Опубликовано: 17 марта, 2017 в 1:44

Сирийский кроссворд — Битва за Сирию продолжается

Сирийский кроссворд - Битва за СириюБоевики ИГ шаг за шагом уступают свои позиции в Мосуле иракским войскам, и центр борьбы с этой группировкой постепенно переносится на штурм Ракки.

Этот сирийский город фактически стал столицей «Исламского государства» — экстремисткой организации, запрещенной в России и ряде других стран.

Войска занимают позиции вокруг Ракки. Соединенные Штаты прислали сюда артиллерию в сопровождении небольшого воинского контингента.

Пентагон хочет гарантировать огневую поддержку наземным силам, даже если погода ограничит действия авиации.

Появляется все больше подтверждений того, что боевики ИГ ушли в глухую оборону: границы их «халифата» сужаются, и нынешний этап в деятельности этой группировки подходит к концу.

Но конец этот может также стать и началом.

Дезинтеграция «Исламского государства» как группировки, контролирующей определенную территорию, еще не означает, что будет покончено с ее идеологией.

ИГ может вернуться в подполье, продолжать пользоваться хаосом и нестабильностью в Сирии и Ираке и эксплуатировать не утихающие в этих странах межконфессиональные распри.

«Исламское государство» будет не единственной группировкой, занимающейся такой подрывной деятельностью. У него будут конкуренты, особенно в Сирии: это группы, связанные с «Аль-Каидой».

Вашингтон на обочине

Стабилизация в регионе маловероятна, независимо от того, чем закончится наступление на Ракку.

Причина этого — не в последнюю очередь в том, что в Сирии сейчас доминируют мощные региональные силы, и ни одна из них не в состоянии предложить внятный план, способный удовлетворить все стороны.

Меньше всего этого можно сейчас ожидать от Соединенных Штатов, оказавшихся на обочине сирийского конфликта.

Несмотря на обещания Дональда Трампа с новыми силами ударить по «Исламскому государству», все указывает на то, что какая бы новая стратегия ни родилась сейчас в Белом доме, она будет в лучшем случае лишь более решительной версией политики, проводившейся предыдущей администрацией.

Приоритетом для Трампа является разгром ИГ (при этом не совсем понятно, что имеется в виду под этим разгромом), и это дает основания предполагать, что план общего урегулирования ситуации в Сирии будет заботить нынешнего американского президента не больше, чем его предшественника.

К тому же ситуация в Сирии, с которой столкнется администрация Трампа, еще более усложнилась.

Политическая карта Сирии заметно изменилась.

Вмешательство России и возвращение Алеппо под контроль правительственных войск означают, что, хоть Башар Ассад и контролирует лишь отдельные части страны, положение его сейчас достаточно устойчивое.

Различные оппозиционные группы, действующие в стране, слишком разобщены и слабы, чтобы изменить положение дел.

Действия российской авиации в Сирии поддерживались иранскими военными и отрядами шиитских ополченцев. В результате Тегеран также стал важным игроком в Сирии.

Вторжение Турции в северные районы Сирии в попытке потеснить ИГ, но прежде всего — чтобы не допустить создания какого-либо курдского автономного образования на турецкой границе, также свидетельствует о серьезных интересах Анкары в этой стране.

Так что различные внутренние и внешние противоречия сплелись здесь в один клубок, превратив Сирию в полигон для региональных игроков, преследующих гораздо более широкие интересы.

Эти игроки не только вооружают сирийские стороны конфликта, как они делали в его начале, но и непосредственным образом вовлечены в конфликт — либо сами, либо через лояльных им ополченцев.

Это сложная комбинация различных сил, с которыми администрации Трампа придется иметь дело.

В этой ситуации Америка остается важным, но не решающим игроком.

При этом Вашингтон рискует быть втянутым в эту войну без ясного понимания конечной цели.

Опасения Турции

Примером запутанности этого конфликта является битва за Ракку.
Вашингтон и Анкара не могут договориться о том, кто должен участвовать в наступлении.
США предпочитают видеть в первых рядах наступающих своих союзников — курдов.

Турция, которая всегда с подозрением относится к любой активности курдов, предпочла бы, чтобы штурм возглавили поддерживаемые Анкарой ополченцы.

Директор Центра ближневосточной политики Университета Оклахомы, Джошуа Ландис, пристально следящий за событиями в Сирии, говорит, что развеять страхи турецкого президента Эрдогана перед курдами будет очень сложной задачей для Вашингтона.

