Опубликовано: 14 апреля, 2020 в 21:13

Армен Тахтаджян — Крупнейший ученый — «Гражданин мира растений»

Армянский народ подарил миру несметное число гениев, учёных, деятелей культуры и политики. Не будем детально вдаваться в исследование особенностей армянского народа, позволяющих армянам быть выдающимися почти во всех сферах жизни, ибо этот вопрос требует сложного анализа. Отметим лишь, что и в ботанике, в науке о растительном мире, немалое значение имеет армянский учёный Армен Тахтаджян.

«Гражданин мира растений», как его назвали в СМИ, сравнивался с Клодом Леви-Строссом, антропологом с большой буквы. Но если тот произвёл революцию в своей области, то Тахтаджян — в ботанике. Причём судьбы обоих удивительно сошлись: они оба дожили практически до ста лет (Тахтаджян — до 99) и всё это время оставались деятельными учёными. В 2009 году не стало обоих, осталась позади целая эпоха.

Начинал свою научную деятельность уроженец Арцаха Армен Тахтаджян, исследуя растительность Армении. Его первый труд — «Ботанико-географический очерк Армении». Он стал первым президентом Армянского географического общества. В 1948 год карающий меч власти коснулся и его: в связи с отказом от классической генетики, обозванной «буржуазной», Тахтаджян был обвинён в «реакционности» и «следованию идеям Менделя».

Это не оставило Тахтаджяна и ему удалось вскоре восстановиться. В 1971 году он отправился в тихоокеанскую морскую экспедицию. Материалы им были собраны по всей Океании. Он лично исследовал то, что считали «ботанической сенсацией XX века» — дегенерию фиджийскую. Это был уникальный опыт для советских учёных. В 1973 году он стал президентом Всесоюзного ботанического общества.

В 1975 году он был избран президентом XII Международного ботанического конгресса. Сам конгресс проходил впервые в СССР, в Ленинграде. Выбор места был обусловлен международным авторитетом Армена Леоновича. Этот конгресс позволил советским ботаникам впервые установить контакты с зарубежными коллегами. На том же конгрессе он получил две президентские должности: Отделения ботаники Международного союза биологических наук и Международной ассоциации по таксономии растений.

То, за что Тахтаджян получил международное признание — это филогенетическая система классификации цветковых растений, так называемая система Тахтаджяна. Это одна их самых удачных и наиболее известных систем классификаций, на основе которой составлены флористические сводки многих стран, написаны учебники, созданы ботанические экспозиции. По ряду мнений, система Тахтаджяна является самой удачной системой классификации.

Саму суть и значение систематики для биологической науки крайне лаконично смог выразить именно Армен Тахтаджян: «Систематика есть одновременно и фундамент и венец биологии, её начало и конец.» Армен Леонович был также автором новой системы ботанико-географического районирования планеты. От него пошла научная школа морфологов и систематиков растений.

Очень близка ему была идея построения органического мира. Он вдохновлялся тектологией Богданова, ставившей задачу объяснить мироустройство, как целостную систему развития природы и общества. Сам он также предлагал и свою идею подобного мира. Это был очень смелый шаг, ведь Богданов в советское время был в опале и Ленин критиковал его труды.

Успех систематических исследований Тахтаджяна связан с его кругозором. Не каждый может построить систему, для этого нужно знать почти всё и Тахтаджян был близок к этому, в отличие от большинства обычных ботаников. Армен Леонович начал изучать онтогенез растений, а ведь идея онтогенеза в то время использовалась почти что только при составлении систематики животных. Он же успешно применил это в ботанике. Сюда он добавил огромный материал растений — 200 семейств со многими тысячами видов.

Самая последняя версия его системы вышла в 2009 году, в 99 год его жизни, когда он неустанно продолжал свою научную деятельность. Конечно, не всё в его системе было идеально, однако она не была отметена: напротив, её совершенствуют при помощи новых научных данных.

Это означает, что его система выдержала испытание временем и по праву считается одной из лучших классификаций высших растений в мире, если не самой лучшей. Память о нём в ботанической науки сохранилась навсегда, в честь его имени до сих пор называют виды новых растений и даже животных.

Артур Акопян Антитопор




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.