Опубликовано: 7 июня, 2017 в 0:32

Интервью с внуком миссионерки видевшей Геноцид армян 1915 года

Интервью с внуком мессионерки видевшей Геноцид армянАрмяне должны востребовать все украденное турками имущество: эксклюзивное интервью с внуком норвежской миссионерки.

Норвежской миссионерке Бодиль Катарин Бьорн в 1915 году и в голову не могло придти, чем обернется для нее командировка в Османскую империю, куда ее отправила организация «Женщины-миссионерки».

Она стала очевидицей резни 1915 года в Муше, где она спасла от смерти сотни бесприютных женщин и детей. В 1917 году Бодиль Катарин Бьорн вернулась в Норвегию с 2-летним мальчиком по имени Рафаэль, которого она усыновила.

После крещения мальчика назвали в честь Фритьофа Нансена. «Арменпресс» представляет интервью с внуком Бодиль Катарин Бьорн – Юси Флемингом Бьорном, который не мог оставаться безразличным к судьбе исторической родины своего отца.

— Насколько рядовые норвежцы осведомлены о Геноциде армян и о подвигах людей, подобных Бодиль Катарин Бьорн?

— Рядовые норвежцы не осведомлены о Геноциде армян, однако в 1920 году они знали намного больше, поскольку в прессе печатались статьи Бодиль Катарин Бьорн и других об этой катастрофе. Повлияло также путешествие Фритьофа Нансена и вручение ему Нобелевской премии мира в 1922 году. Однако постепенно все это позабылось.

— Когда и как Вы узнали о гуманитарном подвиге вашей бабушки?
— Мы жили вместе, и я всегда знал об этом. Она умерла в возрасте 89 лет, мне тогда было 15.

— Как эта история повлияла на Вашу жизнь?

— Я вырос, зная, что наполовину – армянин, наполовину – финн, но в то же время норвежец. У меня не было проблем с происхождением. Я не обращал внимания ни на свое происхождение, ни на подвиги бабушки.

Мать говорила с немного смешным норвежско-финским акцентом, отец имел необычную внешность и говорил на нескольких языках, этим я гордился. Его армянское происхождение не имело значения, поскольку об Армении не говорили, она была недосягаема – часть СССР.

— В 2008 году на фестивале «Золотой абрикос» был показан документальный фильм «Они звали меня мамой», посвященный Бодиль Катарин Бьорн. Что было после этого?

— Да, фильм показывали на родине Бодиль – в городе Кразеро, в Дамаске, в Алеппо, в Ереване, по норвежскому телевидению и пр.

— В 1917 году Бодиль Катарин Бьорн вернулась в Норвегию с мальчиком, которого назвала Фридрихом. Известно, что в 2005 году вам позвонил незнакомец, сказавший, что он Ваш родственник. Он говорил, что имел короткую связь с Бодиль Катарин Бьорн в Муше. Каково продолжение этой истории?

— ДНК этого человека, которого звали Тер-Минасян, не имело ничего общего с моим ДНК. Не исключено, что отец матери этого человека – Ануш, мог быть знаком с Бодиль. Я оставил это дело, однако до сих пор интересуюсь печальными событиями тех дней.

— Какие шаги надо предпринять для международного признания Геноцида, учитывая, что, спустя 100 лет, не было дано достойной оценки зверствам в османской Турции?

— Социальные сети доказали свою силу в изменении взглядов людей. Важно, чтобы 2015 год был бы годом памяти. Армяне должны востребовать все украденное турками имущество, как это сделали евреи по всей Европе.

Важно разоблачать турецкую пропаганду каждый раз, когда они подкупают иностранных политических деятелей, историков, чтобы те фальсифицировали историю.

— Планируете ли Вы посетить Армению и встать рядом с армянским народом в день 100-летия Геноцида?

— Конечно, я приеду, чтобы быть в Цицернакаберде, с собой я привезу мэра Крагеро и группу норвежцев, членов моей семьи и друзей, чтобы они увидели, как армяне со всего мира вместе поминают жертв Геноцида.

Интервью Анаит Минасян Александр Бакулин




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.