако, к счастью, таких, как С. Лукашин, было меньшинство.

Обида, нанесенная армянам Западной Армении, болью ото­звалась в сердцах их соотечест­венников не только в Нахичева­ни-на-Дону, но и в различных городах России. Протест армян, населяющих Область войска Донского был принят многими армянскими колониями России.

Одновременно и петроград­ская колония армян подготови­ла свой протест, который по сво­им основным идеям переклика­ется с нахичеванским:

Протест Петроградских армян

«Брест-Литовский договор — смертный приговор для армян. Армения, залитая кровью, воз­вращается в свое положение. Известно, что армянская кровь лилась и льется не для славы ве­ликих состязателей за чуждые ее задачи. Армяне борются за свою тяжбу, человеческие права, ко­торых они не могли добиться веками.

Права армян признаны Европой. Они запечатлены меж­дународными актами за подпи­сью держав, ныне воюющих между собой. Россия и Германия, в равной доле ответственные за судьбу армян, Брестским миром нарушили принятые на себя обя­зательства, укрепленные ими еще раз почти накануне войны 26 января 1914 г. Обе стороны нашли возможным вернуть вновь

Армению под власть Турции, ни словом не обмолвившись об ус­ловиях, гарантирующих ее без­опасность. Борение армян про­тив Турции за свое существова­ние не есть война против ее со­юзников. И тут нет основания, чтобы они, связанные известны­ми обстоятельствами, изменили свое отношение к армянам.

Брестский договор, частью касающийся Армении, представляет акт глубокого насилия против справедливости и против прав Армении. Петроградские армя­не протестуют против договора с требованиями о возвращении Армении под власть Турции, и, об удалении армянских отрядов из Армении и занятых турецки­ми войсками.

Протестуя против домогательств турецкого прави­тельства заселить Армению му­сульманами из пределов России. Протестуют против отказа Арме­нии в правах самоопределения, признаваемого для отторгаемых округов.

Петроградские армяне взывают к цивилизованному миру и представляют новую тра­гедию армянской жизни на суд общественной совести всех стран. Да возвысится голос че­ловеколюбия на защиту попира­емых основ гуманности и прав народа, тщетно порывающегося выбиться из тисков своего бы­тия на простор свободного стро­ительства своей судьбы».

Возвращаясь к позиции ар­мянской общественности Нахичевани-на-Дону по отношению к Брестскому миру, хотелось бы остановиться на следующих мо­ментах. Парадоксальность ситуа­ции, на наш взгляд, заключает­ся в том, что общественность российского города — пусть этнически в своем большинстве не русская, а армянская — протес­тует против решения российско­го правительства.

Это первое. Второе. Равная доля ответствен­ности за заключенный мирный договор возлагается на обе сто­роны: как на Россию, традици­онного защитника армян, так и на Германию, опираясь на под­держку которой, турки творили свои бесчинства. Именно эти две страны четко названы виновниками в продолжении геноцида армянского народа, новой точ­кой отсчета которой и стал за­ключенный Брестский мирный договор.

В этих условиях, когда и Россия, и Германия, и даже Турция, подписав 26 января 1914 г. акт, гарантировавший права армян, фактически его перечеркнули, общественность Нахичевани сочла возможным апеллировать ко всей Европе, надеясь, что этот крик отчаяния «донесется всюду, где есть чело­век, где есть человеческое досто­инство, где не притуплены еще человеческие чувства и мысль».

Европа в очередной раз ока­залась глуха к этому крику от­чаяния. Наивно было бы чего- либо ожидать от большевистско­го правительства России, обес­покоенного исключительно со­хранением своей собственной власти. Но мощный голос про­теста армянской общественнос­ти Нахичевани-на-Дону во гла­ве с неутомимым Г. X. Чалхушьяном служил тем нравственным ориентиром, на который равня­лась вся прогрессивная общест­венность мира.

Р.Г.Тикиджьян, кандидат исторических наук, hамайнк Пятигорск 1996.




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.