«Президент Эрдоган уверен в том, что если идея Рожавы (Сирийского Курдистана) будет претворена курдами в жизнь, — говорит Ландис, — у турецких курдов появится база, которая будет поддерживать борьбу за независимость турецких курдов.

«Эрдоган боится потерять восточную Анатолию», — добавляет эксперт.

Противники и союзники

Сложность ситуации хорошо иллюстрируют также и боевые действия вокруг небольшого города Манбидж на севере Сирии.

Здесь, между позициями сирийских курдов и лояльных Турции ополченцев, американцы были вынуждены разместить своих рейнджеров на машинах с установленными на них на всеобщий обзор звездно-полосатыми флагами.

Неподалеку располагаются подразделения турецкой армии. Также сообщают о том, что в город вошло небольшое число российских военных, сопровождавших гуманитарные конвои.
Сирийские военные и их союзники уже открывали огонь по позициям сирийских правительственных войск, дислоцированных в деревнях к западу от города.

Поначалу деревни были захвачены отрядами альянса «Сирийские демократические силы», но позже отряды сирийской оппозиции в надежде остановить наступление турок уступили их войскам президента Башара Асада.

Если намерения президента Трампа как можно быстрее разгромить ИГ серьезны, он должен действовать, как считает профессор Ландис, вместе с имеющимися у американцев союзниками.

«Это «Сирийские демократические силы» во главе с курдами. В них есть арабские отряды, но ведущую роль там играют курдские Отряды народной самообороны, изначальная цель которых — автономия сирийских курдов», — говорит эксперт.

Командующие курдов горят желанием помочь американцам в их борьбе с ИГ, не в последнюю очередь для того, чтобы заручиться поддержкой Соединенных Штатов в подготовке и оснащении курдских отрядов.

Курды преследуют свои политические цели, стремясь захватить большие куски сирийской территории, контролируемые ИГ.

Как говорит профессор Ландис, им это нужно для торга с президентом Асадом о признании курдской автономии.

Сделка между Асадом и курдами?

Каковы шансы курдов достичь какого-либо соглашения?
Президент Асад, так же как и турки, не рад перспективе появления на севере страны курдской автономии.

Но сирийская армия слаба и измотана. Большая ее часть влилась в ополчения, контролируемые местными полевыми командирами.

«Вероятность победы Асада в этом споре мала. Особенно, если курды получат американскую поддержку. Россия также обдумывает возможность сделки курдов с Асадом. Поэтому шансы на некое соглашение между ними довольно велики», — считает Джошуа Ландис.

Это серьезная проблема для Турции. Она контролирует часть территории на севере Сирии.
Однако профессор Ландис не верит в то, что турки будут стараться удерживать эту территорию перманентно.

«Турция использует лояльных ей сирийских повстанцев, как против курдов, так и против Асада, — говорит эксперт. — Ее главная цель — ограничить независимость курдов и военную помощь турецким курдам».

«Если у Анкары появится возможность отдать сирийскую территорию Асаду и России в обмен на гарантии того, что сирийские курды не смогут создать курдскую автономию у турецких границ, она это сделает», — заключает Джошуа Ландис.

Россия, конечно же, является убежденным защитником территориальной целостности Сирии.

Клубок противоречий

Размотать клубок, в котором сплелись требования курдов, поддержка Москвой Дамаска и противоречия между Вашингтоном и Анкарой, будет непросто.

Но в долгосрочной перспективе, считает профессор Ландис, в каком-то виде курдская автономия в составе суверенной Сирии возможна. Точно так же США настояли на автономии курдов в Ираке.

Но ничто из вышеперечисленного не указывает на то, что битва за Ракку положит конец гражданской войне в Сирии.

Битва за Сирию продолжается.

Россия (защитник сирийского режима), Турция и Иран остаются ключевыми игроками в дипломатии сирийского конфликта.

Соединенные Штаты и их союзники — страны Персидского залива отодвинуты, помимо их воли, на обочину.

Намерение президента Трампа разгромить ИГ — это лишь часть разрешения куда более глубокого регионального конфликта, который может быть урегулирован лишь на основе всеобъемлющих дипломатических усилий. Автор: Джонатан Маркус Дипломатический обозреватель Би-би-си




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.