Опубликовано: 22 февраля, 2017 в 23:07

Назначение Макмастера — «шаг в правильном направлении»

Назначение МакмастераНа этой неделе президенту США Дональду Трампу удалось приятно удивить своих критиков. Озвученное 20 февраля решение о назначении новым советником по национальной безопасности генерала Герберта Рэймонда Макмастера назвали удачным не только сторонники, но и большинство оппонентов главы Белого дома.

Фото: DW

У Макмастера, который заменит уволенного генерала Майкла Флинна, много поклонников в среде специалистов по безопасности. К ним можно причислить Фрэнка Силаффо, президента центра по вопросам информационной и  государственной безопасности из университета Джорджа Вашингтона. В интервью DW Килаффо, который работал в администрации США при Джордже Буше-младшем, рассказал, почему ему нравится новый член команды Трампа.

DW: Что отличает нового советника по национальной безопасности генерал-лейтенантаМакмастера от его предшественника Майкла Флинна, уволенного на прошлой неделе?

Фрэнк Силаффо: Генерал Макмастер — солдат, но одновременно и ученый — редкая комбинация. У него большой опыт ведения боевых действий, но он и научную диссертацию защитил.

Стратег, с одной стороны, а с другой — немного бунтарь: он приобрел известность тем, что ставил под сомнение общепризнанные взгляды. Но особенно важно то, что с его подачи в армии США стали заниматься исследованиями, в которых изучаются применяемые Россией гибридные методы войны, которые могут представлять угрозу для США.

Так что его назначение — то, что доктор прописал: это человек, который сумеет в коллегиальной манере работать в Совете по национальной безопасности и говорить правду начальству. Поэтому я думаю, что это сильное и мудрое решение.

Работа советника по нацбезопасности критически важна и для нее нужен человек с хорошей биографией и правильным настроем.

— А сумеет ли генерал поладить со Стивеном Бэнноном, влиятельным главным стратегом в команде Трампа и, как считается, главным идеологом?

— Это и правда будет лакмусовая бумажка — как Макмастер будет вести себя с Бэнноном и его окружением. Макмастеру в прошлом уже приходилось работать в сложных обстоятельствах.

Он — не вашингтонский инсайдер, не политик, так что его с самого начала ждет пара испытаний. Вашингтон может быть суровым местом.

У Стивена Бэннона и Майкла Флинна были общие взгляды: представление о том, что радикальный ислам представляет главную угрозу для США, негативное отношение к Ирану, желание сблизиться с Россией. Насколько назначение Макмастера повлияет на идеологическую компоненту в администрации Белого дома?

— Очевидно, что Макмастер изменит атмосферу ежедневных конференций в Белом доме. Сомнений у меня на этот счет нет. Я верю, что он пойдет тем же путем, что шел всегда.

За что его многие уважают: даже будучи генерал-лейтенантом, он всегда выступал за то, чтобы высказывались все идеи, а выбиралась лучшая.

— Макмастер закончил военную академию в Вест-Пойнте, служил в Ираке и Афганистане, но на международном уровне не особенно известен. Вы говорите, что он своего рода бунтарь. Необычная характеристика для военного.

Наверняка этот имидж возник отчасти из-за его критики американской стратегии в войне во Вьетнаме. Она изложена в книге «Нарушение долга», вышедшей в 1997 году.Какого типа мышления он придерживается и чего нам следует ожидать от него?

— В прошлом мы видели, что он любит неконвенциональные точки зрения: он повлиял на мышление и генерала Дэвида Петреуса, и генерала Стенли Маккристала в том, что касается ассиметричного противодействия боевикам в Афганистане и Ираке — причем не только на поле битвы, но и за его пределами.

Это его идея, что надо завоевывать умы и сердца местного населения. Возьмем, например, Россию: я уверен, что генерал Макмастер будет честно оценивать российские намерения и возможности. Он сможет четко обрисовать, в каких сферах мы сможем сотрудничать с Москвой, но также и призовет признать факт, что намерения России далеко не всегда чисты.

— У Макмастера репутация не только человека с нестандартным мышлением в вопросах военной стратегии, но и человека, не боящегося быть неудобным начальству. Но ведь дажена посту советника он останется действующим офицером, а значит, должен подчиняться Верховному главнокомандующему. Неужели он будет противоречить Трампу, например, когда речь зайдет о России?

— Учитывая предыдущий опыт, уверен, что будет. В прошлом он отстаивал свои взгляды, даже если это угрожало карьере. Это очень необычное качество для военного. Я знаю как минимум один случай, когда он пошел против течения в важном стратегическом вопросе, касающемся операции в Ираке.

Трудно предсказывать, конечно, как именно все будет развиваться. Но когда он считал необходимым отстаивать альтернативную мейнстриму точку зрения, он это делал. Так что я думаю, что его назначение — шаг в правильном направлении.




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.